Новая Шахматория Семена Губницкого: Мой скромный вклад в шахматы: Книги: 

  

 

ШАХМАТНЫЙ ХАРЬКОВ (1759—2008)

 

 

 

Обложка издания 2009 года

 

 

 

     Книга издана автором в Харькове маленьким пробным тиражом.

    Волей случая, одними из первых читателей этой книги стали гроссмейстеры В. Авескулов, В. Баклан, А. Белявский, М. Бродский,

Е. Мирошниченко, А. Моисеенко, Р. Пономарев, П. Эльянов, и другие участники "матча чемпионов", состоявшегося в конце марта 2009 года

в Национальной Юридической Академии Украины в рамках "11-го Кубка Ректора".

    Автор уже получил ряд благожелательных отзывов на книгу от харьковских ветеранов шахмат, от шахматистов других городов Украины

и России, а также от русскоязычных читателей из Израиля, Германии и США.

 

    Чтобы посетители сайта могли конкретизировать свое представление о книге "Шахматный Харьков (1759—2008)", я привожу на этой странице

библиографические данные, аннотацию, "Предисловие", содержание 1-го раздела и 5 фрагментов из него, а также 5 годовых обзоров из 2-го и 3-го разделов книги и "Заключение".

 

 

    Библиографические данные

    Аннотация

    «Предисловие»

    Содержание 1-го раздела «Эпоха капитализма (1759—1917)»

    «Григорий Сковорода»

    «Общество любителей шахматной игры»

    «Шабельский»

    «Шифферс в Харькове»

    «Писатель Аверченко»

    Годовые обзоры:

    «1919»

    «1924»

    «1935»

    «1978»

    «2008»

    «Заключение»

 

 

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ

       

    ББК 75.581

    Г93

 

    Губницкий С. Б.

    Шахматный Харьков (1759—2008). — Харьков: "СИМ", 2009. — 576 с.: ил.

    ISBN 978-966-8549-54-0

    На русском языке; формат 84 х 108 1/32; твердая полноцветная обложка; бумага офсетная.

 

     ©  Губницкий С. Б., 2009

     ©  Губницкий С. Б., дизайн обложки, 2009

 

*

 

 

 

АННОТАЦИЯ

 

          Фундаментальная книга о ШАХМАТАХ, о ЛЮДЯХ, любящих шахматы, и о городе ХАРЬКОВЕ, в котором сотни лет жили, живут и творят поклонники шахмат. По сути, она является региональной летописью, предназначенной сохранить страницы 250-летней истории харьковских шахмат и творчество шахматистов, запечатлеть их образы и картины многогранного бытия.

    Книга содержит документальные исторические сведения и воспоминания, около 900 произведений шахматного творчества харьковчан (старинных и современных партий и композиций), а также фрагменты произведений художественной литературы, фотографии, картины.

    В хронологически упорядоченных годовых обзорах очные шахматы соседствуют с заочными шахматами и композицией; присутствуют разделы "шахматной рефлексии" и "шахматного фольклора".

    Адресуется шахматистам всех возрастов и любой квалификации. Особый интерес представляет для тех, кто интересуется историей шахмат на Украине.

 

*

 

 

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

 

                                                                                                                                  Шахматы — это мой мир. Не дом, не крепость,

                                                                                                                                  в которой я укрываюсь от жизненных тревог,

                                                                                                                                  а именно мир. Мир, в котором я живу полной

                                                                                                                                  жизнью, в котором я выражаю себя.

                                                                                                                                                                                            М. Таль

 

                                                                                                                                  Шахматы — моя жизнь! Но моя жизнь —

                                                                                                                                  не только шахматы.

                                                                                                                                                                                            А. Карпов

 

 

    Эта книга о ШАХМАТАХ — игре, в которой невидимый мир мысли и мечты проявляется в движении шахматных фигур, — но не только о них. Это книга о ЛЮДЯХ, посвятивших годы своих жизней любимой игре. А еще это книга о городе ХАРЬКОВЕ, в котором сотни лет рождаются

и живут, творят и любят, уходят из жизни и возрождаются в своих детях поклонники Каиссы.

    В книге "Шахматный Харьков" много сведений энциклопедического характера, но это не справочник, а летопись региональной шахматной жизни, охватывающая четверть тысячелетия; она содержит многочисленные образцы шахматного творчества харьковчан (635 полных партий, 82 фрагмента партий, 173 композиции, 286 диаграмм). В книге представлены 276 фотографий (в том числе и редкие), 4 картины, 2 рисунка. Нашлось

в ней место для фрагментов произведений художественной литературы и кратких сведений из истории Харькова.

    Шахматная жизнь в крупном городе — это сложный и разнопластный процесс, включающий в себя не только современное и общеизвестное,

но и сокрытое в глубинных анналах истории либо хранимое в памяти отдельных людей. Предназначение этой КНИГИ ПАМЯТИ — сохранить строки и страницы из истории харьковских шахмат, запечатлеть картины многогранного бытия и образы шахматистов нашего города.

    Книга адресована прежде всего харьковским шахматистам — всех возрастов и любой квалификации. Для шахматистов солидного возраста многие события, нашедшие свое отражение в книге, напомнят о годах молодости, молодым же надлежит знать о далеком и не очень далеком прошлом, чтобы не "порвалась связь времен". (Возможно, эта книга вызовет положительные эмоции и у тех, не увлекающихся шахматами, харьковчан, для кого "зеркальная струя" не просто сочетание слов, а архитектурный памятник и символ любимого города...) Автор надеется,

что книга будет интересна не только харьковчанам — ведь девиз шахматистов "Все мы — одна семья".

    В СССР было издано несколько книг в жанре региональной шахматной летописи. Одна из последних — Р. Кильматов, "Казань шахматная" (1988). В XXI веке на Украине вышли две подобных книги: В. Пак, "Шахматы в шахтерском крае" (2001) и Е. Разинкин, "Шахматный Николаев" (2004). Совсем недавно в России появилась книга Ю. Шмагина "Страницы шахматной летописи Урала" (2008). "Шахматный Харьков" занимает свое место в этом достойном ряду.

    Несколько слов о критериях и приоритетах, которых придерживался автор при написании книги.

    "Чтобы помнили". В книге представлено около 900 шахматных произведений. Не все из них высочайшего качества, хотя многие удовлетворят

и изысканным вкусам шахматных гурманов. В ряде случаев партии и композиции были для автора единственным способом сохранить память

о том или ином харьковском шахматисте.

    "Не очной игрой единой". Наряду с очными шахматами, в книге не обойдены вниманием заочные шахматы и шахматная композиция; присутствуют также материалы, относящиеся к "шахматной рефлексии" и к "шахматному фольклору".

    "Региональный эгоцентризм". Во всех обозреваемых соревнованиях указаны результаты только харьковчан. Кроме того, шахматист фигурирует в годовых обзорах только в тот период, пока он живет в Харькове. (В особых случаях это строгое правило автор позволяет себе нарушить.)

    "Шире круг". Среди нескольких тысяч упомянутых в книге фамилий читатель найдет не только известных гроссмейстеров и мастеров,

но и сотни рядовых любителей шахмат. Многие фамилии лишь единожды промелькнут на страницах книги, фамилии же других, оставивших заметный след в истории харьковских шахмат, повторятся десятки раз. Автор не берется сопоставлять жертвенные вклады шахматистов, принесенные на алтарь Каиссы, и для него, например, скромное достижение инженера Бурундуковского, выигравшего в 1939 году турнир

соседей по лестничной площадке, не менее значимо, чем достижение каким-либо молодым шахматистом звания мастера ФИДЕ в 2008 году.

Тем же, кто полагает, что вклад в историю шахмат прямо пропорционален чемпионскому титулу, международному званию и рейтингу, возразим началом известного четверостишия О. Хайяма (в переводе О. Румера):

Живые пешки мы, а опытный игрок,

                                                                                      Что нами двигает, — не кто иной, как Рок.

                                                                                      На доску бытия нас для игры он ставит...

    Так будем же, пока можем, двигаться по доске шахматного бытия.

 

Благодарности

 

    Как и всегда в книгах указанного жанра, "Шахматный Харьков" не мог выйти в свет без разносторонней помощи многих людей.

    Прежде всего, автор выражает глубокую благодарность большому любителю шахмат Анатолию Николаевичу Квитко. Именно после беседы

с ним размышления автора о надобности задуманной книги переросли в твердую убежденность, необходимую для начала работы. Кроме того, Анатолий Николаевич в нелегкое время оказал существенную финансовую поддержку проекта, без чего издание книги могло задержаться на годы.

    Автор благодарит Владимира Анатольевича Квитко за компьютерные ресурсы, любезно предоставленные для серии рабочих распечаток.

    Моя искренняя признательность всем харьковчанам, которые в интересах Шахмат предоставили партии и композиции, тексты, фотографии, картины и другие материалы для этой книги.

    Благодарю коллектив Библиотеки им. Короленко, почти год терпеливо сносивший многочисленные запросы автора, а также сотрудников Харьковского исторического музея, предоставивших для ознакомления несколько любопытных фотографий из архивов музея.

 

   

                                                         Библиотека им. Короленко                                 Исторический музей

 

    Выражаю благодарность кандидату в мастера Ольге Анатольевне Ивановой-Кравец, внесшей посильную лепту в корректуру оригинал-макета.

    Наконец, моя особая отцовская благодарность дочери — Юлии Губницкой, которая вынесла тяжелое бремя частых обсуждений текста

с дотошным автором, фотографировала многих "фигурантов" книги, а также выполнила большую работу по компьютерной подготовке рукописи

к печати.

    Приношу извинения читателям за авторский субъективизм, оставшиеся "белые пятна", неполноту сведений о результатах харьковчан в тех

или иных соревнованиях (что отмечено в тексте вопросительными знаками), а также за неизбежные неточности (ведь одних только фамилий харьковских шахматистов в книге упомянуто 1230).

    Автор с благодарностью примет все замечания и пожелания.

 

*

 

 

 

СОДЕРЖАНИЕ РАЗДЕЛА «ЭПОХА КАПИТАЛИЗМА (1759—1917)»

 

    Григорий Сковорода

    Андрей Кронеберг и его шахматное наследие

    Общество любителей шахматной игры

    Шабельский

    Янкович

    Писатель Гаршин

    Ромашкевич

    Шифферс в Харькове

    О харьковском матче Стейниц — Шифферс

    Харьковчане играют в первых Всероссийских турнирах

    От кондитерской Дирберга до 19-го конгресса в Мангейме

    В Благородных собраниях

    Писатель Аверченко

    Розанов

    Мастер Руднев

 

*

 

 

Григорий Сковорода

 

    В авторитетной книге "Шахматы. Энциклопедический словарь" в статье "Украина" указано: "Интерес к шахматам в XVII—XVIII веках проявляли [...] поэт и философ Г. Сковорода (1722—1794)". Григорий Сковорода немало лет прожил в самом Харькове и в Харьковской губернии, что дает основание без какой-либо натяжки привести его прославленное имя в этой книге.

    (Как известно, в 1759 году Сковорода приступил к преподаванию в харьковском Коллегиуме. Вполне вероятно, что, "проявляя интерес

к шахматам", в этом году он сыграл в нашем городе несколько партий. Вот почему именно этот год автор книги положил в начало отсчета.)

    Не стремясь превратить знаменитого украинского поэта и философа в известного шахматиста, но желая документально подтвердить отношение

Сковороды к шахматам, ограничимся цитатой из произведения "Разговор о старости" (Г. Сковорода. Повне зiбрання творiв, т. 2, 1973, с. 178—201):

"Пущай же для молодых военные уборы, лошади, ружья, копьи, пущай реки преплавают, взапуски бегают, а для нас, стариков, из многих своих игор

оставлят шахматы да картиожную игру, и то если захотят, потому что старость и без сего может жить щасливо".    

 

*

 

 

Общество любителей шахматной игры

 

    В последней трети XIX века в России шахматисты, как правило, группировались около какого-либо сильного игрока-энтузиаста. В Харькове

таким шахматным энтузиастом был Михаил Шабельский. Он был несомненным лидером кружка харьковских любителей игры в шахматы. Благодаря организационным усилиям Шабельского в 1878 году состоялся раритетный заочный матч, в котором один из лучших шахматистов России той поры Михаил Чигорин сыграл две партии против четырех харьковских шахматистов (обе партии Чигорин выиграл). Приводим одну

из этих партий.

 

    Чигорин — город Харьков (по переписке, 1878)

    Примечания М. Чигорина

    1. е4 е5 2. f4 ef 3. Nf3 g5 4. Bс4 g4 5. 0-0 gf 6. Qf3 Qf6 7. d3 Bh6. (Лучше все же 7... d5; заслуживает внимания и 7... Nc6.) 8. Nс3! Ne7

9. Bf4 d6. (Весьма недурная зашита.) 10. Bh6 Qh6 11. Qf7 Kd8 12. Rf6 Qg5!. (Лучший ход. Черные должны защищать поле g7.) 13. Rаf1. (Атака посредством 13. h4 ни к чему не ведет: 13... Qh4 14. Qg7 Ng6! и т. д.) 13... Bh3. (Здесь и на следующем ходу на 13... Rg8 последовало бы 14. Qg8 Ng8 15. Rf8 Kd7 16. Rg8, и белые легко выигрывают.) 14. R6f2 Nbc6 15. Bе6 Be6 16. Qе6 Ng6 17. Nd5!. (На 17. Rf7 последовало бы 17... Nce5.) 17... Nce7. (Если 17... Qe5, то 18. Qh3! Nce7 19. Rf7 или 19. Nf6 Nf8 20. Ng8, выигрывая по меньшей мере пешку и угрожая Nf6.) 18. Nf6 Nf8.

 

                                                                                               1

 

    19. Qf7!. (Белым необходимо вызвать ход Qg6, чтобы черные не могли защитить свою ладью ходом Ng6, когда ладья будет атакована белым ферзем (см. следующее примечание).) 19... Qg6 20. Qb3 Rb8 21. Nd5! Qg7. (Белые грозили ходом Qс3 (нападая на  ладью h8 и пешку с7). Если бы поле g6 было свободно, то черные могли бы предупредить эту атаку белых ходом Nfg6.) 22. Ne7 Qе7 23. Rf7. (Белые могли получить преимущество и другим способом, именно, играя 23. Qс3. Тогда для черных лучше всего было бы жертвовать ферзя: 23... Ng6! 24. Rf7 Kd7.)

23... Qе8 24. Qс3 Nd7 25. Qg7 c5. (Черные не могли спасти фигуру.) 26. Rd7 Qd7 27. Qh8 Kc7 28. Qf6 Re8 29. Qf5 Re6 30. Rf3 Kc6

31. с3 Kc7 32. d4 cd 33. сd Qe7 34. Qf7 b5. (Если 34... Rе4, то 35. Qс4 Kd8 36. Qg8 и т. д.) 35. Qg8 Qd7 36. Qа8 Kb6 37. Qb8 Qb7 38. Qb7 Kb7 39. Rf4 1:0.

 

    А где же собирались харьковские шахматисты в эти годы, кроме сословных и привилегированных клубов, чтобы поиграть в любимую игру?

В соответствии с западноевропейскими традициями — в заведениях, где можно было закусить и выпить. Наиболее часто посещаемым шахматистами заведением была известная в Харькове кондитерская Дирберга (располагавшаяся на углу Старо-Московской улицы

и Петровского переулка). Здесь ограничимся редкой фотографией, на которой видно пристанище шахматистов (присмотревшись, можно различить

вывеску), но далее указанная кондитерская промелькнет перед взором наблюдательного читателя еще не единожды...

 

Ил. 1. Слева дом, где была кондитерская Дирберга

 

    Шахматисты Харькова не только играли между собой, но и устанавливали контакты с единомышленниками в других городах России и даже

за ее границами. Вот часто цитируемые строчки из редактируемого Чигориным петербургского журнала "Шахматный листок" № 9—10 за 1879 год:

    "Удивительные люди — эти шахматисты провинций. Недавно нас уведомили из Парижа, а потом мы сами прочитали во французском шахматном журнале, что Харьков играет с Безансоном, и в Харькове не нашлось ни одного человека, кто бы сообщил нам об этом своевременно. [...]

    А шахматные силы в России есть. Целый ряд партий по переписке, как нам известно, играется и в эту минуту. Московский кружок играет две партии с харьковским. [...] Кроме того, играют между собой отдельные игроки Петербурга, Москвы и Харькова".

    Появление новой организационной формы для частного кружка шахматистов Харькова было предопределено. Такой формой стало "Общество любителей шахматной игры в городе Харькове". Первый устав Общества был утвержден 6 марта 1882 года.

 

    Из газеты "Харьковские губернские ведомости", 18.03.1882:

    "Мы узнали, что устав Харьковского общества любителей шахматной игры утвержден".

 

    Следующим этапом деятельности Общества стала организация шахматного клуба, а также подготовка и проведение (8 апреля 1882 года) общего собрания членов этого клуба.

 

    Из харьковской газеты "Южный край", 10.04.1882:

    "8 апреля в помещении больницы Харьковского медицинского общества [Ул. Пушкинская, 14. — С. Г.] состоялось первое общее собрание членов недавно утвержденного шахматного клуба. Сейчас клуб имеет 62 члена, которые уплатили по 6 руб. вступительных взносов. Общее собрание, на которое явились 30 членов, выслушало и утвердило отчет предшествующего временного правления, и потом были проведены выборы членов постоянного правления. Выбраны такие лица: профессора [Харьковского университета. — С. Г.] Кузнецов А. Х. и Морозов Ю. И., врач Шабельский и г-н Осипов [Домовладелец и жертвователь — С. Г.], а кандидатами — г.г. Беклемишев [Ректор Академии художеств. — С. Г.]

и Гальперин.

    Вследствие мизерности денег, которые имеет в своем распоряжении правление, общество решило оставить клуб в том же помещении".

 

Ил. 2. Больница Харьковского медицинского общества.

Снимок сделан на рубеже XIX—XX веков

 

    "Южный край", 11.04.1882:

    "Председателем правления избран Кузнецов, казначеем — Морозов и секретарями — Шабельский и Осипов. Общество образовалось

из частного кружка любителей игры. Хотя деньги нового клуба еще небольшие, благодаря незначительным расходам и увеличению числа членов, которое продолжает расти, хозяйственная часть общества удовлетворительная. За три месяца существования кружка было сыграно 1243 шахматные партии. В конце января состоялся турнир 14 лучших игроков. Приз турнира, собранный из взносов участников, завоевал Шабельский, который занял первое место. [...] При клубе есть уже небольшая библиотека. Собираются в клубе по понедельникам и четвергам вечером. Гости

платят за вход 20 коп. За каждую сыгранную партию платят в кассу клуба по 5 коп".

 

    "Харьковские губернские ведомости" (22.04.1882):

    "В Харькове, как известно, разрешен клуб любителей шахматной игры. Членский взнос годовой 6 р., полугодовой 3 р. В настоящее время любители этой игры собираются с шести часов вечера по понедельникам и четвергам в помещении при лечебнице медицинского общества

на Немецкой улице близ синагоги. Гости платят за вход 20 коп. С каждой проигранной партии взимается 5 коп., и на собранные таким образом деньги подается бесплатно чай. Обыкновенно собирается человек 30 игроков; имеются шахматные издания и книги".

 

    "Харьковские губернские ведомости" (19.05.1882):

    "О существовании в Харькове с недавнего времени шахматного клуба мы уже сообщали. Теперь нам передают некоторые сведения из жизни этого клуба. Число членов клуба [...] в настоящее время достигло уже 75; но далеко не все посещают вечерние собрания. [...] Председатель клуба профессор А. Х. Кузнецов, вице-председатель профессор И. П. Морозов. Помещение для вечерних собраний, на которых могут присутствовать

и гости с платою 20 коп., очень небольшое, почему предположено переменить его, присоединив к шахматам хороший биллиард. В настоящее время между 12 членами клуба происходит шахматный турнир. Но гораздо более чем этот турнир интересуют любителей шахматной игры две партии

в переписке с московским шахматным кружком. Партии с Москвой начаты с марта на следующих условиях: приз за каждую партию 50 руб.;

на обдумывание хода дается два дня. До сих пор с обеих сторон в одной партии сделано 10 ходов, в другой 5. В консультации со стороны Москвы участвуют известные в шахматном мире игроки: Соловцов, Шмидт (старый игрок, автор шахматных сочинений), Гельвиг (игравший на собрании шахматистов в Москве одновременно 8 партий с закрытыми глазами), Даненберг и др.; со стороны Харькова: Шабельский, Гальперин, Коченовский, профессора Кузнецов и Морозов, управляющий Харьковского отделения Волжско-Камского банка Бекман и Вебер".

    Не следует удивляться мелочности денежных расчетов за сыгранные партии. Масштаб цен в те времена был такой, что копейка весила немало. А клубу она была ой как необходима! Уже спустя год своего существования клуб начал остро ощущать недостаток денег. В поисках выхода члены клуба обратили внимание на тот пункт клубного устава, который запрещал в его стенах азартные игры. А что, если отменить этот пункт? Так и сделали. Уже 16 июня 1883 года власти утвердили новый, измененный устав клуба. Представляем этот уникальный документ с небольшими сокращениями.

 

УСТАВ

общества любителей шахматной игры в г. Харькове

    "Утверждаю"

    За министра, Товарищ Министра Внутренних Дел, заведывающий полицией

    Генерал-лейтенант Оржевский.

 

Цели и состав Общества

    1. Цель Общества — иметь постоянное помещение для игры в шахматы, стараться распространять ее, служить центром сближения для любителей этой игры, а также доставлять членам Общества и их семействам разного рода удовольствия, допускаемые в общественных собраниях.

    2. С этой целью в помещении Общества, кроме игры в шахматы, допускаются все другие игры, за исключением азартных или таких,

о воспрещении которых в общих собраниях состоялось правительственное распоряжение, а также устраиваются балы, маскарады, танцевальные, музыкальные и литературные вечера, драматические представления и т. п. увеселения.

        [Примечание относительно цензуры текстов драматических представлений опущено. — С. Г.]

    3. Обществу предоставляется право иметь собственную библиотеку, которая подчиняется Высочайше утвержденным 6 апреля 1865 года правилам о цензуре и печати. Порядок пользования библиотекой определяется Правлением Общества.

    4. Общество состоит из членов: действительных и почетных. Лица, подписавшие устав Общества, утвержденный господином министром внутренних дел 6 марта 1882 г., считаются учредителями Общества, а именно: Коллежский регистратор Эдуард Георг фон Бекман, поручик Василий Степанович Безкровный, поручик артиллерии Петр Ричардович Богуславский, надворный советник доктор медицины Ульрих Леопольдович Герценштейн, харьковский купец Иван Кириллович Гришенко, граф Иосиф Филиппович Доррер, харьковский 1-й гильдии купеческий сын Соломон Яковлевич Дайхес, профессор харьковского университета Александр Харитонович Кузнецов, дворянин Виктор Иванович Потресов, частный поверенный Болеслав Александрович Радомский и надворный советник врач Михаил Александрович Шабельский.

    5. Членом Общества может быть всякий, за исключением:

       1) Лиц женского пола и недостигших совершеннолетнего возраста, кроме лиц, имеющих классные чины.

       2) Воспитанников учебных заведений, юнкеров и нижних чинов.

       3) Членов, раз исключенных из этого Общества.

       4) Лиц, подвергшихся ограничению прав по суду.

    6. Лица, желающие поступить в число действительных членов, рекомендуются двумя членами Общества. Рекомендующие члены ручаются, что их кандидат удовлетворяет условиям, выраженным в пункте 6, и предоставляют следуемый по пункту 9 взнос. За сим Правление выставляет о том объявление, и, по истечении 2 недель, кандидат предлагается к баллотировке в ближайшем общем собрании членов.

    7. Выбаллотированным считается тот, кто получил более половины наличных членских шаров, о чем извещается посылкою устава, членского билета, и затем пользуется всеми правами действительного члена. Лица же забаллотированные могут быть вновь предложены в члены не раньше как через год.

    8. Действительные члены вносят ежегодно в кассу Общества, в течение января месяца, определенный общим собранием членский взнос. [...]

    10. Лица, пользующиеся особым уважением и известностью среди любителей шахматной игры, или оказавшие услуги Обществу, могут быть избираемы в почетные члены. Избрание их производится по предложению Правления или десятью членами Общества, но не иначе как

по большинству 2/3 голосов всех присутствующих в общем собрании членов. Почетные члены, освобождаясь от взносов, определенных в пункте 9, пользуются всеми правами действительных членов.

    11. Кроме членов помещение Общества могут посещать, в качестве гостей, посторонние лица, удовлетворяющие требованиям пункта 6 этого устава, но не иначе как по письменной рекомендации какого-либо из членов и с платою за вход, размер которой определяется общим собранием членов. Рекомендация членов не требуется в дни маскарадов, музыкальных и литературных вечеров и драматических представлений.

Заведывание делами Общества

    12. Делами Общества заведывает Правление.

    13. Правление состоит из десяти членов. Кроме членов, на время их болезни или продолжительного отсутствия, избираются еще четыре кандидата. [...]

    16. К обязанностям Правления относятся: [...]

         ж) назначение цены кушаньям, напиткам, картам, шахматной и биллиардной игре и другим играм [...].

    17. Для обсуждения дел и распоряжений члены Правления собираются 1-го числа каждого месяца, а в другое время — по приглашению того

из членов Правления, по части которого возникает вопрос, требующий разрешения. На каждом заседании Правления ведется журнал, за подписью присутствующих в заседании членов Правления. [...]

    20. Для каждодневного наблюдения за порядком члены Правления ведут между собой очередь дежурству. [...]

    22. Поступающие в кассу Общества суммы вносятся казначеем на имя Общества в одно из кредитных установлений для приращения процентами. В кассе Общества может храниться для текущих расходов не более 200 рублей. [...]

    26. Кроме Правления и Ревизионной Комиссии, для заведывания специально шахматной деятельностью Общества, избирается в годичном общем собрании членов Шахматный Комитет — из наиболее сильных и уважаемых игроков Общества, список которых предоставляется Правлению шахматными игроками за неделю перед общим собранием.

    27. Комитет состоит из четырех членов, которые избирают из своей среды Председателя и Секретаря.

    28. Комитет устраивает турниры, конкурсы решения задач и другие шахматные состязания на призы от Общества; составляет правила, которыми должны руководствоваться лица, играющие в шахматы в помещении Общества; ведет шахматные партии по переписке; изыскивает

и принимает меры для поддержания и развития интереса к шахматной игре; доставляет возможность проживающим в деревне приобретать, через посредство Комитета, шахматы, шахматные доски, периодические и отдельные издания по шахматной игре, и доставляет справки по всем вопросам о шахматной игре.

    29. Средства для означенной цели Комитет получает от Общества в свое распоряжение, согласно смете, представляемой на утверждение годичного общего собрания.

    30. Харьковское Общество любителей шахматной игры имеет собственную печать с надписью: "Печать Общества любителей шахматной игры в г. Харькове".

Пребывание в помещении Общества

    31. Время каждодневного открытия помещения Общества определяется Правлением. В три последних дня Страстной недели, в 1-й день

Св. Пасхи и в 1-й день Рождества Христова помещение Общества остается закрытым.

    32. Пребывание в помещении Общества разрешается до 1 1/2 часа пополуночи. Остающиеся после сего времени посетители платят при выходе штраф в пользу Общества по следующему распределению:

        За первые полчаса —         30 коп.

        За вторые         —         90 коп.

        За третьи         —  2 руб. 10 коп.

        За четвертые      —  4 руб. 50 коп.

        За пятые          —  9 руб. 30 коп.

        За шестые         — 18 руб. 90 коп.

        За седьмые        — 38 руб. 10 коп.

        Через четверть часа после истечения последнего штрафа, т. е. в 5 часов утра, собрание обязательно закрывается.

        Примечание. В дни, назначенные для балов, маскарадов, семейных вечеров и т. п., штрафы с членов и гостей не взимаются.

    33. Все без исключения члены и гости, при взаимных сношениях между собою, должны соблюдать вежливость и приличие; члены же Правления не допускать со своей стороны произвола; при этом никто из посетителей в помещении Общества не имеет права делать им замечаний, касающихся действий их по управлению.

    34. Дежурный член Правления, заметив лично, или получив заявление о нарушении порядка, требований приличия или вежливости со стороны кого-либо из членов или гостей, делает ему о том напоминание. В случае повторения нарушения порядка тем же самым лицом или при совершении кем-либо из посетителей действий, нетерпимых в Обществе, дежурный или наличный член Правления приглашает нарушителя оставить собрание,

а относительно неповинующегося принимает меры к его удалению.

    35. Если Правление признает, что какой-либо член Общества за свои действия подлежит исключению из Общества, а гость лишению навсегда права входа в помещение Общества, то дело с заключением своим вносит в ближайшее общее собрание. Исключение членов и гостей

из Общества производится большинством 2/3 голосов присутствующих в общем собрании членов.

    36. Как члены, так и посетители Общества при игре в шахматы, на биллиарде в карты и другие игры, обязаны руководствоваться теми правилами, которые будут утверждены Правлением. Случающиеся недоразумения разрешаются дежурным членом Правления, решения которого обязательны для играющего.

    37. В помещении Общества должны быть отведены отдельные комнаты для игры в шахматы (и шашки), равно как для игры в карты

и на биллиарде, причем в каждой из этих комнат, кроме предназначенной игры, никакие другие игры не дозволяются.

    38. Всякий расчет по игре должен быть окончен вместе с игрою. Переводы долгов не допускаются, и каждый обязан удовлетворить того, кому он проиграл. Рекомендовавший гостя член отвечает как за поведение его, так и за все долги его по буфету и игре в помещениях Общества.

    39. Если проигравший (член Общества) не заплатит проигрыша, то выигравший член может вписать имя должника в имеющуюся для этого долговую книгу — не позже 3 дней после игры, — иначе теряет право на содействие Правления Общества. Если же лицо, не сделавшее расчета немедленно после игры, будет гость, то лицо, выигравшее у него, может записать его имя и имя рекомендовавшего его члена в долговую книгу — только в этот день или в следующий, — в противном случае также лишается права на содействие Правления Общества.

    40. Не получивший выигрыша гость записывает неуплатившего проигрыш в долговую книгу, при посредстве рекомендовавшего его члена,

а в случае отсутствия сего последнего — через дежурного члена Правления, с соблюдением установленных в предыдущем пункте сроков.

    41. Члены Правления ежедневно рассматривают долговую книгу и, узнав о долге по игре, немедленно приглашают должника заплатить долг; впредь же до уплаты должник (хотя бы он был и член Общества) лишается права посещать собрание.

          Примечание. Правило это должно быть строго соблюдаемо.

    42. По миновании 2 недель после первоначального записывания лица в долговую книгу Правление извещает записавшего о неполучении уплаты

и, вместе с тем, посылает члену, задолжавшему по игре, или рекомендовавшему задолжавшего гостя повестку об уплате долга в течение недельного срока с предварением, что при неуплате в этот срок он будет исключен Правлением из числа членов Общества без баллотировки,

что и приводится в исполнение при неуплате в назначенный выше срок.

         Примечание. Для указанной цели, в конторе Правления должна быть адресная книга всех членов Общества.

Правила вечеров, балов, маскарадов

    43. Танцевальные и музыкальные вечера, балы и маскарады назначаются по распоряжение Правления Общества, о чем заблаговременно делается публикация печатными объявлениями.

    44. Члены и их семейства (женского пола) на семейные и танцевальные вечера и балы имеют вход бесплатный, за исключением тех случаев, когда Правление, ввиду усиленных расходов по устройству вечера или бала, найдет необходимым назначить входную плату и для членов,

но, во всяком случае, размер этой платы не должен превышать 1/2 платы с гостей.

    45. Входная плата с гостей, членов и их семейств определяется Правлением на все случаи.

    46. Во время маскарадов лица женского пола обязательно должны быть в масках.

          Примечание. Снятие маски дозволяется только в уборной и столовой.

    47. Лица обоего пола сохраняют право танцевать лишь с теми, с кем пожелают. Выражение неудовольствия по поводу отказа не дозволяется, хотя бы отказавшее лицо продолжало танцевать с другими.

    48. В дни, назначенные для танцевальных вечеров, балов, маскарадов, дежурный член Правления исполняет все обязанности хозяина в доме, следит за порядком и приличием танцев, принимает гостей и проч.

Общие собрания членов

    49. Общие собрания членов созываются Правлением 2-го числа каждого месяца, а экстренно — по его усмотрению, кроме того, также

по заявлениям, подписанным не менее 20-ю членами Общества, или заявлениям членов Ревизионной Комиссии и Шахматного Комитета.

О созвании годичного собрания, а равно и собраний, в которых должны быть разрешены вопросы о сверхсметных расходах, об исключении членов из Общества, или собраний, созываемых по требованию членов, а также и в других важных случаях, — должна быть произведена, за неделю

до собрания, публикация в местной газете. Одновременно с этим должно быть выставлено объявление в помещении Общества, а членам, живущим

в Харькове, которые не расписались на этом объявлении, о созыве общего собрания должны быть посланы повестки.

    50. Общее собрание считается действительным, когда соберется не менее одной трети всех членов Общества.

          Примечание. Если в назначенное Правлением для общего собрания время не соберется одной трети всех членов Общества, то общее собрание объявляется несостоявшимся, и затем Правлением назначается новое общее собрание, которое разрешает уже все предложенные

в предшествовавшем собрании вопросы окончательно, независимо от числа явившихся в оное членов.

    51. Общее собрание избирает каждый раз из среды своих членов председателя и секретаря, причем на годичном собрании обязанность председателя не может быть возложена ни на одного из членов Правления, Ревизионной Комиссии или Шахматного Комитета, и, кроме того, самое избрание председателя в этом собрании (годичном) должно производиться закрытой баллотировкой.

    52. Председатель общего собрания ставит на очередь вопросы, подлежащие обсуждению, руководит прениями и наблюдает за баллотировкой.

    53. Подлежащие обсуждению общего собрания вопросы разрешаются простым большинством голосов присутствующих в общем собрании членов, кроме случаев, указанных в пунктах 11, 36 и 59.

    54. Вопросы, разрешенные в общем собрании в известном смысле, положительном или отрицательном, могут быть подвергаемы вновь обсуждению не ранее как через год.

    55. Подача голосов производится посредством закрытой баллотировки. Если же председатель общего собрания признает возможным произвести

голосование какими-либо иными простейшими способами, то они допускаются, если не последует протеста со стороны не менее 3 членов Общества против подобного голосования.

    56. Баллотировка в общем собрании производится каждым только за себя, без права передавать свой голос другому.

Об изменении и дополнении устава

    57. Если бы в последствии, по указанию опыта, Общество признало полезным изменить в каком-либо отношении или дополнить настоящий устав,

то по определению годичного общего собрания, большинством 2/3 голосов, может быть представлено о том на разрешение Правительства.

О прекращении дел Общества

    58. Прекращение дел Общества может последовать или по распоряжению Правительства, или в случае невозможности существования Общества за недостатком средств.

    59. По прекращении дел Общества и по удовлетворению всех обязательств его оставшемуся имуществу уделяется назначение по определению общего собрания с разрешения на то Правительства.

                                                       Печатать разрешается 5 июля 1883.

                                                       Харьковский губернатор Калачев.

                                                       Харьковская типография М. Зильберберга, Рыбная ул., дом 25.

 

    Не прошло и полгода, как клуб перебрался в новое, комфортабельное и хорошо оборудованное помещение. (В 1-м томе книги Н. Олейника

и Ю. Роста "История физической культуры и спорта на Харьковщине" есть указание на игорный дом "Шахматы-Домино", однако его адрес установить не удалось...) Тут посетителей привлекали и буфет, и биллиардные комнаты, и зеленые карточные столы. С этого времени число членов клуба быстро выросло до двухсот, хотя едва ли 25 из них играли в шахматы...

    Корреспондент одной из газет писал: "В Харькове открыли было шахматный клуб, где назначили дни и для танцев, но за короткое время он превратился в картежный... С этого времени бедные шахматы лишь изредка появляются на своих маленьких жалких столиках, тогда как карты

в будь-какой час весело и горделиво разгуливают по зеленому полю. И клуб сберег лишь название шахматного..."

    И все же, даже при таких условиях, харьковские шахматисты сумели сделать неординарный шаг для популяризации в городе любимой игры —

в 1884 году в Харьков на гастроли был приглашен не кто-нибудь, а сам Михаил Чигорин.

 

*

 

 

Шабельский

 

    Детские годы Михаила Шабельского (1848—1909) прошли в родовом имении Ступки Бахмутского уезда Екатеринославской губернии (ныне Артемовский район Донецкой области). Гимназию с золотой медалью юноша окончил в Харькове, здесь же после окончания медицинского факультета университета (1872) служил военным врачом. Шабельский жил в Харькове до 1888 года, затем его перевели в Киев, а оттуда, спустя несколько лет, в Петербург. Там Шабельский служил в Министерстве финансов в должности чиновника по особым поручениям, а с 1901 года

до выхода в отставку в 1907 году — пробирным инспектором. Умер Шабельский в Ялте в 1909 году, на год пережив Чигорина, близким другом

и постоянным сотрудником которого он был более 30 лет.

    Как уже упоминалось, Шабельский — первый чемпион Харькова (1882 года).

    Живя в Петербурге, он становился призером ряда столичных турниров. (В сильном по составу турнире 1900 года, который игрался на дому

у Чигорина, он занял почетное седьмое место, набрав 8 очков из 18 возможных. Первое и второе места там разделили Чигорин и Левин, набрав

по 14,5 очков из 18).

    Шабельский был одним из сильнейших русских шахматистов-заочников. В июле 1882 года в Москве вышел первый номер "Шахматного журнала". Однако в октябре того же года журнал (№ 3—4) прекратил свое существование, оставив заметный след в истории игры по переписке.

По его инициативе был организован первый заочный турнир в России. Турнир длился три года. Из 12 участников закончили соревнование 8. Первый приз завоевал Шабельский.

    Шабельский был и видным шахматным литератором.

    "Шахматы" — двухнедельный журнал, издававшийся в Петербурге в январе — июне 1894 года. (На № 12 издание прекратилось.) Номинальным редактором числился М. Федоров, фактическим редактором и основным автором был Чигорин. Среди его помощников историки шахмат выделяют Шабельского.

    Шабельский — автор многих статей по вопросам истории, теории и методики шахматной игры. Свои взгляды на игру по переписке Шабельский изложил в статье, опубликованной в петербургском "Шахматном журнале" (1902): "Партии по переписке и между не первоклассными игроками могут дать для теории весьма много, если они организуются правильно, с определенно поставленными задачами исследования того или иного вопроса. Для того чтобы быть первоклассным шахматистом-практиком, кроме шахматного таланта... требуются и другие данные — находчивость, выдержка, стойкость, да к тому же и обширная практика за доской. Имеется немало шахматистов, обладающих значительным шахматным талантом, в смысле нами указанном, но не обладающих вышеперечисленными свойствами характера, необходимыми для первоклассного практика. В игре за доской, особенно в турнирах, такие шахматисты успеха иметь не будут. В игре же по переписке их талант может проявиться вполне, так как эта игра не требует тех данных характера и темперамента, которых им недостает. Они могут в этой области дать партии, не уступающие по глубине и красоте и красоте замысла и исполнения произведениям шахматистов первоклассных".

    В книге В. Пака "Шахматы в шахтерском крае" (2001) приведен такой примечательный эпизод: "В 1900 году Шабельский на короткое время приехал в родное село, где провел сеанс одновременной игры на 10 досках, рассказал крестьянам о своем житье-бытье и подарил детям пять комплектов шахмат".

    Из воспоминаний М. Эвенсона "Чигорин на Киевском турнире 1903 г.": "В первое же воскресенье, в свободный от игры день, председатель Киевского шахматного общества Плятер устроил обед в честь Чигорина. На обед были приглашены кроме Шифферса, если не ошибаюсь, только Бреев, бывший секретарем шахматного общества; затем М. А. Шабельский, большой любитель шахмат, и я. Шабельский был военным врачом

в приграничной полосе и с трудом получил кратковременный отпуск, чтобы иметь возможность прибыть в Киев на турнир, а главное, как он признался, чтобы повидать Чигорина. Шабельский стал расспрашивать М. И. об его впечатлениях от встреч с мировыми знаменитостями

на турнирах и матчах. М. И. остановился особенно на своих встречах со Стейницем".

 

    Шабельский — Виноградов (по переписке, 1882—1883)

    Турнир "Шахматного журнала"

    Примечания М. Чигорина

    1. e4 e5 2. f4 ef 3. Nf3 g5 4. Bc4 g4 5. 0-0 gf 6. Qf3 Qf6 7. d3. (Это продолжение атаки введено в употребление петербургскими игроками

в 1877 г., и против нее еще не найдено такой положительной защиты, которая указана в многочисленных вариантах при атаке 7. e5. Цукерторт возвращается к прежней защите черных 6... Qe7.) 7... d5. (Эта защита была указана Чигориным в "Шахматном листке", 1878, февраль. Ход 7... Bh6 менее хорош, тогда последует 8. Nc3! Ne7 9. Bf4 Bf4 10. Qf4 и т. д.; белые получают по меньшей мере три пешки за фигуру; разбор этой защиты помещен там же.) 8. ed. (Лучше, чем брать слоном; тогда черные ответят 8... c6 и 9... Be6. Ход 8. ed дает очень сильную атаку в связи

со следующим ходом 9. Nc3.) 8... Bh6 9. Nc3! Ne7 10. Ne4 Qh4 11. d6. (М. А. Шабельский признает этот ход сильнейшим в данном положении; мы не разделяем его мнения и предлагаем играть прежде 11. Bd2. В одной из партий Шифферса с Чигориным было продолжение 11. Bf4 Bf4

12. Qf4 Qf4 13. Rf4 f5 14. Nf6 Kf7. На ход же 11. d6 лучший ответ черных 11... Nf5 12. dc Nc6 13. Nc5 Nd4 14. Qe4 Kf8, и белые не могут сейчас брать пешку f4, а на 15. Bf7 последует прежде 15... Bf5.) 11... f5 12. Qh5 Ng6. (Очевидно, что черные теряют фигуру, если берут ферзя.) 13. Nf6. (Лучше было бы прежде брать ферзя, так как теперь черным следовало брать коня 13... Qf6 и на 14. Re1 играть Kd8 и т. д., а на 14. dc Qg5 —

15. Re1, или Qe2 Kf8, или Kd7.) 13... Kd8 14. dc Kc7 15. Nd5 Kd8 16. Qh4 Nh4 17. Bf4 Bf4 18. Nf4 Nc6 19. Rae1 Ng6. (Лучше было бы вывести слона 19... Bd7.) 20. d4 Rf8 21. d5 Na5 22. Bd3 b6 23. b4 Nb7 24. c4 Bd7 25. Ne6 Be6 26. Re6 Rc8 27. h4 Nh4 28. Rh6 Ng6 29. Rh7 Ne7

30. c5 bc 31. Ba6 Nd6 32. Bc8 Ndc8 33. bc Nd5 34. Rd1 Ne7 35. Re7 Ke7 36. Rd5 Ke6 37. Rd6 Ke5 38. Ra6 Rc8 39. c6 Kd5 40. Ra5 Ke6

41. Rc5 Kd6 42. Rf5 Kc6 43. g3 Kd6 44. Kg2 Rc2 45. Rf2 Rc5 46. Kh3 1:0.

 

    Шабельский — Чигорин (по переписке, 1884)

    Турнир журнала "Всемирная иллюстрация"

    Примечания М. Чигорина

    1. e4 e5 2. Nc3 Nc6 3. f4 ef 4. Nf3 g5 5. h4 g4 6. Ng5 h6 7. Nf7 Kf7 8. d4. (Атака в гамбите Гампе-Альгайера весьма сильна, а защита черных крайне трудна. 8. d4 был лучший ход.) 8... d6. (Эту защиту из всех существующих, как-то 8... d5, 8... f3, 8... Nf6, мы признаем наилучшею.)

9. Bc4 Kg7 10. Bf4. (На 10. 0-0 последовал бы ответ 10... f3! 11. gf Qh4.) 10... Nf6 11. 0-0 Be7 12. Qd2 Ne4. (Последствия в этой партии

и нижеуказанные варианты достаточно подтверждают правильность этого хода. Кроме хода Bh6, сделанного в этой партии, имелись в виду многие варианты; один из них: 13. Ne4 d5 14. Bb5 de 15. Bc6 bc 16. Be5 Kg6 17. Bh8 Qh8, партия черных сильнее.) 13. Bh6 Rh6 14. Rf7 Kg6 15. Qd3! Bf6. (Единственный ход, обеспечивающий черным возможность к отражению сильной атаки белых.) 16. g3 Bf5 17. Rf1 Nb4 18. Qe3. (Задуманная атака белых очень красива, но неверна. Впрочем, при отступлении ферзя на d1 продолжение могло бы быть 18... Nc3 19. bc d5.) 18... Nc2

19. Nd5!? Rh5?.

 

                                                                                               3

 

    (Случайный промах! Ясно, что ладья должна дать место королю, и здесь черные могли решить партию одним ударом, и довольно очевидным, именно: 19... Rh4 20. Qf4 Bd4 21. Kg2 Rh2 22. Kh2 Qh8.) 20. Rf5! Rf5. (Если бы черные взяли ферзя, то получился бы весьма изящный мат в два хода.) 21. Qe4 Kf7 22. Qf5 b5. (При всяком другом ходе черные проиграли бы партию, например, при 22... Kg7. Ход 23. Nf4! решал партию.

23... Bd4 24. Kh2 Qe7 25. Qg6 Kh8 26. Qh6, и мат конем в следующий ход.) 23. Nf6 bc 24. Nd5 Ke8 25. Qe6 Kf8 26. Qf5 Ke8 27. Qe6 1/2:1/2.

 

    Чигорин — Шабельский (по переписке, 1884—1885)

    Примечания М. Чигорина

    1. е4 е5 2. Nf3 Nc6 3. Bс4 Bс5 4. b4 Bb4 5. с3 Bа5 6. 0-0 Nf6 7. d4 Ne4 8. de 0-0. (В "Handbuch'e" указывается, что ход 8... Nc5 дает черным равную партию; это справедливо, если белые ответят, как указано в "H", 9. Qd5(?). Следует же играть 9. Bg5! Nе7 10. Nd4 Ne6 11 Bh4; атака белых очень сильна.) 9. Bd5 Nc5 10. Ng5 Nе6. (В других партиях, позднее игранных, были испробованы следующие защиты: А) 10... h6 11. Nf7 Rf7

12. Bf7 Kf7 13. Qd5 Ne6 14. f4 — у белых очень сильная атака; Б) 10... g6 11. f4 d6 12. f5 — у черных опасное положение. Если 12... Bf5?,

то 13. Rf5 gf 14. Qh5; В) 10... Nе5 11. f4 h6 12. fe hg 13. Qh5 Nе6 14. Rf3. Почти во всех известных партиях атака увенчалась успехом; Г) 10... Qе7. Эта защита, кажется, лучше других, но практически она не исследована. Белые могут продолжать атаку с 11. Qh5 h6 12. Nf3, или 11. Qс2 g6

12. f4 d6 13. f5 Bb6 14. Kh1 Ne5 15. f6 Qd8 16. h3 Bе6 17. Qd2; белые угрожают Nh7.) 11. Qh5 Ng5 12. Bg5 Qе8.

 

                                                                                               4

 

    13. Bf6! Ne7!. (Белые грозили 14. Qg5; если 13... gf, то 14. Be4 и выигрывают.) 14. Nd2! d6!. (Черные не могли играть ни 14... BсЗ 15. Nе4 Bа1

16. Bg7! Kg7 17. Nf6 и выигрывают, ни 14... Nd5 15. Qg5 и т. д.) 15. ed Nd5 16. Qd5 gf 17. Qa5 cd 18. Rae1 Qc6 19. c4!. (Лучший ход; необходимо предупредить d6-d5.) 19... Qс5 20. QсЗ Bf5 21. NbЗ!. (Сильнее, чем 21. Qf6, на что последовало бы 21... Rfе8 с большими шансами

на ничью.) 21... Qb6 22. Nd4 Bg6 23. f4 Rfе8 24. f5 Rе1. (Ha 24... Bh5 последовало бы 25. Rf4 (угрожая g4) Re1 (25... Be2 26. Kf2) 26. Qe1,

и белые должны выиграть.) 25. Re1 Bf5. (Черные не могут спасти слона; если 25... Bh5, то 26. hЗ и 27. g4.) 26. с5! Qс5 27. Qс5 dс 28. Nf5 h5. (Черные должны проиграть одну из пешек.) 29. Rе7 Rd8. (Защищая пешку b7, черные проиграли бы пешку f7.) 30. Rb7 1:0.

 

*

 

 

Шифферс в Харькове

 

    Относительно затишная шахматная жизнь в Харькове была в 1895 году чуть нарушена посещением нашего города маэстро Шифферсом.

 

    "Южный край" (21.04.1895):

    "В среду 19 апреля, утром в Харькове проездом остановился известный шахматист Эммануил Степанович Шифферс, который возвращается

в Петербург из Ростова-на-Дону, где он с блестящим результатом выиграл матч у Б. А. Янковича. Приезд его внес в местную шахматную жизнь

большое оживление, которое особенно замечается днем в кондитерской Дирберга, а вечером и ночью в шахматном клубе. После М. И. Чигорина г. Шифферса считают заграницей лучшим представителем русского шахматного спорта. Сегодня вечером г. Шифферс с курьерским поездом уезжает в Петербург".

 

    Однако харьковские шахматисты не дали г. Шифферсу уехать просто так...

 

    "Южный край" (26.04.1895):

    "[...] Своим приездом он очень оживил харьковских любителей шахматной игры и между ними и г. Шифферсом происходит довольно горячая борьба. В первый же день приезда г. Шифферса в Харьков [...] им в помещении Общества любителей шахмат была сыграна одна партия против

трех сильнейших местных шахматистов гг. В-ра, Р-ча и И-на, [Весьма вероятно, Вебера, Ромашкевича и Ильина. — С. Г.] игравших

по консультации между собой. Партия началась в 9 часов вечера и окончилась в 3 с половиной часа ночи. Партия эта за поздним временем была признана ничьей, но надо отдать справедливость харьковским любителям: они играли черными, в середине игры сделали красивое пожертвование фигуры, давшее им сильную атаку, которая, по-видимому, и должна была привести к выигрышу партии, но позднее время побудило союзников прийти к миролюбивому решению признать партию за ничью, на что г. Шифферс и согласился охотно. В четверг, 20-го, в том же помещении

г. Шифферс дал сеанс одновременной игры против 10 партнеров разом. Переходя от одного столика к другому, г. Шифферс делал чрезвычайно быстро свои ходы, и игра его закончилась блестящим успехом: он выиграл 7 партий, 2 сыграл вничью и одну проиграл, просмотрев себе мат в один ход. В субботу, 22-го, повторил сеанс одновременной игры также против 10 партнеров (причем один из партнеров получил вперед коня), но уже

с менее благоприятным результатом, так как местные шахматисты, видимо, решили оказать возможно упорное сопротивление. Г. Шифферс выиграл 6 партий, проиграл 3 и одну сделал ничьей. Во время игры некоторые партнеры, окончив свои партии, снова вступили в борьбу и к десяти одновременным партиям прибавились еще три, которые и были выиграны г. Шифферсом. По окончании сеанса кружком собравшихся шахматистов был устроен товарищеский ужин, отличавшийся большим оживлением и задушевностью. Во время ужина было высказано много добрых пожеланий

Э. С. Шифферсу и успеха на предстоящем международном шахматном турнире в Гастингсе в августе месяце, куда г. Шифферс отправляется состязаться с сильнейшими шахматистами Европы и Америки".

 

*

 

 

1910

 

    Шахматы — это не только игра, не только очные и заочные турниры и матчи, сеансы одновременной игры и конкурсы составления и решения шахматных композиций... Они намного шире, многогранней. Обзор этого года целиком посвящен одной из таких граней, которые автор книги называет "меташахматами" или "шахматной рефлексией". "Главный герой" обзора — недостаточно известный харьковчанин-шахматист, он же широко известный журналист и писатель Аркадий Аверченко. (Есть сведения, что до революции он, кроме всего прочего, составлял шахматные задачи и что они где-то были напечатаны. Отыскать их, к сожалению, не удалось. Может быть, читатели этой книги найдут?!)

 

ПИСАТЕЛЬ АВЕРЧЕНКО

 

    Совершим небольшую экскурсию в мир художественной литературы, и читатель увидит, как все удивительно переплелось в этом Харькове.

 

Из "Автобиографии" А. Аверченко (1910)

 

    [...] Когда правление рудников перевели в Харьков, туда же забрали и меня, и я ожил душой и окреп телом.

    По целым дням бродил я по городу, сдвинув шляпу набекрень и независимо насвистывая самые залихватские мотивы, подслушанные мной в летних шантанах, — месте, которое восхищало меня сначала до глубины души.

    Работал я в харьковской конторе преотвратительно и до сих пор недоумеваю: за что держали меня там шесть лет, ленивого, смотревшего на работу с отвращением и по каждому поводу вступавшего не только с бухгалтером, но и с директором в длинные ожесточенные споры и полемику.

* * *

    Литературная моя деятельность была начата в 1905 году [Неточность. Первый рассказ А. Аверченко "Как мне пришлось застраховать жизнь" опубликован в харьковской газете "Южный край" 31.10.1903. — С. Г.], и была она, как мне казалось, сплошным триумфом. Во-первых,

я написал рассказ... Во-вторых, я отнес его в "Южный край". И в-третьих (до сих пор я того мнения, что в рассказе это самое главное), в-третьих, он был напечатан.

    Гонорара я за него почему-то не получил, и это тем более несправедливо, что едва он вышел в свет, как подписка и розница газеты сейчас же удвоились...

    [...] Я стал редактировать журнал "Штык", имевший в Харькове большой успех, и совершенно забросил службу... Лихорадочно писал, я рисовал карикатуры, редактировал и корректировал, и на девятом номере дорисовался до того, что генерал-губернатор Пешков оштрафовал меня на 500 рублей, мечтая, что я немедленно заплачу их из карманных денег.

    Я отказался по многим причинам, главные из которых были: отсутствие денег и нежелание потворствовать капризам легкомысленного администратора.

    Увидев мою непоколебимость (штраф был без замены тюремным заключением), Пешков спустил цену до 100 рублей.

    Я отказался.

    Мы торговались, как маклаки, и я являлся к нему чуть не десять раз. Денег ему так и не удалось выжать из меня.

    Тогда он, обидевшись, сказал:

    — Один из нас должен уехать из Харькова!

    — Ваше превосходительство! — возразил я. — Давайте предложим харьковцам: кого они выберут?

    Так как в городе меня любили и даже до меня доходили смутные слухи о желании граждан увековечить мой образ постановкой памятника, то г. Пешков не захотел рисковать своей популярностью.

    И я уехал, успев все-таки до отъезда выпустить три номера журнала "Меч", который был так популярен, что экземпляры его можно найти даже в Публичной библиотеке.

 

Рассказ А. Аверченко "Неудачная игра" (1910)

 

    Один известный артист любил патетически восклицать при всяком удобном случае: "Сцена — это жизнь!"

    Конечно, если бы он занимался игрой в рулетку или служил трактирным поваром, то это восклицание редактировалось бы

в последовательном порядке совершенно иначе: в первом случае жизнью оказалась бы рулетка, а во втором — "кухня".

    Поэтому я не был удивлен, когда услышал от своего партнера, завзятого шахматного игрока, фразу: "Шахматы — это жизнь!!"

    Я возразил ему:

    — Шахматы — это вздор!!

    Может быть, с моей стороны было неловко делать такое утверждение после того, как я уже несколько лет трачу по 3 часа в день

на шахматную игру...

    Я давно изучил эту прокопченную табачным дымом, мрачную и самую дальнюю комнату большой кондитерской [Уж не кондитерская

ли это Дирберга?! — С. Г.] и все лица, изо дня в день торчавшие здесь за шахматными досками.

    В особенности мне примелькалась физиономия господина, сидевшего  в настоящую минуту около нас в роли безучастного зрителя.

Я изучил каждую морщинку его изможденного, угрюмого лица, его нескладный, хотя дорогой, костюм и его манеру, ни с кем не играя, часами созерцать чужие ходы, молча, без единого жеста, слова... Я знал, что он никогда не уходил ранее закрытия кондитерской,

но этим человеком мало кто интересовался.

    Сегодня он "состоял при нас", но мы начали свою беседу, даже не поворачивая из вежливости головы в его сторону, будто перед нами был пустой стул.

    — Шахматы — это вздор!! Мой партнер мягко положил свою руку на мою и сказал примирительным тоном:

    — Ведь то, что мы говорим, не спор... Хотите, я сначала докажу, что шахматы — это жизнь, а потом вы можете доказывать противное.

    — Ладно! — сказал я упрямо. — Посмотрим!

    Газ еще не был зажжен, и ласковый сумрак осеннего дня окутывал нас, смягчая и неясные тени на стенах, и резкие слова.

    — Шахматы — это сама жизнь! Вы скажете, что я — поэт, фантазер, но взгляните на дело глубже... Вот мы поставили фигуры

в первоначальном порядке. Это — начало жизни. Все стройно, величаво. Королева любовно стоит возле своего супруга. Помните,

в Писании: "Жена да прилепится к своему мужу!" Здесь же и весь королевский штат: два щеголеватых офицера-адъютанта, дальше

королевская конюшня, а в самом углу скромно поместились ладьи-фрейлины. Но скромны они и незаметны только в начале игры. Потом, как мы увидим, события возводят их на головокружительную высоту... Ну-с, и вот начинается игра! Вы знаете, конечно, что первый обычный ход — это два шага королевской пешки... Первые шаги королевского первенца — дитяти любви королевской четы! Увы! Только этот первенец и называется пешкой короля, потому что другие младенцы этого сорта бывают и от офицеров... Не сама ли это жизнь? И вот игра развивается: на первенца нападает враждебный конь, но его как принца крови защищает конь собственной конюшни,

а следующим ходом и офицер. Теперь у короля с одной стороны стоит супруга, а с другой — скромненькая блондиночка-фрейлина. Король не долго раздумывает... если он умный король... Несмотря на силу и титул его супруги, надежда на нее плоха.

    Она любительница всяких авантюр и уже с пятого хода приготовила себе выход, двинув на один шаг второго своего младенца, тоже принца, но уже не чистой крови, потому что он выдвинут от офицера. Ясно, что эта легкомысленная женщина намерена сейчас выступить на поиски новых приключений! Король в тоске и раздумье.

    Такое гнусное предательство и ветренность его потрясают. Он стар, и его подагра не позволяет ему сделать более одного шага,

а тем более гоняться, сломя голову, за неутомимой королевой. Что необходимо старому королю — это тихая, семейная пристань

да покой и защита со стороны преданного существа. Взор его обращается вправо и падает на скромную пухленькую блондиночку-ладью.

Король, не раздумывая дальше, приближает фрейлину к себе, потом шагает через нее в угол и думает, что убил сразу двух зайцев:

"И мне здесь за этим миленочком спокойнее, да и она будет поближе к супруге. Все-таки, не как-нибудь — фрейлина! Хе-хе-хе."!

    Смеется старый и не видит, что его ветреная подруга жизни уже выскользнула на простор и только знай поеживается

от заигрываний чужих младенцев и офицеров, черных, как жук. Один из них в особенности нахален. Избалованный своей собственной властительницей, высокой, пикантной брюнеткой, он сразу возымел коварные виды и на недальновидную блондинку. По первому

абцугу он предлагает ей в подарок вороного коня, но ставит его так неудачно, что королева должна посторониться от удара. Глядь,

а другой конь, под пару первому, уже стоит перед ней, раздувая ноздри! Хитрости у ее величества больше, чем ума. Она хочет и коня присвоить, и своего пылкого поклонника-офицера оставить с носом. Ей кажется это простым: стать бок о бок с обоими конями.

"Здесь, — думает она, — брюнету не до амуров, нужно одного из коней спасать!" Но лукавый царедворец делает вид, что жертва одного коня для такой обольстительной женщины — плевое дело. Он уступает ей одного и, становясь за спину другого, начинает нашептывать разный любовный вздор. Принявши незаслуженный дар, королева чувствует себя не совсем хорошо. Конь-то принят,

но что скажет супруг, княгиня Марья Алексеевна, да и сам обожатель, который едва ли бы сделал такой царский подарок из-за одних прекрасных глаз королевы. В предчувствии чего-то опасного и в смятении королева растерянно приближает к себе одного из младенцев пешек, неизвестно от кого появившегося на доске: так все перепутано! Увы! Это ее губит... Единственный вражеский конь, оставшийся на доске и отделявший ее от пылкого обожателя, вдруг делает нелепый скачок в сторону и объявляет шах королю! Старичок, сумрачно ворча, неохотно отодвигается в самый угол. А его дражайшая половина поднимает взор и вся вспыхивает: перед ней стоит черномазый воин, уже не заставленный вороными конями... Боже!!! Она открыта! "Один его шаг — и я попаду в его объятья! Он очутится в моей клетке! Стыд! Позор!! Ведь это измена мужу... А впрочем, этот сосед такой милый брюнетик... Тем хуже для мужа!" Она ждет,

простирая белые руки, но чужестранец, достигши своего, грубо, без церемоний сбрасывает ее за доску и сам нагло становится на ее место. Битва кипит на всем протяжении, а старый вдовец, забывши о государственных делах, рядом с ладьей предается изнеженности нравов... Он не видит, что от вражеской королевы его отделяет только пешка, что на эту пешку косится другой вражеский офицер,

он не слышит последнего хрипа его слуг, жертвующих собою, чтобы отстоять своего короля от мата... Все напрасно. Белая пешка тихонько снимается, исчезает, и король в ужасе видит перед собою какое-то чуждое, зловещее существо. "Шах королю!" — звучит как погребальный колокол. Король выдвигается из угла и помещается против чужеземного офицера, уклоняясь от его косого удара. Тот, исполнив чужое поручение, до смысла которого ему нет дела, отходит. Король облегченно вздыхает. Но что это!! Безумие! Громы небесные!! Против него стоит чужая королева, и звучит в его ушах еще более похоронное: "Мат королю!!" Старец беспомощно оглядывается на свою подругу-ладью, в бессмысленной растерянности полагая, что она защитит его по косой линии, но та, как истая помпадурша, видя, что ее повелителю мат, смотрит прямо перед собой, и ее безмятежный взор будто бы с интересом рассматривает фигуру давно знакомой пешки. "Эх, не вовремя и не в ту сторону я рокировался!" — вздыхает король, и с этим последним вздохом отлетает царственная душа от дряхлого, старческого тела... Игра кончена. И побежденные, и победители без церемонии сгребаются властной рукой с доски. Это конец жизни — смерть, которая не щадит ни правых, ни виноватых... Шахматы — это жизнь!..

    В комнате зажгли газ.

    Улица потухла, шум экипажей стал затихать, и мы молчали несколько минут под впечатлением курьезной импровизация...

    — Вы со мной согласны? — неожиданно обратился мой партнер к человеку с измученным лицом, третьему в нашей компании.

    Неизвестный поднял свои голубые выцветшие глаза и с какой-то мучительной тоской прошептал:

    — Ваша история, вероятно, очень забавна... Но я, простите... ничего не понимаю в шахматах!

    Мы оба раскрыли рты и посмотрели на него с удивлением и страхом, как на помешанного.

    — Как же так! — возразил, немного оправившись, партнер. — Я вас вижу несколько лет изо дня в день около чужих шахматных досок, внимательно созерцающим игру посетителей, и вы говорите, что решительно ничего не понимаете?! Как хотите, это непостижимо!!

    Глаза странного господина наполнились слезами. Он встал и, вынимая из кармана платок, сдавленно прошептал:

    — Я здесь бываю уже восемь лет!..

    — Но причина?..

    — Можете же себе вообразить, какая дрянь моя жена, если я, только чтобы не быть с ней, предпочитаю убивать годы на созерцание игры, совершенно для меня бессмысленной.

    Он истерически всхлипнул и, схвативши с подоконника свою шляпу, поспешно вышел на улицу.

    Мы помолчали.

    Я допил остатки холодного чая и сказал, сладко потянувшись:

    — Вот человек, который забыл вовремя рокироваться.

    Мой партнер рассеянно обвел глазами пустые столики и равнодушно добавил:

    — Или рокировался не в ту сторону.

 

*

 

 

1919

 

    На огромной территории бывшей Российской империи полыхала гражданская война, и, казалось бы, для шахмат нет места. Тем не менее, обзор этого года оказался весьма емким, благодаря раритетным воспоминаниям ХАРЬКОВСКОГО шахматиста С. Шишко об... Александре Алехине!

    Москва. Август 1919 года. После многих лет фронтовой жизни я приехал в Москву на отдых. Времени свободного было много. Поднимаясь

как-то вверх по Тверской улице (ныне улица Горького), я прочитал на парадной двери старинного двухэтажного дома объявление примерно следующего содержания: "Здесь — над аптекою будет открыта на днях Государственная студия  киноискусства, имеющая целью создание кадров профессиональных киноартистов. Подробности — в учебной части".

    Я поднялся на второй этаж здания, отведенного для будущей киностудии.  Мне предложили ознакомиться с условиями конкурса: каждый

из желающих  быть зачисленным в состав студентов должен прежде всего пройти отборочные испытания у одного из консультантов студии —

по своему выбору. При положительном отзыве консультанта испытуемый допускался к экзамену. Я заполнил анкету, и мне предложили избрать консультанта. Никого я не знал и решил постучаться в первую попавшуюся дверь. Это был кабинет педагога-режиссера В. Гардина (ныне народный артист СССР). После ряда вопросов Гардин ознакомил меня с техникой актерской игры перед объективом киноаппарата

и порекомендовал подготовить к экзамену мимический этюд.

    Выходя из кабинета Гардина, я столкнулся лицом к лицу с молодым человеком, лет двадцати пяти. Это был довольно высокий, худощавый, слегка рыжеватый блондин с легкими веснушками. Он вежливо уступил мне дорогу и вошел в кабинет Гардина.

    Явившись в студию в назначенный для экзамена день, я застал в зале ожидания много молодежи. Среди присутствующих я тотчас же заметил

и того "белобрысого" молодого человека, с которым встретился несколько дней назад. Он ходил по ковру из угла в угол, погруженный в свои мысли. Вскоре нам объявили, что начало экзамена несколько задерживается. Услышав это сообщение, молодой человек сел в кресло недалеко

от меня и, вынув из кармана книжечку, погрузился в чтение. Я стал наблюдать за ним и невольно обратил внимание на то, что глаза читающего вовсе не скользят по строчкам, а остаются прикованными к одной точке. На один момент незнакомец опустил руки, и я увидел, что он держит миниатюрную карманную шахматную доску, на которой не было, впрочем, ни одной шахматной фигурки, что меня крайне поразило. Тотчас же мне показалось, что я где-то уже встречал этого человека. Я старался припомнить, и вдруг все стало для меня понятным. Несколько раз, еще

до войны, я видел фотографии этого человека в Харькове, у одного из своих друзей — ярого любителя шахмат.

    Наклонившись к соседу, я тихо спросил его: "Вас зовут Александр Александрович?"

    Незнакомец перевел на меня глаза и ответил просто: "Да!".

    — Алехин! — кто-то громко произнес в этот момент из экзаменационного зала. Алехин встрепенулся, вскочил и, встряхнув волосами, решительно направился в зал.

    — Откуда вы меня знаете? — спросил меня Алехин вечером того же дня, после экзаменов.

    Я сообщил ему, что мы, харьковчане, с восторгом следили до войны за его игрой и видели в нем гордость русских шахмат.

    Мгновенно улыбка с его лица исчезла. — Шахматы я оставил и, вероятно, больше к ним не вернусь, — ответил он мне серьезнейшим образом.

    Мы вышли на улицу, и Алехин подтвердил, что он хотел бы забыть навсегда о шахматах и посвятить свою жизнь киноискусству, которое его очень увлекает. Алехин надеялся достичь на поприще киноактера общего признания. В его тоне чувствовалась уверенность.

    Наутро мы вновь увиделись с Алехиным в студии. Результаты конкурса еще не были известны, и мы с Алехиным решили встретиться в 6 часов вечера у памятника Пушкину, чтобы явиться в студию вместе. В назначенное время я сидел на скамейке, поджидая Алехина. Еще издали

я приметил его и поспешил ему навстречу. Алехин был взволнован и торопился сообщить, что, проходя вблизи студии, он повстречал Гардина

и узнал от него, что оба мы выдержали экзамен отлично и приняты в студию. Мы пожали друг другу руки.

    Наступило 1 сентября. В студии начались занятия. Лекциям предшествовали вступительные доклады, занявшие два-три вечера. Доклады проводились в большом зале для всех студентов. За столом президиума часто можно было видеть почетного гостя и "шефа" студии наркома просвещения А. Луначарского.

    Алехин являлся в студию всегда точно к назначенному часу и внимательно слушал все лекции. Мы с Алехиным сидели вместе, обычно

во втором ряду. Порою я искоса поглядывал на Алехина. Он имел привычку хмурить брови, пряча под ними свой взгляд, проникновенный, уверенный. Его небольшие светло-голубые глаза глядели на оратора пытливо и зорко. На протяжении всего доклада, каким бы интересным

он ни был, лицо Алехина оставалось неподвижным, точно высеченным из светло-желтого камня. К юмору и шуткам он пристрастия, видимо,

не питал, так как не реагировал на них вовсе. Он бывал чужд общему настроению аудитории даже в тех случаях, когда оратор прибегал

к безошибочным приемам в расчете на внешний эффект. Алехин был скуп на слова, замкнут и нелюдим. Держался просто и с достоинством.

    Помню, как-то на занятиях педагог поручил Алехину исполнить роль словоохотливого, беспечного и веселого парня, про которого можно сказать:

"душа нараспашку". Парень этот со звонким смехом подшучивает над товарищем, дружески похлопывает его по плечу. Ничего хорошего из этого эксперимента не получилось. Природная скованность Алехина связывала все его жесты, делала их фальшивыми. На фоне яркой и хлопотливой студийной жизни тихого, безмолвного Алехина никто не замечал.

    Меня обижала безвестность Алехина в коллективе. И вот однажды на лекции, когда речь зашла о необходимости для каждого актера развивать

наблюдательность, внимание и память, я вдруг не выдержал, попросил слово и громогласно выпалил: "Среди нас находится человек, обладающий

исключительной памятью". Наступила тишина, и лица присутствующих обратились ко мне. Они выражали изумление и любопытство. Я мельком взглянул на Алехина (он сидел слева от меня). Наши глаза встретились. Во взоре Алехина я прочел мягкий укор и смущение. Он сконфуженно ерзал на стуле, втянув голову в плечи и потирая кисти вытянутых рук.

    — Кто же это? — тихо спросил преподаватель.

    — Это мой сосед!.. Замечательный, выдающийся шахматист Алехин, — отрапортовал я.

    Произведенный моим выступлением "эффект" жил, однако, недолго. Все вскоре забыли об Алехине. Надо напомнить, что в те времена шахматы особой популярностью не пользовались и немногих интересовали.

    — Моя память недостойна вашей рекламы, — заявил мне Алехин в перерыве между лекциями. — Лишь та память хороша, которая умеет забывать, то есть освобождать себя от ненужного хлама.

    Он пояснил: — Я много страдал от своей памяти, особенно в Петербурге. Помимо своей воли я запечатлевал в памяти лица встречных прохожих, содержание всех вывесок, попадавшихся на моем пути. Этот "ценный" материал меня преследовал, давил, и я не мог выбросить его

из головы. Кому же такая память нужна? Посудите сами!..

    На следующий день состоялась вступительная лекция другого педагога. Оратор монотонно растягивал слова, и аудитория, в конце концов, стала

позевывать и подремывать.

    — Сыграем вслепую, — вдруг шепнул мне на ухо Алехин, внезапно оживившись.

    Я был необычайно удивлен предложением и поспешил его уверить, что моя игра едва ли доставит ему удовольствие. Вызов Алехина я все же принял, ибо не рисковал ничем. Мне выпало играть белыми. Алехин закинул ногу на ногу, кистями рук обхватил колено, голову склонил слегка набок, веки прищурил.

    Все это не предвещало ничего хорошего. "Вот так бросил навсегда", — подумал я.

    Игра началась.

    С первых же дебютных ходов меня поразило, что Алехин играет в полную силу. Об этом я мог легко судить по напряженной сосредоточенности его лица, по "невидящему" взору, устремленному в угол потолка, по его застывшей позе. Алехин превратился в "изваяние", и все окружающее перестало для него существовать. Алехин подолгу задумывался над каждым ходом в дебюте, будто против него сидел не скромный любитель,

а шахматист, по меньшей степени ему равный. Вначале это меня сильно смущало, но вскоре я полностью овладел собой, играл с увлечением

и подъемом. Несмотря на потерю пешки, я не терял мужества, "доску" видел перед собой с полной отчетливостью. Примерно после часа игры,

подняв голову, я увидел, что сидевшие за столом президиума преподаватели с изумлением глядят в нашу сторону.

    — Александр Александрович! На нас обращают внимание, — шепнул я Алехину.

    Студенты стали перешептываться и улыбаться. Я повторил свой сигнал: "Привлекаем внимание..." Но так же спокойно Алехин сообщил мне свой очередной ход: 1... Qc3-f3. Вот позиция, к которой пришла партия.

 

                                                                                               8                                      c

 

    Полагая, что Алехин допустил просчет, я быстро и уверенно ответил: 2. Qh6. Я мельком взглянул на Алехина. Лицо его оставалось спокойным. Наступила томительная для меня пауза. Мне показалось, что Алехин просто оттягивает признание своего поражения. Наконец, он объявил свой очередной ход 2... Qh1. Дальше последовало: 3. Kh1 Nе7 4. Bg2 Bg2 5. Kg2 Nf5. Через несколько ходов я сдался.

    Когда мы вышли на улицу, был уже двенадцатый час ночи. По пути Алехин привел мне несколько вариантов игры с положения на диаграмме. Темой для вариаций являлся отход коня с поля f5. Делал Алехин это с необычайной легкостью, будто перед ним была доска с расставленными фигурами.

    Мы приближались к дому Алехина.

    — Какие вы рекомендуете пути для повышения качества игры? — спросил я Алехина.

    — При наличии таланта? — был встречный вопрос моего спутника.

    Я не ожидал этого "уточнения", замялся... Алехин меня выручил:

    — Я лично многим, очень многим, обязан игре по переписке. Еще в ранней юности она выработала во мне вдумчивое и бережное отношение

к каждому ходу, научила ценить ход. — Он продолжал:

    — Решающее значение я придаю критическому освоению классического наследия, и в первую очередь творчества Чигорина, которого я считаю

исключительно интересным и глубоким шахматистом: его мысли всегда свежи, самобытны и достойны тщательного изучения... Других надежных путей повышения квалификации я, пожалуй, не знаю, — заключил Алехин.

    — А теория? — робко спросил я. Алехин, как мне показалось, поморщился. — Можно ли обойтись без теории шахмат? — уточнил я свой вопрос.

    Алехин говорил долго и не спеша, как бы в такт нашему мерному шагу.

    Вот точный смысл его высказываний: — Нет сомнения, теория значительно расширяет опыт в условиях самостоятельной работы. Однако верить ей слепо и полагаться исключительно на нее не рекомендую: теория далеко не безошибочна и не всеобъемлюща. Надо стараться, чтобы теория шахмат не мешала мыслить самостоятельно, — закончил Алехин.

    Прощаясь у ворот своего дома, Алехин пригласил меня посетить в ближайшие же дни его квартиру и выразил готовность быть моим партнером за шахматной доской.

    Между прочим, он посоветовал:

    — Всегда старайтесь подбирать для себя партнеров посильнее, это многому научит.

    Мы расстались почти дружески, как это мне показалось.

    "Шахматы бросил навсегда!" — звучала в моих ушах навязчивая фраза. Я отказывался понимать ее.

    В одно из ближайших воскресений я нанес Алехину свой первый визит. Жил он тогда в двух шагах от студии, в одном из переулков, выходящих на Тверскую улицу. На мой звонок дверь открыл сам Алехин. Принял он меня весьма приветливо, провел в свою комнату и представил жене.

По приглашению Алехина мы тотчас же уселись за шахматы.

    Алехин с женою занимали комнату метров 18—20. Обстановка и убранство комнаты были весьма незатейливыми. Посреди комнаты,

под висячей лампой, — небольшой квадратный стол. Слева у стены — чистенькая, опрятная кровать, напротив — ковровая кушетка; кроме этого,

в комнате были этажерка с книгами, небольшой комод с зеркалом — вот и вся мебель. В комнате было чистенько и уютно.

    Большим наслаждением была для меня игра с Алехиным. Он показывал не только мастерскую игру, но и образцовое спортивное поведение

за шахматной доской. Играя в шахматы, Алехин держался непринужденно, не позволял себе каких-либо возгласов, не оправдывался при неудачах и, казалось бы, внешне вовсе не реагировал на результаты.

    В этот день мы с Алехиным сыграли, пожалуй, не менее 30 партий. Я припоминаю, что 4-5 партий выиграл я (очевидно, в тех случаях, когда мой

грозный противник прибегал к слишком рискованным экспериментам), примерно столько же партий закончилось вничью, остальные выиграл Алехин, в подавляющем большинстве случаев — в эндшпиле. Привожу окончание одной из партий этого дня.

 

                                                                                                9                                    

 

    В этом положении ход черных. Видя обреченность своего ферзя на бесславную праздность, а партии — на медленную гибель, я был близок

к мысли о капитуляции. Здесь я заметил, однако, возможность изменить в корне все течение партии. Последовало 1... Qf2 в расчете после отхода ладьи штурмовать одинокого короля движением пешки "h". Сделав свой ход, я не мог удержаться от того, чтобы не взглянуть на Алехина. Почувствовав на себе мой любопытствующий взгляд, Алехин поднял на меня глаза, полные безмятежного покоя, не спеша снял с доски моего ферзя и поставил на его место ладью. Последовало 2. Rf2 gf 3. Rf5, и я сдался.

    В студенческие годы я часто играл с сильнейшими шахматистами Харькова, среди коих хочу упомянуть Розанова, Руднева, Фокина, Избинского [Следов проживания Избинского в Харькове обнаружить не удалось. — С. Г.], Лизеля, Баллодита и Попова. Все они отлично знали теорию, имели турнирный опыт, некоторые из них встречались за доской с Чигориным и с Шифферсом. Конечно, искусство харьковчан явно и во многом уступало искусству Алехина. В его игре меня поражала неисчерпаемая фантазия! Это особенно чувствовалось в концах партий. [...]

    С середины октября 1919 года я стал замечать, что Алехин охладел к занятиям в Киностудии. Наши короткие встречи убедили меня в том, что он вновь полностью отдал себя власти шахмат. Алехин мог говорить только о шахматах, а если ему приходилось принимать участие в разговорах на иную тему, чувствовалось, что мысли его отсутствуют и витают где-то... Несколько раз я заставал его дома за шахматной доской, углубленного в дебютные изыскания.

    Вне дома он продолжал ту же работу, пользуясь своей феноменальной зрительной памятью и способностью видеть то, чего нет перед глазами. Подолгу он мог сидеть в одиночестве, не сходя с места, погруженный в свои шахматные мысли. Лишь изредка он доставал из кармана записную книжечку и вносил в нее лишь одному ему понятные знаки.

    Он не скрывал от меня своих записей, но и не имел привычки расшифровывать их. Однажды я попросил его объяснить мне, что означает внесенная им на моих глазах таинственная памятка: "С(Г) 4... c3:b2. 9—10(?) ...Кb8>с5!". Алехин удовлетворил мое любопытство, высказавшись

в следующем смысле:

    "Видите ли, северный гамбит дает черным возможность легко парировать атакующие возможности белых простым и надежным выпадом

5... d7-d5 с отказом от материального перевеса после 6. Bd5 Nf6!. Нет необходимости, однако, идти на подобное упрощение борьбы. Черные имеют все основания бороться за удержание материального преимущества, хотя и должны соблюдать при этом величайшую осторожность

в течение длительного времени. Здесь теория защиты не разработана, несмотря на вековую давность гамбита. Запись в моей книжечке

указывает на интересный мотив защиты: перевод коня b8 на малоуязвимый форпост с5, что может быть выполнено не ранее 8-10 хода. Эта идея

в связи с 0-0-0 заслуживает, мне кажется, внимания".

    Я поблагодарил Алехина за его разъяснение, а вернувшись домой, внес запись Алехина в своей дневник.

    Помню, именно в эти дни Алехин как-то поведал мне о том, что с его стремлением завоевать "шахматную корону" связано, прежде всего, желание показать, что творческие возможности шахмат еще далеко не исчерпаны, что можно играть лучше, чем это принято думать, исходя

из оценки игры Капабланки, как шахматиста уникального класса и непогрешимого (якобы) стиля.

    Мне кажется, что никто из шахматистов мирового класса, не исключая и Стейница, не отдавал шахматам столь много времени, внимания, труда

и терпения, сколько отдавал им Алехин. Это, вероятно, связано с тем, что никто из них, несмотря на свой могучий талант, не любил творческое содержание шахмат столь беззаветно и беспредельно, как Алехин.

    Алехин был художником, и никому из его великих в области шахмат современников не было дано счастья видеть шахматы с тех эстетических высот, которые были доступны тонкой артистической натуре Алехина. Ощущение и жажда красоты звучали во всех творческих исканиях Алехина, его труд был проникнут и отмечен пафосом "шахматной поэзии".

    Вечное искание нового за доской выгодно отличали игру Алехина от игры ряда маститых, но застывших в своем "олимпийском" величии шахматных корифеев. Пытливая мысль Алехина не укладывалась в рамки современного ему понимания шахмат, и в этом отношении он чувствовал себя непризнанным одиночкою, которому грозит безвестность и забвение, если он не сумеет или не успеет отстоять правоту своих творческих позиций.

    Мы часто говорили и спорили с Алехиным на разные темы и по различным вопросам. В своих высказываниях Алехин был лаконичен и сдержан, но это не мешало мне, как его постоянному собеседнику, распознать в нем без особого труда человека солидной эрудиции во многих областях человеческого знания. Алехин основательно знал языки древнеклассические, владел несколькими новыми языками, уверенно ориентировался

в истории, на уровне профессионала владел юридическими науками, хорошо знал произведения мировой художественной литературы. Следует добавить к тому же, что он любил музыку и живопись, не был чужд увлечению физической культурой (коньки, плавание, велосипед, теннис).

И все же, несмотря на все это, Алехина вне шахмат я представить себе не мог!

    Алехин был предан своему искусству с полным отказом от личной жизни и личных радостей, был предан всем своим существом

и безоговорочно. Как выяснилось много позднее, Алехин не изменил себе до конца своей трудной, суровой и тревожной жизни. Он оставался верен шахматам до последних своих дней. Он умер за шахматной доской! Умер наедине со своими шахматными мыслями и надеждами!

    Молчаливый и строгий, угрюмый и суровый, Алехин буквально перерождался в те мгновения, когда речь касалась шахмат, а тем более его будущей личной роли в шахматном искусстве, творческие высоты коего он надеялся — и это было мечтой его жизни — открыть всему миру

во всей их красоте.

    Алехин говорил мне, что в шахматах он видит и ценит прежде всего и превыше всего искусство, по его мнению, — еще далеко не познанное

и не постигнутое.

    Однажды, в середине ноября, я навестил заболевшего гриппом Алехина. Жены его не было дома. Сгущались сумерки, и за окном разыгралась метель. Видя депрессивное состояние Алехина, я заговорил, как бы невзначай, о шахматах:

    — Кто сменит уже дряхлеющего чемпиона мира — Ласкера... Не вы ли Александр Александрович?..

    Алехин посмотрел на меня с нескрываемым удивлением и ответил не сразу:

    — Это сделает Капабланка... вопрос лишь во времени.

    — Следовательно, вы свою кандидатуру в борьбе за первенство вовсе снимаете? Где же... мечта вашей жизни?

    — Мечта остается. Но я никогда не собирался отстаивать первенство во встрече с Ласкером. Я всегда готовил себя ко встрече

с Капабланкой".

    Через минуту он продолжал:

    — Мой расчет столь же прост, сколь и безошибочен. Вопрос лишь во времени. Матч требует упорной многолетней подготовки и благоприятного стечения обстоятельств для его организации. Рассчитывать на все это я могу не ранее, чем через несколько лет. Вот почему я вижу перед собою Капабланку, а не Ласкера, который будет к тому времени низвергнут.

    — Давно ли вы пришли к этому "простому" расчету? — полюбопытствовал я.

    — Мне кажется, вскоре же после международного турнира 1911 года в Сан-Себастиане, — ответил Алехин.

    Через несколько дней, когда Алехин явился в студию, я спросил не опасается ли он, что дорогу к первенству перебьет ему кто-либо

из иностранных гроссмейстеров с большим именем?

    "Кто же это?" — недоуменно бросил Алехин.

    "Например, Нимцович, Шпильман, Видмар, быть может, Рубинштейн или Тартаковер... Наконец, Яновский, Тарраш, Маршал, Шлехтер, Мизес, Мароци... Мало ли их? Ведь эта испытанная старая гвардия еще очень сильна..."

    Алехин быстро возразил мне: "Я полагаю, что они уже испытали себя. О претензиях на первенство мира им следовало бы позаботиться значительно раньше. Я не считаю их своими конкурентами".

    Я развил свои опасения: "Однако же, за годы войны мог появиться новый талант, вроде того, как в свое время появились Морфи, Цукерторт, Харузек... Ведь выдвинулись же в свое время никому не ведомые Пильсбери и Капабланка, сразу поразившие мир своим искусством".

    Алехин улыбнулся и потер руки: "Трудно допустить! Это редко случается, — и добавил, — многого мог бы достичь в свое время Левитский,

но он слишком рано отошел от шахмат".

    Иногда мы играли легкие партии. Вот что было в одной из них, состоявшейся осенью 1919 года в нашей Киностудии. В комнате второго этажа было темно и холодно. Мы сидели, уставившись в полинявшую от времени доску и выцветшие от той же причины фигурки. Алехин должен был сделать свой очередной ход. Вдруг его вызвали в соседнюю комнату к Гардину, [...] который был нашим педагогом и режиссером. Алехин долго не возвращался. Через некоторое время двое студентов студии внесли в комнату проекционный киноаппарат. Они сообщили мне, что группа учащихся собирается просмотреть здесь пробные фрагменты кинофильма "Железная пята". Аппарат зацепил край шахматной доски, большая

часть фигур упала на пол. Последовали извинения и сожаления моих товарищей о том, что интересная, вероятно, игра не может, по их вине, продолжаться. Я успокоил их и тотчас же восстановил положение на доске. Я несколько удивил товарищей своею "памятью", но поспешил

их заверить, что любой шахматист — любитель средней силы — сделал бы это без труда. Узнав, что мой партнер отсутствует уже в течение примерно получаса, студенты пришли к заключению, что он-то уже наверняка забыл позицию на доске. В доказательство они предложили мне внести какие-либо изменения в положение. Я, конечно, отверг этот бесцельный опыт, и на этом наша беседа закончилась. В комнату вошел

Гардин, сопровождаемый студенческой молодежью. Я встал из-за стола и присоединился к общей группе. Через несколько минут я обратил внимание, что Алехин уже сидит за шахматной доской. Вид у него был хмурый. Я поспешил занять свое место и доиграть партию в быстром темпе прежде, чем выключат свет. Здесь я заметил, что на поле а3 появился белый слон. Шутники выполнили все же свою неуместную затею.

Я сделал невольное движение, чтобы снять с доски ненужную фигуру, но Алехин, не отрывая глаз от шахмат, мягким жестом остановил меня: "Черные все равно должны выиграть", — сказал он. Игра продолжалась, таким образом, с лишним слоном у белых.

 

                                                                                               10                                   

 

    Последовало 1... Nd1 2. Nd1 Re1 3. Ne1 Qe1 4. Qe1 f2 5. Rb7 feQ 6. Kg2 h3 7. Kh3 Qf1 8. Kh4 g5. Белые сдались.

    Алехин показал мне, что при любой защите белых (2. Bb4 или 2. Qf1) черные добиваются победы. Разбор партии происходил в присутствии Гардина, единственного из всей студии человека, знакомого с шахматами. (Вот до какой степени шахматы в то время находились в безвестности.)

    В середине 1920 года мы выехали на съемки на Оку. Путешествие было длительным, во время поездки мы сделали натурные съемки большого

художественного фильма "В дни борьбы".

    Алехин от участия в поездке отказался и оставался в Москве. К этому времени Алехин почти порвал со студией, хотя еще и числился в составе ее учеников. В один из октябрьских вечеров этого же года я встретил его вблизи Моссовета. В лицо хлестал мелкий дождь, было пасмурно

и ветрено. Алехин ежился в своем стареньком пальтишке. Обоим нам было как-то не по себе. Мы не знали, о чем говорить! После нескольких незначительных фраз наступила неловкая пауза. Алехин приподнял свою фетровую шляпу и протянул руку. Глаза наши встретились. Я уловил

на его лице как будто бы смущение. Он сказал мне: "Конечно, жаль... Очень жаль... Искусство киноактера волнует и трогает меня... Я надеялся, что оно заменит мне искусство шахмат... Но так не получилось..."

    После этой встречи Алехина я никогда не видел!

 

*

 

 

1924

 

    В феврале 1924 года в газете "Коммунист" возобновился почти исчезнувший "Шахматный отдел" (по-прежнему под редакцией Янушпольского).

    24.02 (№ 1). "Хроника. Харьковский шахматный кружок собирается в клубе им. Антропова (ул. Кооперативная (бывшая Рыбная), 18). Игра происходит по понедельникам и четвергам с 3 часов вечера и по воскресным дням с трех до семи.

    19 февраля состоялся сеанс одновременной игры А. Алехина: +18, -1, =2.

    26 февраля И. Янушпольский даст сеанс одновременной игры с неограниченным числом желающих. Лица, желающие принять участие в сеансе, благоволят принести с собой шахматы и доски".

 

Ил. 9. Здание (ул. Кооперативная, 18), в помещении которого в 1924 году

располагался харьковский шахматный кружок при клубе им. Антропова

 

    09.03 (№ 2). "Хроника. Харьков. С переходом шахматного кружка в клуб им. Антропова шахматная жизнь забила ключом; в игру втягиваются массы трудящихся и учащихся. Особенно большой наплыв играющих в дни сеансов одновременной игры".

    Для начинающих при кружке открываются курсы шахматной игры; там же производится запись в турнир для игроков 2-й и 3-й категорий.

    Результат сеанса одновременной игры Янушпольского: +22, -7, =0.

    18.03 (№ 3): "Шахматная жизнь при кружке (клуб т. Антропова, Рыбная 18) продолжает расти: кружок насчитывает 60 членов".

    В турнирах 2-й и 3-й категории участвуют около 30 человек. Газета извещала, что 19 марта в кружке состоится сеанс одновременной игры

в шахматы Д. Григоренко, а 28 марта Янушпольский будет играть в Доме Красной Армии с неограниченным количеством участников.

    29 марта 1924 года в Киеве начался Всеукраинский съезд шахматистов и 1-й Всеукраинский турнир. Съезд обратился с просьбой к Высшему Совету Физической Культуры (ВСФК) о создании при нем шахматного центра. Просьба была удовлетворена. С этого момента стали образовываться секции в тогдашней столице Украины Харькове и в других городах. Во Всеукраинском турнире от Харькова играл Григоренко.

Он разделил 5—6 места, набрав 5 очков из 10 возможных. Григоренко был избран съездом в состав временного комитета.

    Шахматная секция при губернском совете ФК была организована в июне 1924 года. Свою деятельность она начала с того, что зарегистрировала все шахматные кружки в городе — их выявилось 20, а число членов в них — около 150. Возглавил секцию Алехин. Он же был избран секретарем шахматной секции ВСФК УССР.

    Чемпионат Харькова: 1—2 — Алехин, Григоренко (9 из 12), 3 — Ойстрах (6,5), 4 — Терещенко (6).

    Турнир 2-й и 3-й категорий: 1 — Бардах. Смешанный турнир первых трех категорий: 1 — Алехин (16,5 из 17), 2 — Юшкевич (12,5), 3—4 — Коровин, Попович (12).

    20 августа 1924 года в Москве открылся 3-й Всесоюзный съезд шахматных организаций. В программу съезда вошли всесоюзный чемпионат,

а также турниры городов, рабочий турнир и чемпионат Красной Армии и Флота.

    Газета "Коммунист" в рубрике "Шахматы" сообщала: "Высшим советом физкультуры при ВУЦИКе делегированы из Харькова для участия

в турнире любителей т.т. Алехин и Григоренко, а также т. Фрейдберг (ХПЗ) для участия в турнире рабочих".

    В турнире городов в сильной по составу группе "А" начинали игру 16 участников, потом двое выбыли. 12—13 — Алехин (5,5 из 13). Турнир городов, группа "Б2". В 1-й подгруппе: 3—4 — Григоренко (5 из 8). Рабочий турнир закончился победой 18-летнего рабочего Харьковского паровозостроительного завода М. Фрейдберга. В групповом турнире он занял 2-е место (8 из 10), а в финале был первым (4 из 5).

    Не осталась в стороне от шахматных событий и газета "Харьковский пролетарий". В ней достаточно регулярно печатались извещения

о предстоящих шахматных мероприятиях. (Например: "27 сентября в автомобильном [! — С. Г.] клубе состоится сеанс одновременной игры".)

    Приводим фрагмент любопытной заметки "Клуб им. Антропова нужно оживить", опубликованной 07.09.1924.

    "Но наши клубы в большинстве своем не вполне удовлетворяют своему назначению. Возьмем, например, клуб им. Антропова, объединяющий печатников, деревообделочников и текстильщиков. Прежде всего, поражает теснота помещения. Клуб имеет 2—3 комнаты. Духота, теснота, густой табачный дым, гул голосов, мешающий читать газету, — обычное явление... В передней комнате обыкновенно играют в шахматы. Возле столов собирается масса публики. Шахматы — полезная и хорошая игра, но нужно отвести для них отдельную комнату, а не центральную,

где собирается вся публика".

    Однако главным печатным органом, в котором наиболее полно отображалась шахматная жизнь в Харькове, в 1924 году стал журнал "Вестник физической культуры" — орган Харьковского Губернского Совета Физической Культуры и ЦК КСМУ. [Первый номер журнала вышел в ноябре 1922 года. Редакция находилась на ул. Московской 9, кв. 2.]

    В № 8 за 1924 год открылся отдел "Шахматы" под редакцией Алехина и Григоренко. Приводим фрагмент вступительной статьи:

    "Шахматная жизнь в СССР вступает на совершенно новый путь. Казавшаяся несбыточной мечта выдающихся шахматистов — Тарраша, писавшего о необходимости введения преподавания шахмат в школе, и Ласкера, еще в свой недавний приезд в феврале 1924 года указывавшего

на желательность регулирования шахматной жизни, начинает осуществляться. В Москве и на Украине при ВСФК образованы Центральные Шахматные Бюро, имеющие целью руководить шахматной жизнью в СССР, направляя ее по линии привлечения широких пролетарских масс

к этому совершенно своеобразному и безусловно ценному в культурно-просветительском и воспитательном значении виду духовной

деятельности человека. Этот шаг явился логически необходимым следствием того необычайного подъема в шахматной жизни, который наблюдается сейчас на всей территории СССР. После периода застоя, вызванного империалистической войной, шахматы начинают привлекать

к себе все более и более широкие круги населения. При поддержке государства организуется целый ряд турниров — например, в 1920 г. по почину Всевобуча Всероссийская шахматная олимпиада, в 1923 г. Всероссийский шахматный съезд и целый ряд местных и областных состязаний,

например, [...] и в апреле 1924 года Всеукраинский турнир в Киеве. Наконец, в августе сего года созывается ВСФК 1-й Всесоюзный шахматный съезд, который по обширности намеченной организационной работы и по значительности имеющих быть в связи со съездом состязаний, безусловно, явится одним из важнейших этапов в развитии шахматной жизни в СССР.

    Приступая с этого номера к редактированию шахматного отдела, мы главной целью своей ставим популяризацию шахмат среди широких пролетарских масс путем устройства Всеукраинского турнира по переписке, конкурсов составления и решения шахматных задач и этюдов, печатание статей по теории и истории шахматной игры, критико-библиографических очерков и т. п., а также освещения шахматной жизни

как на Украине, так и во всей СССР и за границей.

    Всех товарищей, для которых дорого шахматное искусство, приглашаем участвовать в нашей общей работе путем присылки корреспонденций, статей, задач, хроники с мест и т. п. Мы уверены, что только при общей поддержке нам удастся поставить настоящий отдел на должную высоту".

    Для изучения шахматной игры редакция рекомендовала следующие книги: "Азбука шахматной игры" и "Руководство к изучению шахматной игры" Грекова и Ненарокова, "Основы шахматной игры" Капабланки. Сообщалось, что получить их можно в Центральной шахматной секции.

    Далее были приведены две задачи (Жесперсена и Генрихсена) и две партии с комментариями: Рети — Ятс (Нью-Йорк, 1924) и Боголюбов — Рети (Острава Моравская, 1923).

    В заключение отдела шел раздел "Хроника". Вот какие шахматные события, касающиеся харьковчан, там были отражены.

    "В связи с переходом в ведение Губернского Совета Физкультуры харьковский шахматный кружок переименован в Центральную Показательную Шахматную Секцию (ЦПШС) и переведен в новое помещение — клуб Вукопспилки (пл. Тевелева, 19). Игра происходит ежедневно от 6 1/2 до 11 часов вечера".

 

Ил. 10. Здание (пл. Тевелева, 19), в помещении которого в 1924 году

располагалась ЦПШС при клубе Вукопспилки

 

    "Харьков. В воскресенье, 25 мая, А. Алехин и Д. Григоренко дали в секции сеанс одновременной игры на 48 досках; результат: +38, -7, =3.

    В ближайшее время назначен к проведению в секции целый ряд состязаний: матч на 10 досках представителей шахсекций клубов "Горняк"

и им. Антропова, два матча с Полтавой, причем в одном из них представителями со стороны Харькова выступят сильнейшие шахматисты рабочих клубов, а в другом — игроки ЦПШС и, наконец, однодневный турнир-гандикап.

    Бахмут [Ныне г. Артемовск. — С. Г.]. По приглашению шахсекции Центрального Рабочего Клуба состоялась гастрольная поездка

И. Янушпольского, давшего сеанс одновременной игры на 32 досках (+26, -5, =2) и сыгравшего ряд консультационных партий против сильнейших местных шахматистов".

 

    "Вестник физической культуры", № 9—10, 1924:

    Хроника. При Губернском Совете Физической Культуры образована Губшахсекция, председателем которой назначен т. Воронин. В состав бюро

секции, помимо председателя ее, входят по одному представителю от Красной Армии и ХГСПС и два шахработника, один в качестве Губинспектора, и другой — секретарь секции.

    Губшахсекцией с 1 июля объявлена регистрация всех шахсекций г. Харькова при красноармейских частях, вузах, госучреждениях, профорганизациях и клубах. Регистрация производится [...]. Параллельно с этим идет регистрация шахматных инструкторов и руководителей шахсекций. Регистрация у т. Алехина в ЦПШС.

    4 июня в ЦПШС состоялся матч на 9 досках между представителями шахсекций клубов "Горняк" и им. Антропова. После упорной борьбы матч закончился вничью. [Результаты по доскам (первый в паре из клуба "Горняк"): Л. Цукерник — Кириллов, 0:1; С. Цукерник — Тесленко, 0:1; Ломазов — Березюк, +:-; Линцер — Ордель, 0:1; Кривошеин — Гольдман, 0:1; Акдис — Шибанов, 0,5:0,5; Ладензон — Якштес, +:-; Матлис — Лавинский, 1:0; Раскинд — Аронсон, 1:0.]

    15 и 16 июня в Харькове состоялись на 8 досках матчи с представителями Полтавы. Сборная районных кружков — сборная Полтавы — 4:4. Сборная ЦПШК — сборная Полтавы — 5,5:2,5.

 

    Фрейдберг — Шабельницкий (Полтава, 1924)

    1. e4 e5 2. Nf3 Nc6 3. Bc4 Bc5 4. c3 Nf6 5. d4 ed 6. cd Bb4 7. Nc3 Ne4 8. 0-0 Bc3 9. d5 Ne5 10. bc Nc4 11. Qd4 Ncd6 12. Qg7 Qf6

13. Qf6 Nf6 14. Re1 Kf8 15. Bh6 Kg8 16. Re5 Nfe4 17. Re1 f5 18. Re7 b6 19. Ne5 Bb7 20. Nd7 Ne8 21. f3 N4d6.

 

                                                                                               11

 

    22. Nf6 Nf6 23. Rg7 Kf8 24. Rc7 Kg8 25. Rg7 Kf8 26. Rb7 Kg8 27. Rg7 Kf8 28. Ra7 Kg8 29. Ra8 Kf7 30. Rh8 1:0.

 

 

Ил. 11. Участники матча Харьков — Полтава (1924). Сидят: ГРИГОРЕНКО, Ластовец, РОМАШКЕВИЧ, Андреев, АЛЕХИН, Янчук; стоят: ЯНУШПОЛЬСКИЙ, Циолек, Махлин, МАХОВЕР, Шабельницкий, Павлов, ОЙСТРАХ, Гуревич, ФРЕЙДБЕРГ

 

    "Вестник физической культуры", № 11, 1924:

    Объявлен конкурс решения шахматных задач. Лицам, набравшим наибольшее количество очков, будут выданы 4 приза (шахматные книги).

    В целях подготовки к Всесоюзному шахматному съезду Харьковским Губернским Советом Физической Культуры на 15 июля была созвана губернская шахконференция. На конференции присутствовали 26 делегатов, представляющих 15 шахматных организаций Харькова, Харьковского

и Ахтырского округов. На конференции были заслушаны доклады "О положении шахматного искусства в УССР" (докладчик т. Григоренко)

и организационный доклад губшахсекции (докладчик т. Воронин). План шахматного строительства в рабочих и профсоюзных организациях города

Харькова и округов, а также способы популяризации игры среди широких масс трудящихся, намеченные в докладе губшахсекции, конференцией утверждены. Затем были проведены выборы кандидатов от Харьковской губернии на состязания Всесоюзного шахматного съезда. На турнир городов (в случае предоставления Харьковской губернии двух мест) командируются т.т. Алехин и Григоренко, а на турнир рабочих кружков — победитель общегубернского турнира. Делегатом на 3-й Всесоюзный шахсъезд избран председатель губшахсекции т. Воронин, кандидатом —

т. Янушпольский.

    По окончании конференции, 16 июля начался общегубернский турнир, в котором приняли участие 30 игроков, являющихся представителями следующих шахматных организаций: Дома Красной Армии, фабрики "Кофок", клубов "Горняк", им. Томского и ВСНХ, Водопроводной станции, ЦПШС, 1-й, 2-й, 3-й и 4-й профшкол, общежития студентов Медицинского института, Харьковского технологического института, Харьковской товарной биржи, УЧК и Центрального районного клуба г. Ахтырки. Все играющие разбиты на 5 групп по 6 человек в каждой. По 2 игрока

из каждой группы, достигшие лучших результатов, войдут в финальную группу, победитель которой явится представителем от Харьковской

губернии в турнире рабочих кружков Всесоюзного съезда.

 

    "Вестника физической культуры", № 12—15, 1924:

    В шахсекции спортклуба "Горняк" состоят 22 человека.

    В ЦПШС в настоящее время приступлено к проведению плановых состязаний осенне-зимнего сезона 1924—1925 гг. В течение октября начались турниры: смешанный для игроков 1-й и 2-й категорий (при 12 участниках), 3-й категории (12 участников) и смешанный для 4-й и 5-й категорий

(14 участников). Все турниры закончатся к 15 ноября, после чего начнутся массовые состязания для всех шахматных кружков г. Харькова.

    Шахсекцией при ГСФК объявлены два шахматных турнира по переписке: один для шахматных кружков г. Харькова, и другой для шахматных организаций Харьковской губернии.

 

    В декабре 1924 года состоялись три матча Харьков — Житомир.

    Первый матч: Харьков (районные кружки) — Житомир, 1,5:4,5. [Терещенко (ХТИ) — Меламед, 0:1; Кириллов (4-я профшкола) — Гуецкий, 0,5:0,5; Тесленко (клуб им. Антропова) — Зеф, 0,5:0,5; Попович (ВСНХ) — Нусинов, 0,5:0,5; Коровин (Агитбаза БТ) — Полинский, 0:1; Рабинович (Дом Красной Армии) — Островский, 0:1.]

    Второй матч: Харьков (сборная) — Житомир, 4:2. [Алехин — Меламед, 1:0; Фрейдберг — Гуецкий, 0,5:0,5; Янушпольский — Островский, 1:0; Ойстрах — Нусинов, 0,5:0,5; Григоренко — Полинский, 1:0; Анучин — Зеф, 0:1.]

    Третий матч: Харьков (центральный шахматный кружок) — Житомир, 4:2. [Григоренко — Меламед, 1:0; Терещенко — Гуецкий 0,5:0,5; Янушпольский — Полинский, 1:0; Алехин — Нусинов, 1:0; Кириллов — Зеф, 0,5:0,5; Попович — Островский 0:1.]

    Янушпольский — Островский (Харьков, 1924)

    1. e4 e5 2. Nf3 Nc6 3. Bc4 Bc5 4. c3 d6 5. d4 ed 6. cd Bb4 7. Kf1 Bg4? 8. Qb3 Bf3 9. gf Ba5 10. Bf7 Kf8 11. Bg8 Rg8 12. Be3 Bb6

13. d5 Ne5 14. f4 Ng4 15. Bb6 ab 16. Qh3 Qf6 17. Qg4 Qb2 18. Qf5 Ke7 19. Qe6 Kf8 20. e5! Qa1 21. Kg2 Re8 22. Qf5 Ke7 23. Rc1 Kd8

24. Qf7 1:0.

 

    Завершаем обзор 1924 года извлечением из отдела "Почтовый ящик" журнала под редакцией Н. Грекова "Шахматы": "В. А. Т. (Харьков). Двухходовки очень малы по содержанию; тема трехходовки известна давно и в очень схожем выражении (у Лойда)". Кто укрылся за этими инициалами? Тайна приоткроется в обзоре... 1971 года.

 

*

 

 

 

1935

 

    В 1935 году в Харькове был открыт Дворец пионеров. Он расположился в специально перестроенном здании ВУЦИК (пл. Тевелева, 15). Наряду с другими кружками и секциями, во Дворце пионеров работал и шахматно-шашечный кружок, в котором выросли многие известные харьковские шахматисты и рядовые любители шахмат, пронесшие свое увлечение через всю жизнь.

 

Ил. 25. Первый Дворец пионеров. Снимок 1935 года

 

    Из газеты "Соцiалiстична Харкiвщина" (02.01.1935):

    "Клуб юных исследователей Арктики теперь начал по радио плановое состязание с полярными станциями. Для состязаний организованы

из членов клуба две шахматные команды. Одна из них ведет игру с мысом Желания, а другая — с мысом Челюскина. [...] Вскоре возле Дворца пионеров будет поставлена большая шахматная доска, на которой будут показаны ходы обеих команд. Члены шахматной команды Макаров

(21-я школа), Ковальзон (73-я школа), Окунев (73-я школа, 6 класс)". А "Шахматно-шашечная газета" добавляла: "Приветствуя будущих полярников, зимовщики благодарят их за интерес к жизни Арктики и сообщают о своих успехах в исследовательской работе, в охоте на белых медведей и морского зверя. Зимовщики на мысе Желания приняли предложение школьников начать шахматную партию по радио и сообщили свой первый ход — d2-d4".

 

Ил. 26. Пионеры у демонстрационной шахматной доски

с позицией из матча Харьков — мыс Желания

 

    Посмотрим на жизнерадостные шахматные события года глазами читателя другой популярной харьковской газеты.

 

Газета "Харьковский рабочий"

 

    Турнир по переписке № 40 (1-й категории): 5 — Алехин (4,5 из 10).

    Всесоюзный шахматный турнир промкооперации (Иваново): 7—8 — Клинкевич (5,5 из 12), 10 — Копанс (4,5).

    Чемпионат Харькова: 1 — Терещенко.

    В Киеве состоялся матч Украина — Белоруссия. Счет 14:6 в пользу Украины. Григоренко — Сташевский, 1:0.

    08.04. Шахматный турнир работников МТС: 2 — Варваров.

    18.05. "18 мая в 12 час. дня на Советской площади, против Дома Красной Армии шахматно-шашечная секция облпрофсовета впервые

в Харькове проводит сеанс одновременной игры в шашки на 100 досках и шахматы на 35 досках. В шахматы сеанс дает т. Давид (Москва).

В сеансе участвуют шахматисты ХЭМЗ, ХПЗ, ХТЗ, ХТГЗ, "Серп и Молот" и др.

    28.05. Приведено фото: "Ученики 13-й школы играют в шахматы".

    30.05. Начался шахматный турнир на первенство ЦК союза работников швейной промышленности. Участвуют мужские, женские и детские команды.

    03.06. Закончилась общевузовская шахматно-шашечная спартакиада, в которой участвовало до 1000 человек. 1 — ХГУ (Альтшулер, Шехтер, Лундин, Шун, Эйгенсон, Антоненко и др.), 2 — ХЭТИ (во главе с Орделем), 3 — институт физической культуры.

  

Ил. 27. Межвузовские соревнования. За досками т.т. Козлов — преподаватель математики

в рабфаке Планового института и Гелис — студент Планового института

 

    04.07. «Лекцию шахматиста т. Григоренко по сравнительной силе слона и коня в эндшпиле организует 6 июля шахматно-шашечный кружок Дома инженеров и техников в своем павильоне на стадионе "Динамо"».

    05.07. Нештатный шахматный корреспондент газеты Лундин сообщал: "Закончился показательный шахматный турнир. 1—2 места поделили чемпион Харькова т. Терещенко и т. Григоренко, набравшие по 7 очков из 9 возможных. 3 — Ордель, 4 — Брон, 5 — Шумилин. Далее идут Варваров, Альтшулер, Ойстрах и Щучинский. Таким образом, первые три призера едут во всеукраинскую школу мастеров в Анапу, для которых данный турнир послужил прекрасной проверкой".

    16.07. Сеанс Орделя в Доме Красной Армии продолжался свыше 3 часов и привлек значительное число зрителей — бойцов и комсостава. Результат: +17, -1, =0.

    17.07. Шахматный блицтурнир устраивает в выходной день 18 июля на "Динамо" Дом инженерно-технических работников. Победителям турнира будут выданы призы.

    30.07. Матч трех заводов (в шахматном павильоне парка "Металлист") — ХПЗ, ХЭМЗ, ХТЗ.

    24.08. Шахматно-шашечная секция облпрофсовета устраивает в Краснозаводском парке культуры и отдыха сеанс одновременной игры на 75 досках. Сеанс дают сильнейшие шахматисты Харькова Кириллов, Бланкштейн, Ойстрах. 30 августа там же состоится массовый блицтурнир, рассчитанный на участие до 400 человек.

    01.09. Состоялось торжественное открытие шахматного турнира на первенство союза Медсантруд Украины. Турнир проходит в Доме врача.

    05.09. В турнире союза Медсантруд на втором месте идет Меселевский.

    14.09. В турнире союза Медсантруд третье место досталось доктору Фридману (8,5 из 11).

    26.09. Закончился шахматный турнир работников тракторной промышленности. 3—4 — Иванов (ХТЗ).

    03.10. Открылся шахматный турнир на первенство обкома союза работников высшей школы и научных учреждений. Участвуют 12 человек, включая персонально приглашенных т.т. Терещенко (чемпион Харькова), Григоренко, Бланкштейна, Брона. После открытия т.т. Терещенко, Григоренко, Бланкштейн дали альтернативный сеанс одновременной игры на 54 досках против всех желающих (+42, -8, =4). Открытие турнира

и сеанс вызвали большой интерес и привлекли до 200 зрителей.

    04.10. 2 октября началось командное первенство по шахматам обкома Рабис. В первенстве участвуют команды театра им. Шевченко, Театра революции, Театра русской драмы, Госоперы, ТЮЗ, художественного, музыкального, театрального техникумов и ТРАМ. Игра происходит ежедневно, чередуясь, в помещениях Госоперы, театров им. Шевченко и русской драмы.

    09.10. "Закончились полуфинальные соревнования по союзу работников лесосплава. Победителями по шахматам вышли харьковчане т.т. Жуков

и Ф. Кравец. Они поедут на финальные соревнования в Воронеж".

    23.10. В турнире работников госторговли участвовали 30 человек. В финале победил Лундин. Ему вручена премия и специальная грамота.

    29.10. "В Харькове приступил к планомерной работе первый на Украине шахматно-шашечный клуб (ул. К. Либкнехта, 14). В члены клуба принимаются все шахматисты и шашисты 1-й, 2-й и 3-й Всесоюзных категорий. Для лиц, не имеющих квалификации, правление клуба организует квалификационные турниры, начинающиеся 30 октября, в 10 час. 30 мин. утра. Ближайшее мероприятие клуба — доклад Карелина и Шумилина "Матч на мировое первенство по шахматам Алехин — Эйве". Доклад сопровождается демонстрацией партий матча. Доклад состоится 29 октября в 7 час. 30 мин".

 

Ил. 28. Здание (ул. Сумская, 14), в котором в начале XX века находилась

частная гимназия Драшковской, а в 1935 году надолго обосновался

городской шахматно-шашечный клуб. Снимок 2008 года

 

    05.11. "В ЦШШК в дни праздников состоятся: 6 ноября — большой блицтурнир, 8 ноября — конкурс решения задач. Победители премируются".

    20.11. Открылись Всесоюзные шахматные соревнования профсоюза сахарной промышленности СССР. На открытии состоялся доклад Карелина и Кириллова "Матч Алехин — Эйве" и сеанс одновременной игры т. Варварова (+13, -3, =1).

    23.11. Всесоюзный шахматный турнир союза работников высшей школы и научных учреждений: 1—2 — Белавенец (Москва), Вересов (Минск), 3 — Брон (институт огнеупоров) (9 из 16), 4 — Бланкштейн (Госуниверситет) (8).

    В шахматном турнире ДСО "Спартак" на 5-е место вышел Копанс, на 6-е — Клинкевич. Успехи харьковчан связаны с большим оживлением шахматной работы в профсоюзах и комитете горсовета физкультуры.

    05.12. Матч Клуб им. "III Интернационала" — ХПЗ, 12:8.

    08.12. Шахматный турнир в поезде. "3 декабря в пригородном поезде Харьков — Золочев было особенно оживленно. Во всех вагонах поездники

напряженно следили за исходом шахматного турнира, который проходил в одном из вагонов этого состава. Вот прошел слух, что Кацман

и Нодашковский берут верх. Через минуту об этом знали и говорили во всех вагонах. Незаметно прошло время езды. В этот день было сыграно

28 партий на 6 шахматных столиках".

    14.12. Задача, составленная начинающим харьковским композитором.

 

                                                                                               33 Бройде (1935)

                                                                                                          Мат в 2 хода

 

    33. Решение: 1. Nf3.

 

    АзбельЛохвицкий (Харьков, 1935)

    1. Nf3 d5 2. d4 e6 3. e3 Nf6 4. b3 Be7 5. Bb2 0-0 6. Bd3 c5 7. Nbd2 Nc6 8. a3 b6 9. 0-0 Bb7 10. Ne5 Qc7 11. f4 Na5 12. f5 Ne4 13. Be4 de.

   

                                                                                               34

 

    14. f6 Bf6 15. Rf6 gf 16. Ng4 f5 17. Nf6 Kg7 18. d5 e5 19. Nde4 fe 20. d6 Qc8 21. Qh5 Rh8 22. Qg5 Kf8 23. Qh6++. (В. Панов: "Партия сделала бы честь любому мастеру").

 

    15.12. В клубе учителей торжественно открылся полуфинальный шахматный турнир на первенство ВЦСПС.

 

    Ф. Меселевский вспоминал: "1935 год. Страна строится, расцветает. Стремительный рост индустриализации Советского государства имеет влияние и на культурное строительство, в частности на шахматную деятельность. Это хорошо видно на примере Харькова, где вместе

с организацией шахматных кружков на заводах, фабриках и в учебных заведениях происходило объединение шахматистов в спортивные клубы.

В Харьков приезжают мастера из разных городов страны, которые проводят показательные сеансы одновременной игры.

    Радостным для харьковских шахматистов был визит Сало Флора, одного из любимцев шахматной публики. Его сеансы, которые состоялись

в клубе строителей, в Доме ученых и в других местах, вызвали немалый интерес. В одном из сеансов у него выиграл инженер В. Терещенко,

а известный в городе игрок А. Жиляев сыграл вничью".

 

    А вот как освещала сеансы Флора в Харькове газета "Ленiнська змiна".

    28.03. Первый сеанс Флора в Харькове. Прибывший гроссмейстер Флор дал вчера сеанс одновременной игры на 40 досках против лучших шахматистов низовых кружков предприятий, учреждений, учебных заведений, Красной Армии Харькова. Сеанс начался ровно в 6 час. 20 мин.

В 9 часов на 20-м ходу Флору сдался работник ХТГЗ т. Яковлев. Через полтора часа на 26-м ходу Флор дал мат пешкой Миронову (технику ХЭМЗШ). Тов. Кацману — работнику термического цеха ХПЗ — Флор предложил ничью. Тов. Кацман отказался. В 11 час. вечера объявлен

перерыв на полчаса, после чего игра была продолжена. В лучшем положении, по сравнению с остальными, т. Каданер, комсомолец, студент

химико-технологического института, который имеет лишнюю пешку, т. Исаков — инженер "Гипростали", Краус — бывший шуцбундовец, рабочий ХТГЗ, т. Иванов — ХТЗ, Эйгенсон — студент ХГУ.

    29.03. Сеанс [...] продолжался 9 с половиной часов и закончился в 4-м часу утра. До 11 часов вечера Флор играл сравнительно медленно, после

перерыва же, когда положение участников турнира уже в полной мере выяснилось, игра пошла значительно быстрее. Приблизительно во 2-м часу ночи Флор потерпел первое поражение в партии с Шехтером (студент ХГУ). Через полчаса гроссмейстер проиграл партию комсомольцу Каданеру. Оба победителя хорошо провели партии от начала до конца. Вничью сыграли т.т. Драновский — работник издательства, член партии, Шун — преподаватель авиаинститута, Лундин — работник облпрофсовета, Шульгин — инженер-транспортник, Рабинович — инженер завода № 135, Сербинов — инженер "Гидропривода", Червяк — инженер завода "Серп и молот". Таким образом, сеанс закончился с результатом: +31, -2, =7.

Сегодня состоится встреча Флора с лучшими шахматистами города, завтра — 30 марта — встреча с пионерами.

    29 марта редакцию газеты "Ленiнська змiна" посетила группа пионеров — участников матча с гроссмейстером Флором. Про перспективы предстоящей встречи ребята заявили, что они к матчу подготовились хорошо. — Учитывая высокое шахматное мастерство гроссмейстера,

мы не питаем больших надежд, но приложим все силы, чтобы добиться хороших результатов, — так сказали ребята.

    30.03. Сеанс Флора с лучшими шахматистами Харькова. Вчера в Доме Красной Армии гроссмейстер Флор провел сеанс одновременной игры

с 30 лучшими шахматистами Харькова — игроками 1-й категории. Через 3 часа после начала сеанса закончилась первая партия — инженер Брон сделал ничью. В 10 час. 40 мин. блестящей ладейной атакой по линии "а" работник ОСПС А. Жиляев вынудил гроссмейстера сдаться. За ним закончилась вничью партия с Григоренко. Таким образом, до перерыва в 11 часов гроссмейстер Флор выиграл партию лишь у инженера Пищенко, две свел к ничьей и одну проиграл. [По некоторым источникам Флор сделал две "запланированные" ничьи — с мастером Кирилловым и корифеем Алехиным. — С. Г.]

    Из беседы корреспондента газеты с гроссмейстером Флором: "...Первые два сеанса игры с шахматистами низовых кружков

и железнодорожниками показали недостаточную теоретическую вооруженность и недостаточное умение играть работников-шахматистов Харькова. Из 80 партий Флор проиграл только три. Гроссмейстер подчеркивает необходимость для них много учиться. — Учиться, собственно, необходимо всем, и мне в том числе, — добавил он. [...] Сеанс игры в Харькове с игроками 1-й категории на 30 досках гроссмейстер оценивает

высоко. Он отмечает хорошую игру на многих досках. В частности, очень искусно провел всю партию от сицилианского дебюта до ладейного эндшпиля чемпион Харькова по шахматам т. Терещенко. Гроссмейстер сдался, когда стало ясно, что он вынужден отдать ладью за проходную пешку а3. Флор отмечает также хорошую игру т.т. Конорова, Гольдинова и других, которые выиграли партии в хорошем стиле и мастерски реализовали даже наименьшую возможность для атаки. Результат сеанса, как известно, такой: +6, -6, =18. [...] Флор указывает, что, возможно, такой результат объясняется его переутомлением, так как он уже почти два месяца играет ежедневно и в последние три дня играет беспрерывно

с вечера до утра. Но все-таки гроссмейстер отмечает высокий класс игры у многих его соперников 29 марта. На прощание Флор заявил, что

с большой охотой приедет снова в Советский Союз на международный шахматный турнир, который проектируется через год-два в Ленинграде.

Он тогда обязательно посетит снова Харьков, чтобы увидеть рост харьковских шахматистов". [Свое обещание Флор сдержал в 1938 году. — С. Г.]

    01.04: Встреча Флора с харьковскими пионерами. 30 марта состоялся сеанс одновременной игры гроссмейстера Флора на 40 досках против самых молодых шахматистов Харькова — школьников. Самый молодой участник турнира — 12-летний пионер (ученик 6-й школы) Поженян хорошо держался до конца игры, только на 35-м ходу сдался гроссмейстеру. Хорошо играл воспитанник кобеляцкого детдома Крупко, вызванный

в Харьков для участия в турнире. В дебюте Крупко был в выигрышном положении, но потом, потеряв ферзя, на 23-м ходу сдался гроссмейстеру. Неплохо провела партию пионерка Шполянская (58-я школа). Итог сеанса: +36, -0, =4. Вничью сыграли — Самойлович (ученик 105-й школы), Мурзин (102-я школа), Маслеников (18-я школа), Левчук (36-я школа).

    Из заметки Алехина "После выступлений Флора": "...В этом сеансе хорошо сыграли комсомолец Каданер, студент ХГУ Шехтер и представитель завода "Серп и Молот" Червяк, который крепкой защитой в очень тяжелой для него позиции форсировал ничью. Железнодорожники, которые выступали во втором сеансе, были до сих пор в шахматном движении Харькова наименее активными. Поэтому не приходится удивляться, что Флор добился такого  исключительно хорошего результата (+31, -1, =4). Хорошие партии дали Черноус (дирекция ЮЖД), который один из всех выиграл, и Дубина (Дворец железнодорожников), который сделал ничью. [...] Про третий сеанс Флор сказал, что, за исключением сеансов против

1-й категории в Москве и Ленинграде, "ему за всю свою практику сеансера не доводилось играть с таким сильным составом". Из отдельных

участников на Флора сильное впечатление произвела игра Лившица, А. Жиляева и особенно чемпиона Харькова т. Терещенко. [...] Какие же выводы? Школьники, хотя сравнивая с прошлым годом и сделали большие успехи, играют все же слабее своих ленинградских и московских товарищей. Создание шахматной школы при Дворце пионеров, регулярное проведение школьных и межшкольных состязаний поможет  в самый короткий срок поднять на надлежащую высоту игру харьковских школьников. О взрослых. Если верхушка харьковских шахматистов

(1-я и частично 2-я категории) играют на "удовлетворительно", то в низовых коллективах уровень игры еще  не достаточно высокий. Тут требуется углубленная работа над повышением квалификации (курсы для изучения теории игры, систематическое проведение квалификационных

и теоретических турниров и др.). В Харькове до сих пор профсоюзы уделяли крайне мало внимания шахматам, из-за чего, естественно, нельзя

было развернуть истинно массовую шахматную работу. Теперь, когда облпрофсовет и отдельные союзы на деле начали управлять шахматным движением среди профсоюзных масс, мы уверены, что Харьков станет одним из ведущих шахматных центров СССР".

 

*

 

 

 

1978

 

    Организовался детский шахматный клуб "Пешка". Как оказалось в дальнейшем, поначалу рядовой кружок превратился в крупный очаг шахматной жизни в Харькове, дававший благодатное тепло детям и взрослым в течение трех десятилетий!

    А начиналось так. В 1978 году в комнату школьника пришла инженер завода "Коммунар" Л. Саханович, чтобы научить детей своих сослуживцев играть в шахматы. Оказалось, что желающих научиться оказалось очень много. Втянувшись в шахматные заботы, Лидия Игнатьевна покинула инженерную стезю и перешла работать руководителем кружка районного Дома пионеров. Количество кружковцев быстро росло и маленькой комнаты школьника катастрофически не хватало. Через некоторое время помогли руководители Московского района — кружку выделили еще три комнаты. Укрепился и педагогический состав — на помощь Л. Саханович пришли опытные кандидаты в мастера Алла Иванченко и Юрий Саханович. Пришла пора превращения кружка в шахматный клуб. Название новому шахматному клубу выбирали дети. Большинство высказалось за "Пешку". Как тут не вспомнить Филидора: "Пешки являются душой шахмат"!

 

Ил. 80. За скромной вывеской богатая история

 

    В сентябре в ЦПКиО им. Горького состоялся 2-й Праздник шахмат. В гости к харьковским шахматистам приехали гроссмейстеры Гулько

и Разуваев, а также спортивный обозреватель центрального телевидения и радио Н. Дымарский.

 

 

Ил. 81. Гости и организаторы 2-го Праздника шахмат: ГЛУЗБЕРГ, Разуваев,

Гулько, ? (работник ЦПКиО), Дымарский, ШИТОВ, КВЯТКОВСКИЙ

 

    "Красное знамя" (24.09.1978): "...Приподнятое настроение участников и зрителей, интересные встречи, рассказы о шахматах и борьбе за мировое

первенство, захватывающие перипетии массовых соревнований убедили, что праздник удался. В сеансах одновременной игры, блицтурнире команд ДСО, конкурсе решения задач и шахматной викторине, завоевав призы парка, лауреатами праздника стали: рабочие Кутаев и Гурин, инженеры Рубанов, В. Андреев, и многие другие".

    Состоялось первенство Харьковской области среди школьников в различных возрастных категориях. 1—4 классы: 1 — Конарев (70-я школа); 5—7 классы: 1 — Лившиц (4-я школа), 8—10 классы: 1 — Гольберт-Алексиков (98-я школа).

    Финал городского ШШК: 1 — Луценко (выполнил норму кандидата в мастера).

    Первенство ХОС ДСО "Спартак": 1 — Козлов, 2—4 — Губницкий, Фрунт, Яхкинд.

    Первенство ХОС ДСО "Авангард": 1 — Подгаецкий, 2 — Шпехт, 3 — Панченко.

    Первенство ХОС ДСО "Буревестник": 1 — Астраханцев, 2 — Киктев, 3 — Ли.

    Первенство ХОС ДСО профсоюзов: 1—2 — Перетятько, Тиманин.

    Первенство Харькова (со статусом полуфинала чемпионата Харьковской области): 1 — Тиманин,  2 — Астраханцев, 3 — Яхкинд.

    Открытый чемпионат Харьковской области: 1 — Мчедлов (8,5 из 13), 2—4 — Б. Коган (Львов), Жидков (Киев), Козлов (8), 5—7 — Калинский, Квятковский, Новиков (7), 8—9 — Савченко, Эльянов (6), 10—12 — Губницкий, Литвин, Тиманин (6), 13 — Астраханцев (5), 14 — Яхкинд (3,5).

    Первенство Харькова среди женщин собрало более 40 участниц. 1—2 — Сон, Ханукова, 3 — Петрова.

    Чемпионат Харьковской области среди женщин: 1 — Дудкова, 2 — Андреева, 3 — Ханукова.

    Командное первенство Украины среди коллективов физкультуры и спортклубов (Киев): 1 — "Маяк" (Калинский, Эльянов, Соболев, Тиманин, Савченко, Андреева).

    7-е лично-командное первенство Укрсовпрофа (Одесса): 2 — Харьков (Калинский, Новиков, Литвин, Козлов, Подгаецкий).

    Финал чемпионата Украины (Ялта): 15—16 — Вайсман, Оноприенко (3,5 из 15).

    Проводившийся в Харькове финал чемпионата Украины среди женщин собрал 38 участниц, среди которых были и молодые представительницы нашего города. Однако в призерах харьковчанок не было...

    "Шахматы в СССР" (№ 10, 1978): "Вот уже шесть лет Всесоюзный совет ДСО профсоюзов ежегодно проводит соревнования заводов-гигантов. Очередное 6-е Всесоюзное лично-командное первенство крупнейших коллективов проходило в шахматном клубе Брянского машиностроительного завода. [...] Вновь успеха добились харьковские шахматисты клуба "Маяк", занявшие второе место. В составе команды международный мастер Андреева, мастера Калинский, Эльянов, кандидаты в мастера Соболев, Тиманин, Савченко. Радует результат оператора-регулировщика Савченко, победившего в личном зачете на второй доске".

    Финал первенства ЦС ДСО "Локомотив" среди девушек (Жданов): 2 — Сон.

    Полуфинал первенства ЦС ДСО "Буревестник" (Харьков): студент 5-го курса ХИИКСа Круговой (тренер Киктев) выполнил норму кандидата

в мастера.

    Финал первенства ЦС ДСО "Буревестник" (Баку): 1 — Чернин. (На этом турнире Чернин выполнил мастерскую норму.)

    Полуфинал ЦС ДСО профсоюзов (Ташкент): Савченко и Эльянов попали в финал.

    27-й чемпионат СССР среди юношей (Капсукас): 2—4 — Чернин (6,5 из 9), 5—? — Новиков (6).

    В составе команды "Авангард", завоевавшей Кубок СССР, играла Баранова.

    12-е первенство СССР среди молодых мастеров (Вильнюс): 9—11 — Мачульский (7 из 15).

    Мемориал А. Зайцева (Владивосток): 2 — А. Мачульский.

    В октябре состоялся 5-й международный матч Познань — Харьков. Со счетом 6,5:9,5 победили харьковчане.

    Турнир 1-й лиги 46-го чемпионата СССР (Ашхабад): 11 — Савон (7,5 из 17).

    Зональный турнир ФИДЕ (Львов): 11—13 — Савон (6,5 из 14).

    Международный турнир (Киев): 2—4 — Савон (9 из 15).

    Командное первенство Украины по шахматной композиции: 1 — Харьковская область.

    7-й чемпионат Украины по шахматной композиции (1977—1978). В разделе этюдов: 2 — Самило.

    10-е командное первенство СССР по шахматной композиции (1977—1978): 3 — Украина (Белоконь, Чернявский).

 

               

                                          Ил. 82. В. Эльянов          Ил. 83. А. Козлов        Ил. 84. М. Гуревич         Ил. 85. А. Чернин

 

Мастер Владимир Эльянов

    1951 г. рожд. Профессиональный шахматист. Тренер, организатор. В дальнейшем заслуженный тренер Украины, известный издатель шахматной

литературы, отец и тренер известного гроссмейстера, глава шахматной семьи. Достойный кандидат на звание "Почетный шахматист Харькова".

 

Мастер Александр Козлов

    1952 г. рожд. Работник системы общественного питания. Добившись мастерского звания, Козлов постепенно отошел от шахмат. Он рано ушел

из жизни, не до конца раскрыв свой немалый шахматный потенциал.

 

Мастер Михаил Гуревич

    1959 г. рожд. Студент. В дальнейшем профессиональный шахматист. Блестящие успехи Гуревича еще многократно будут упомянуты в обзорах последующих годов.

 

Мастер Александр Чернин

        1960 г. рожд. Студент. В дальнейшем профессиональный шахматист. Блестящие успехи Чернина еще многократно будут упомянуты

в обзорах последующих годов.

 

Первый кусочек "яблока"

(из романа Владимира Гринзайда "Яблоки", 1997)

 

    Происходило это 24 июня 1978 года. [...] В тот же вечер [...] рядом с памятником великому Кобзарю, являющимся наилучшим украшением гигантского пыльного Харькова (даже несмотря на толпу идеологических каменных фигур), стояли два довольно оригинальных субъекта. [...]

    Знаменитый памятник располагается на границе улицы Сумской и парка Шевченко, который часто называют по традиции садом, что и соответствует гораздо больше его облику. Парки всегда идеологичны — места культурного отдыха. Сад же Шевченко, хоть и сильно пострадал от рук строителей, но был совершенно свободен от диаграмм роста свинины и от лекториев. Стоя возле памятника, можно было наблюдать сразу три группы уличной публики, каждая из которых составляет свой особый мир.

    На широкой аллее, ведущей к фонтану цветомузыки расположились любители шахмат и шашек, которые, в свою очередь, распадались на множество групп и по уровню игры, и по возрасту игроков, и по респектабельности, так сказать.

 

Ил. 86. "Яма-2". Снимок 1980-х годов

 

    Вдоль Сумской шла аллея газет, где метрах в ста пятидесяти хорошо была видна футбольная "брехаловка", весьма многолюдная

и оживленная в июне 1978 года, так как чемпионат мира входил в решающую фазу и страсти очень накалялись в связи с таким грандиозным событием.

    Но еще больше чемпионат вызвал интерес в третьем уличном собрании, гораздо, впрочем, менее людном. Взглянув в сторону, противоположную "брехаловке", Арнольд различал фигуры "мельницы". Несколько лет назад они собирались в павильоне бывшей цветочной выставки, но теперь огромная стройка восьмой год возводившегося оперного театра потеснила их; стройка все ширилась

и грозила прогнать их с нового места, но это не вызывало ни малейшей досады "на мельнице". Они ведь собирались не только здесь. Играли на квартирах, а здесь то заключались пари, то обменивались "светскими новостями", то составлялись компании для игры. [...]

 

Ил. 87. Оперный театр и памятник на месте выставочного

(некоторое время — шахматного!) павильона. Снимок 2008 года

 

    Здесь продавались и покупались карточные долги, и отголоски этих крупномасштабных операций то и дело докатывались

до шахмат-шашек, вокруг которых было множество любителей заключать мелкие пари и играть на небольшие ставки. "Брехаловка" была, кажется, самым целомудренным из всех трех собраний и давала двум другим богатую информацию, так как здесь встречались уникальные и бескорыстные статистики футбола.

    Если и был человек, одинаково свой во всех трех столь непохожих уличных клубах, то именно Арнольд Подриз. Еще тридцать лет назад появился он десятилетним ребенком здесь, в саду, и потом часто приходил сюда наблюдать шашки, шахматы, домино. Игроки этих трех профессий мирно уживались тогда в живописном овраге, именуемом "ямой", что по известной ассоциации придавало

всему сообществу уголовно-романтическую окраску, хоть большинство игроков были люди безобидные. Многие игроки и зрители на его глазах успели состариться, домино давно уже отселили в другой парк, между прочим, тоже к оврагу.

 

Ил. 88. "Яма-1". Снимок 2008 года

 

"Ямы" и их завсегдатаи

 

    Антонов ("Антонеску"), Асриянц, Безброш ("Безгрош"), Белевцов, Бондаренко, Быстрик ("Бурешвайко"), Вайнштейн, Варченко, Л. Варшавский ("Труба"), Васякин, Веткин ("Адвокат"), Вовченко, Геллер (само собой — "Геллер"), Глузберг, Еф. Гонт ("Понт"), Горбатенко, Горбоносов, Горелик ("Горелкин"), Гречихин ("Грек"), Гринзайд ("Влас"), Губницкий, Гурарий ("Вовочка"), Г. Гуревич ("Однорукий Жора"), М. Гуревич ("Гурон"),

Ф. Гуревич ("Фридрих"), Гурин, Денисов ("Шалды-балды"), Дергун ("Чигорин"), Дерфель, Донсков, Емельяненко, Зябко, Алексей Иванов, Каганович-Сокальский ("Лазарь Моисеевич"), Калинин, Калинский ("Калина-малина"), Капралов, Карпейко, Карпенко ("Кончак"), Кац, Китайчук, Коваленко, Ю. Коган ("Келя"), Козлов ("Козлаускас"), Колесниченко ("Звездочет"), Колодный ("Леонид Осипович"), Копанс ("Копанец"), Короткий

("Архип"), Кравцов ("Сашук"), Кревсун, Креславский ("Ромуальдыч"), Куделко, Кузнецов ("Деникин"), Ланцберг, Луценко ("Луц"), Маргариус, Масюк, Мироненко, Ан. Михайловский ("Ус"), Молодых, Мякочин ("Мякольчин"), Набойченко, Д. Немец, Облогин ("Оглоблин"), Оглин ("Марксист"), Одинцов, Одриковский, Оноприенко ("Отец Оноприй"), Орликов ("Иоаков"), Перельцвейг ("Паша Эмильевич"), Петелин, Пирогов ("Бой"), Подгорный, Риссенберг ("Риссенблоц"), Савченко ("Иван-рабочий"), Симхович, Соболев, Сокальская [единственная женщина в мужском окружении], Томчук, Трусов, Тышковец ("Коста Фраскини"), Ульянцев, Фенинберг ("Кальтенбрунер"), Флюк, Фрунт ("Официант"), Хелимер

("Миша-маленький"), Хмельницкий, Шабельский ("Разночинец"), Шарнопольский ("Юхым"), Шершнев ("Альфонс"), Шитов, Шуба ("Шульбрехт"), Шур, Щербаков, Эйгенсон, В. Эльянов ("Патоличев"), Юровский, Ющенко, Яцко ("Алехин"), а также Василий Васильевич ("Смыслов", спившийся певец-сантехник) и Леонид Иванович ("Доктор")...

    Этот не претендующий на полноту перечень известных завсегдатаев трех шахматных "ям" пришлось ограничить одной сотней. (Автор приносит извинения тем, кто огорчится, не обнаружив себя в списке. Что же касается дружеских прозвищ, которые сохранила память, то "из песни слова

не выбросишь". Да и зачем выбрасывать? Автор никогда не слышал, чтобы кто-либо обижался на свое прозвище...)

    Объяснимся по поводу трех "ям". Как исторически правдиво отмечено в "Яблоках", первая "яма" ("яма-1") находилась в овраге. В 2008 году лишь немногие помнят о ней.

    Международный мастер ИКЧФ Квятковская вспоминает как она, будучи школьницей Щепотьевой, по наущению подружек, играла в шахматы

в "яме-1", обыгрывая там взрослых дядек.

    В августе 2008 года "Влас" (автор романа "Яблоки"), приехавший из Израиля навестить родной город, припомнил как бандит "Павло" в "яме-1"

за игрой в шахматы крепко побил "Шульбрехта"...

    Да, в "яме-1" нередки были пьянки, дебоши и прочие непотребства. Как следствие, городские власти распорядились снести столики в овраге. Любителей домино переселили в ЦПКиО им. Горького, а шахматисты возродили "яму-2", поднявшись из оврага на "нулевую отметку" — центральную аллею сада Шевченко. Вторая (но не последняя!) "яма" благополучно прожила несколько десятилетий. В надлежащее время будет рассказано и о "яме-3".

    О каждом "ямовце" можно было бы поведать немало любопытного — от очерка до авантюрно-криминальной повести. Ограничимся маленькими эпизодами-примерами, касающимися трех одаренных личностей: "Геллер", "Труба", "Копанец".

    Перворазрядник "Геллер" прославился на "яме" не как шахматный игрок, а как автор неизданной поэмы "Пук-пук", изобиловавшей скабрезностями и натуралистикой. Начиналась она так: "Вот уже в который раз я сажусь на унитаз". Ну и так далее. Весьма смело для своего времени...

    Перворазрядник "Труба" получил свое прозвище за совместительство деятельности инженера и музыканта-трубача. В шахматной области прославился спасительной патовой комбинацией с жертвами ферзя и ладьи, осуществленной на одном из прибалтийских фестивалей. Любопытно, что окончание партии было напечатано в журнале... "Наука и жизнь". Фамилия Лени "Трубы" была Варшавский. Как упоминалось в обзоре... 1962 года, он приходился дядей Анатолию Мачульскому. В 1974 году Толя завоевал право сыграть в международном юношеском турнире в Бельгии,

но, по понятным советским людям причинам, всесильный Харьковский обком КПУ "добро" на поездку не давал. Проблему решил "Труба", использовавший какую-то заветную "связь". (Племянник успешно сыграл в Шильде, "невозвращенцем" не стал, и его шахматная карьера еще круче пошла вверх.) "Труба" был своим человеком не только на "яме", но и на "мельнице". Другими словами, он был "катала" — картежный игрок.

Его жизнь закончилась трагически — "Труба" был убит в своей квартире за не отданный карточный долг...

    Живой легендой и любимцем всех завсегдатаев "ямы" был престарелый почетный перворазрядник "Копанец". (Фамилия спартаковца Копанса упоминается в обзоре... 1934 года.) Почти каждый погожий день полуслепой "Копанец" с истертой шахматной доской, несомой в непременной авоське, приходил на "яму-2". У него был постоянный партнер (соперников у "Копанца" быть не могло!) — Марк Моисеевич Глузберг (некоторое время главный редактор газеты "Красное знамя", затем работник дирекции ЦПКиО им. Горького, организатор нескольких "Шахматных праздников"). Наблюдать их игру, сопровождаемую колоритными речевками, припевками и комментариями, собиралась масса зрителей.

В какой-то трагический день, когда "Копанец", идя на свой шахматный пост, как обычно, переходил Сумскую улицу, напротив памятника

Т. Шевченко, его смертельно травмировал "Москвич". Это печальное для всех харьковских шахматистов событие промельком отразил в своем стихотворении 2008 года Илья Риссенберг:

 

Подвиг безымянной санитарки —

                                                                                        Справедливость, красота и страх...

                                                                                        В них под визг маренго-иномарки

                                                                                        В мир иных гамбитный патриарх.

 

    Жизнь есть жизнь, и, конечно, по-разному складывались судьбы завсегдатаев "ямы". Но преобладал на "яме-2", бесспорно, дух оптимизма

и веселья.

 

Шахматный звон по-харьковски

 

    В качестве "запевки используем фрагмент из повести В. Аксенова "Затоваренная бочкотара" (1968):

    "Володя Телескопов тем временем на косых ногах направился к шахматистам, которых набралось на лавочке не менее десятка.

    — Фишеры! — кричал он. — Петросяны! Тиграны! Играть не умеете! В миттельшпиле ни бум-бум, а в эндшпиле, как куры в навозе!

Я сверху-то все видел! Не имеете права в мудрую игру играть!

    Он пошел вдоль лавки, смахивая фигуры в пыль.

    Шахматисты вскакивали и махали руками, апеллировали к старшему, хитроватому плотному мужчине в полосатой пижаме

и зеленой велюровой шляпе, из-под которой свисала газета "Известия", защищая затылок и шею от солнца, мух и прочих вредных влияний.

    — Виктор Ильич, что же это получается?! — кричали шахматисты. — Приходят, сбрасывают фигуры, оскорбляют именами, что прикажите делать?

    — Надо подчиниться, — негромко сказал шахматистам мужчина в пижаме и жестом пригласил Володю к доске.

    — Эге, дядя, ты, видать, сыграть со мной хочешь! — захохотал Володя.

    — Не ошиблись, молодой человек, — проговорил человек в пижаме, и в голосе его отдаленно прозвучали интонации человека

не простого, а власть имущего.

    Володя при всей своей малохольности интонацию эту знакомую все-таки уловил, что-то в нем внутри екнуло, но, храбрясь

и петушась, а главное, твердо веря в свой недюжинный шахматный талант (ведь сколько четвертинок было выиграно при помощи древней мудрой игры!), он сказал, садясь к доске:

    — Десять ходов даю вам, дорогой товарищ, а на большее ты не рассчитывай.

    И двинул вперед заветную пешечку.

    Пижама, подперев голову руками, погрузилась в важное раздумье. Кружок шахматистов, вихляясь, как чуткий подхалимский организм, захихикал.

    — Ужо ему жгентелем... Виктор Ильич... по мордасам, по мордасам... Заманить его, Виктор Ильич, в раму, а потом дуплетом вашим отхлобыстать...

    В Гусятине, надо сказать, была своя особая шахматная теория.

    — Геть отсюда, мелкота! — рявкнул Володя на болельщиков. — Отвались, когда мастера играют.

    — Хулиганье какое — играть не дают нам с вами! — сказал он пижаме".

 

Из книги Г. Сосонко "Мои показания" (2003)

 

    Мир шахмат того времени создал свой особый, звонкий язык, состоящий из ассоциаций и цитат, нередко нарочито передернутых, прибауток,

заимствований из городского жаргона, блатных словечек и выражений. Язык этот, с обязательным элементом импровизации, беспрестанно обновлялся и был трудно понятен тем, кто не был знаком с этим удивительным миром.

    "Не Ласкер, зевнет, — приговаривал Куница, любимец измайловских шахматистов, играя блиц с моложавым подполковником, нервно мнущим

в пальцах незажженную папиросу. И, делая рокировку, небрежно ронял: — Мы же пока перевернемся".

    "Ша, киндерен, ша, папа снял ремень", — успокаивал он своих дружков, наблюдающих за ходом борьбы и заметивших, что подполковник совершил роковую ошибку. Поглядывая на ромбик выпускника артиллерийской академии, Куница левитановским голосом провозглашал: "Орудия поставлены на товсь!" — и, объявляя шах своему обескураженному партнеру: "Плюс к вам перфект. Шах ин шах Ирана Мохаммед Реза

Пехлеви", — ловким движением снимал с доски ферзя на следующем ходу и, потрясая им в воздухе, добавлял: "И шахиня Сорейя!"

    "Стою плюс четыре", — подводил он промежуточный баланс, пока соперник, сокрушенно качая головой, расставлял фигуры для новой партии. "Не пора ли нам домой, Артамоша?" — вопрошал Куница своего приятеля, играющего по соседству.

    "Подожди немного, я профессору еще парочку встрою, тогда и пойдем", — отвечал Артамоша, спрашивая в свою очередь у партнера, продолжавшего мучить неповинный нос в поисках спасения, которого уже не было: "Ну что, может, по переписке играть начнем?"

    "Пал!!!" — доносился торжествующий крик с другого конца зала, означавший просрочку времени у кого-то. Здесь сражались профессионалы блица, завсегдатаи шахматных павильонов в Сокольниках и Измайловском парке, по случаю, наступивших осенних холодов перекочевавшие

в Клуб. Это были испытанные бойцы, крепкие перворазрядники, а то и кандидаты в мастера, с наигранным дебютным репертуаром, собственными схемами, игравшие между собой или с любителями в садах, парках, а зимой в различных Дворцах и Домах культуры и, конечно, в Клубе. Играли они, как правило, навылет.

    "Отсель грозить мы будем шведу", — устанавливая слона на d3, объявлял играющий белыми молодой человек.

    "Ничего, ничего, не так страшен черт, как его малютка", — уводя короля в безопасное место, парировал его соперник, мужчина средних лет

с глубокими залысинами, по виду вечный студент.

    Партнер тоже делал рокировку, неуловимым движением обеих рук переставляя одновременно короля и ладью. "Одной рукой, одной рукой, — возражал владелец черных фигур, добавляя известную присказку: — Атакуй не атакуй, все равно получишь ..."

    "А мы подведем резервы главного командования", — молниеносно реагировал его противник, вводя в бой ферзевую ладью.

    "А мы подкрепим завоевания Октября", — гнули свою линию черные, защищая лишнюю пешку на d4, не играющую, впрочем, никакой роли.

    "Вам шах, читатель!" — со стуком снимая с доски пешку h7, объявлял молодой человек.

    "От шахов еще никто не умирал, — сообщал "студент", бросая слона в коробку для фигур, — нет ли еще? Тоже мне Алехин нашелся!"

    "Александр Александрович Алехин рекомендовал в этом положении давать шах конем", — продолжал играющий белыми под одобрительный смех зрителей. Не все, впрочем, были настроены оптимистично. Пожилой мужчина, судя по мышиного цвета кителю служащий железной дороги, повторял, раскачиваясь, загадочные слова: "Сколько я тебя учил: сначала — тормоз, потом — ячка. Но сначала — тормоз..."

    "Был ранен в лоб, сошел с ума от раны", — отступал королем на g8 хладнокровный защитник.

    "Да он властей не признает", — в тон ему продолжал соперник, опуская ферзя на h5.

    "Подаю по субботам. Зайдите завтра!" — защищая слоном уязвимое поле, парировал "студент". И, довольный произведенным эффектом, поднимал глаза на окружающих: "Недолго мучилась старушка в злодейских опытных руках. Оттащите старика! Сливай антифриз! Ну, кто

на очереди?" Потом, обращаясь к задумавшемуся сопернику, склонялся над доской: "Ааа, не любишь..."

    "У вас какой разряд будет, товарищ?" — спрашивал он очередного партнера, веснушчатого рыжеволосого мужчину в очках, хотя было видно, что они хорошо знают друг друга и вопрос задается больше для зрителей.

    "Ах, пятый неподтвержденный? Я так и думал". И комментировал уже первый ход нового соперника 1. b4: "Каждый дрочит, как он хочет, как говорила жена Ласкера, — и, вздохнув, добавлял: — И права была, покойница!"

    "Газават! Секир башка будем делать! Кинжаля будем делать!" — объявлял неожиданно его визави, выводя слона на большую диагональ.

    "Мы теории не учим. Как говорил товарищ Ботвинников, пешки не орешки. Перед употреблением взбалтывать. Па-аправляю свое хорошее положение, — возвращал на место "студент" взятую уже было пешку, заметив, что в этом случае теряет фигуру, и переходил к самокритике: —

Не права была Варвара, что Борису не давала, но не прав был и Борис..."

    "Пощупал — женись", — доставая пачку болгарских сигарет, не соглашался соперник.

    "Так мы ж до пережатия договаривались, — парировали черные, добавляя на неизвестном языке: — Не бздэ муа". И, делая ход, тянул:

"А не попить ли нам кофию? — спросила графиня..."

    "Ни куя, куя, как говорил японский посол. Оботремся. Михаил Исаакович Чигорин любил коней. Этого конского мы оприходуем за милую душу. Пролетарий, на коня!" — комментировал веснушчатый события на доске.

    "Пролетарка, пролетарий — заходите в планетарий! Послушайте, так ведь то ж была кобыла, — неожиданно высоким голосом говорил "студент" и сам себе же отвечал баском: — Кобыла не кобыла, а хорошо было". И, смиряясь с потерей коня, вздыхал: "Спи, орлик боевой, на поле а5".

    "Мама, куда вы? Тьфу ты, на какую падаль позарился, — символически сплевывал в сторону его соперник, заметив, что черные взяли пешку

на а2, — сейчас ми ему показем, кому зовут Володья. От позиции такой дух Бандунга идет", — и веснушчатый, морща с отвращением нос, подносил к нему сжатые в перст пальцы и шумно втягивал в себя воздух.

    "Пешака-то за что скормил? — вопрошал "студент". — Уж больно ты грозен, как я погляжу..." И подбадривал себя: "А мы отступим на заранее

подготовленные позиции. Ничего, еще не вечер, еще не спето много песен..."

    "А если мы так сходим, как вы запоете?"

    "Запоем, запоем", — в тон ему продолжал партнер чичиково-ноздревский диалог, снимая еще одну пешку.

    "Так донде же он не усладится", — жертвовал еще одну пешку веснушчатый и, подводя фигуры к вражескому королю, объявлял: "Все

на лыжи! — звал плакат. Не пора ли мне его, братцы, уконтропупить. Да, это вам не в Кондопоге".

    Он с удовольствием констатировал, что черные задумались не на шутку: "Мой-то, ребята, совсем одеревенел". И, тронув соперника за локоть, слегка тряс его: "Ксения, ты еще жива?"

    "А то, что у меня два с хоботами остались, это что, теперь совсем уже не считается? На разменчик с Верой Менчик! С молодежью

в эндшпиль!" — предлагал размен ферзей "студент".

    "Кого подсунули? Да он же просто — пчеловод! Здесь вам не собес. Отказать!" — уклонялись от упрощений белые.

    "Так лих же нет! Все для блага трущихся, в смысле трудящихся", — не давал смутить себя партнер. "А если мы так, вас не стошнит? — участливо спрашивал он. — Вам — шахуек! Получите и распишитесь".

    Соперник начинал сопеть, пепел сыпался на доску, и он тревожно поглядывал на поднимающийся флажок. "Руби кон!" — энергичным движением снимал он коня, объявившего шах, а на следующем ходу — и слона: "Руби слон! Целуй маму и полей фикус!"

    Партия все же перешла в эндшпиль, и мелькание рук над доской участилось.

    "Карлик, — вводя в игру короля, провозглашал веснушчатый. — Карлик, но вот с таким", — и, приподнимаясь над столом, раскачиваясь

и ударяя одной рукой о локоть другой, делал неприличное движение.

    Черные, несмотря на недостаток времени, парировали с достоинством: "А мы на вашего карлика с прибором клали, — и, двигая вперед проходную пешку, заблаговременно эффектным движением придвигали поближе к себе только что снятого с доски ферзя: — Кто-то крикнул: гони!"

    "Дышите глубже, вы взволнованы, — не давал себя смутить партнер и, создавая серьезные угрозы, восклицал: — Внимание! Ввожу шершавого!"

    "Не физдипи, не физдипи! Стоит без трех на шестерной и еще выкаблучивается".

    "Флаг!!! — радостно провозглашал веснушчатый. — Я же предупреждал: состоится вынос тела! Покойника знали лично".

    "Ну и перочник мой-то! Совершенно выигранная позиция, — разводил руками "студент", качая головой. — М-да, такую партию налево пустил..."

    "Партия — наш рулевой! — не давал ему закончить торжествующий соперник. — Ну, кто там следующий?"

 

    Добавим лишь чуть-чуть из харьковских филологических изысканий.

    "Партия — наш рулевичок"! — "Ус".

    И весьма шаблонный ответ: "Партия — это вам не дискуссионный клуб!"

    "Ну, кто там следующий?" — это ведь детский лепет начинающего "звонаря" по сравнению с "продвинутой" харьковской вариацией "Дайте мне кого-нибудь потолстоватей!" (то бишь "толще", в смысле — сильнее).

    Комментируя неожиданный ход соперника: "Прелюбопытнейше приплясывают девчоночки — и по три, и по четыре..."

    "Ну нет варианта, чтобы я его не отжарил!" — "Луц".

    "А хулером ему в животикум?" — "Копанец" и все его почитатели.

    "И тудою, и сюдою, гопцем, блоцем, куманай" — "Мякольчин" по мотивам припевок Копанса.

    "Запихнин" и "перепихнин" (соответственно, при продвижении пешки, образующем пешечную цепь, и размене) — тот же "Мякольчин".

(Не забудем и его теорию "тринадцати творческих ходов"!)

    С гордостью победы оглядывая зрителей: "Ну, как партейка?!" — "Кальтенбрунер" (он же "Кальтен", он же "Кальтюк").

    "И ну мальчонку еть" — "Официант". (Для любознательных: истоки языковой конструкции в одной из басен "дедушки Крылова".)

    "А ну ходÏ, собацюра" — "Леонид Иванович".

    Тысячекратная припевка: "У самовара я и моя Маша" — "Маша" (Делион).

    Подсказчику: "Товарищ, уйди. Ты лишний на этом празднике жизни".

    В августе 1991 года "Марксист" вместо "шах!" объявлял: "ГКЧП!"

    Эту оду счастливого времяпровождения продолжать можно до бесконечности... (Кстати, автор книги, шахматный "звонарь" с "младых ногтей",

в 1969 году провел две недели на турнире в г. Сумы в приятном обществе Г. Сосонко — тренера группы ленинградских юношей. Там, за частыми блицами, он "пересказал" будущему автору "Моих показаний" немало харьковских "мулек".)

 

Из стихотворения Ильи Риссенберга

(сборник "Вместе", 2008)

 

Тлений головешки-деревяшки,

                                                                                           Ода саду, истукан Кобзарь,

                                                                                           Ленинские шахматы да шашки

                                                                                           Городу прожогом на алтарь.

                                                                                           На тебя ли, форы не жалея,

                                                                                           Смахивать игральному врагу,

                                                                                           Чистая центральная аллея,

                                                                                           Парковых перкуссия фигур.

                                                                                              * * * * * * * * * * * * *

                                                                                          В том саду, когда игра воскреснет,

                                                                                          Поровну поделят первый приз

                                                                                          Твой воскресный духовой оркестрик,

                                                                                          Диссидент советских трезвых риз.

 

    С. ГуральникХанукова (Харьков, 1978)

    1. e4 e5 2. Nf3 Nc6 3. Bc4 Nf6 4. Ng5 d5 5. ed Nd4 6. d6? Qd6 7. Nf7 Qс6! 8. Nh8 Qg2 9. Rf1 Qe4 0:1.

 

    Мчедлов Чернин (Харьков, 1978)

    Матч ХГУ ХИИКС

    1. Nf3 d5 2. d4 c6 3. c4 e6 4. Qc2 Nf6 5. g3 Ne4 6. Bg2 Bd6 7. 0-0 0-0 8. Bf4 Bf4 9. gf Nd7 10. Nbd2 Nd2 11. Qd2 dc 12. Qс2 Qс7 13. e3 b5

14. Ng5 Nf6 15. b3 h6 16. Nf3 cb 17. ab Nd7 18. b4 Bb7 19. Ra5 Qd6 20. Qс3 a6 21. Nd2 Rac8 22. Rc1 Rc7 23. Nb3 g5 24. fg hg 25. Ra2 f6

26. Rac2 Kg7 27. Na5 Ba8 28. Qd2 Rh8 29. h3 Nb6 30. e4 Rd8 31. Nb3 e5 32. de Qe7 33. ef Qf6 34. e5 Qe7 35. Nd4 Kh8 36. Qc3 Na4

37. Qe3 c5 38. bc Bg2 39. Kg2 Qd7 40. Nf3 Qc6 41. Kh2 Qg6 42. e6 Rg7 43. Re2 g4 44. Rg1 Qh5 45. Ne5 Re8 46. Nf7 Kg8 47. Nh6 Kh7

48. Ng4 1:0.

 

    ЮщенкоГ. Поляков (Харьков, 1978)

    1. e4 c5 2. Nf3 Nc6 3. d4 cd 4. Nd4 Nf6 5. Nc3 d6 6. Bc4 e6 7. Bb3 Be7 8. Be3 a6 9. Qe2 Qc7 10. 0-0-0 Na5 11. g4 b5 12. g5 Nb3 13. ab Nd7

14. h4 Nc5 15. f3 b4 16. Na4 Bd7 17. Qc4 Qa5 18. h5? Bb5 19. Nb5 ab 20. Qd4 ba 21. Qg7 Rf8 22. ba Qa4 23. g6 b3 24. gf Rf7 25. Qh8 Rf8

26. Qc3 bc 27. Rdf1 Rc8 28. Bc5 Rc5 29. b3 Rc3 30. ba Bg5 0:1.

 

    Крюков — Тараканов (Харьков, 1978)

    1. e4 c5 2. Nf3 e6 3. d4 cd 4. c3 dc 5. Nc3 a6 6. Bc4 Qc7 7. Qe2 Be7 8. 0-0 d6 9. Bf4 Nc6 10. Rfd1 Nf6 11. e5 Nh5 12. Bg5 d5 13. Bd5 Bg5

14. Bc6 Qc6 15. Ng5 Nf4 16. Qg4 Ng6 17. Rac1 0-0 18. Nce4 Qb5 19. Qh5 h6 20. Nf6 gf 21. Nf7 Nf4 22. Nh6 Kh8 23. Nf7 Kg7 24. Qh6 Kf7

25. Qf6 Kg8 26. Qg5 Kh8 27. Rc7 Nh3 28. gh Rg8 29. Qg8 1:0.

 

    КрюковЧериковский (Харьков, 1978)

    1. e4 c5 2. Nf3 e6 3. d4 cd 4. c3 dc 5. Nc3 Nc6 6. Bc4 d6 7. 0-0 Nge7 8. Bg5 a6 9. Qe2 h6 10. Bh4 Qc7 11. Rac1 Bd7 12. Rfd1 g5

13. Bg3 Ng6 14. b4 Qb8 15. b5 Na5 16. e5 Nc4 17. Qc4 Qd8 18. ed Bg7 19. Qe4 0-0 20. Be5 Ne5 21. Ne5 ab 22. h4 gh 23. Nd7 Qd7

24. Qh4 Rac8 25. Ne4 Rc1 26. Rc1 Rc8 27. Rd1 Kf8 28. Nf6 Bf6 29. Qf6 Kg8 30. Rd3 Rc1 31. Kh2 Rc5 32. Rg3 Rg5 33. Qe7 1:0.

 

    Балакирский — Халдин (1978)

   

                                                                                               173                                 c

 

    1. Nh7! Nd5 2. Nd5 Kh7 3. Nb6! Bg4 4. Qg4 ab 5. f5! Be5 6. fg Kh8 7. gf Nf6 8. Qg6 1:0.

 

    город Харьков — город Николаев (по переписке, 1978)

    1. e4 e5 2. Nf3 Nc6 3. Bc4 Nf6 4. Ng5 d5 5. ed Na5 6. Bb5 c6 7. dc bc 8. Be2 h6 9. Nf3 e4 10. Ne5 Qc7 11. d4 ed 12. Nd3 Bd6 13. b3 0-0

14. Bb2 Nd5 15. Nc3 Nf4 16. Nf4 Bf4 17. h3 Bh2 18. Qd4 Be5 19. Qh4 Bf5 20. 0-0-0 Nb7 21. Bd3 Bd3 22. Rd3 Nc5 23. Rdd1 Rab8

24. Rhe1 Bf6 25. Qc4 Qa5 26. a3 Ne6 27. Ne4 Bb2 28. Kb2 c5 29. Nf6 gf 30. Re6 Qc7 31. Re3 Rfe8 32. Qg4 1:0.

 

                                                            174 Шедей, Чернявский (1978)                 175 Кривенко (1978)

                            

                                                                      Мат в 2 хода                                                   Мат в 2 хода

 

    174. Решение: 1. Rh6.

    175. Решение: 1. Qe4.

 

                                                           176 Хандурин (1978)                                      177 Белоконь (1978)

                              

                                                                      Мат в 3 хода                                                         Ничья

 

    176. Решение: 1. Qb5 Ke4 2. Nf2 Kf3 3. Qd3++; 1... Kd2 2. Qb2 Ke3 3. Qe2++; 1... f3 2. Qg5 Ke4 3. Nc5++. (Эта первая задача автора была опубликована в газете "Ленiнська змiна.)

    177. Решение: 1. Ng8!. (1. Nd5? e1Q 2. e7 Ke8 3. Bc4 Qa5 4. Kb7 Qc5 5. Ba2 Qb5 6. Kc7 Qa5 7. Kd6 Qa3! и 8... Qa2.) 1... e1Q 2. e7 Ke8

3. Bd5! Qa5 4. Kb8 Qb6 5. Kc8!. (5. Ka8? Kd7! 6. Bf7 Kc7! 7. e8N! Kc8 8. Ne7 Kd8 -+.) 5... h5! 6. h3! Qd6 7. g4 Qb6 8. g5 Qd6 9. h4 Qb6

10. Bg2! Qc5 11. Kb7 Kd7 12. Bh3! Ke8 13. Bg2 =. ("Шахматы в СССР": "Строгие классические линии удачно оживлены тактическими

и позиционными игровыми хитростями". Там же отмечается, что "читатель журнала не находит ничью после 3... Kd7!. Например, 4. Ka6 Qb4

5. g4 g5 6. h3 Qc5! 7. Bf7 Kc7 8. c8N Kc6 или 5. Ka7 Qb5 6. Bf7 Qa5 7. Kb7 Qb4! 8. Ka6 Kc7! 9. e8N Kc7".)

 

    ЛиГубницкий (Харьков, 1978)

    Командное первенство ДСО профсоюзов Харькова

    1. e4 e5 2. Nf3 Nc6 3. Bb5 a6 4. Bc6 dc 5. 0-0 Qd6 6. d3 f6 7. Nbd2 Bg4 8. Nc4 Qd7 9. Rb1 Ne7 10. b4 Ng6 11. h3 Be6 12. a3 Be7

13. Be3 Rd8 14. Qe2 0-0 15. Rfd1 Nf4 16. Qd2 g5 17. Kh2 Qe8 18. Bf4 ef 19. Qe2 h5 20. d4 Qf7 21. Nb2 b6 22. c4 Rfe8 23. Rd2 g4 24. Ng1 f3 25. gf Bd6 26. e5 fe 27. c5 bc? 28. dc Qf4 29. Kh1 Bf8 30. Rd8 Rd8 31. Re1 Bg7 32. Nd3 Qf5 33. Ne5 Bd5 34. Nc4 gf 35. Qe7 Bf6 36. Ne3 Qg5 37. Qc7 Be5 38. Qa5.

 

                                                                                               178

 

    38... Qg2! 39. Ng2 fg++.

 

    Через 30 лет, когда автор работал над этой книгой, он показал финальную часть приведенной партии известному детскому писателю

В. Хмельницкому, шашечному мастеру, который в последние годы полностью подчинился чарам Каиссы и немало времени проводит на "яме-3". Автор книги поставил перед "новообращенцем" условие: чтобы попасть в списки "ямских" шахматистов, писателю необходимо отдать Каиссе творческую дань. Такая дань была отдана.

 

Миниатюра В. Хмельницкого

"Заметки на полях... (у полей шахматных)" (2008)

 

    Кто из девочек не мечтал встретить принца на белом коне и стать — королевой?! А тут еще... стать — королевой мечтают и пешки

в шахматах! И не знаю как вам, а мне кажется:  в шахматах — пешкам удается достичь своей цели куда чаще.

    Вот и наша пешка на f3 представляла себя, конечно, не только королевой, она мечтала и о том, что наконец-то сможет тогда делать по Жизни не лишь маленькие шажки, а... (шашки — отдыхают).

    Впрочем, в нашем случае вдруг оказалось, что... вы и сами догадались? — верно: всего лишь один маленький шаг (правда с помощью большой... жертвы) может привести к победе! И не просто к победе, а когда — мат... действительно — красив!

    И еще хотелось бы заметить: если вы пока не королева — не огорчайтесь. Кто знает — вдруг с помощью господина Гу... ах простите, что я говорю, с Божьей помощью, вы добьетесь тоже вскоре — успеха!

    И, как господина Ли, того, кто будет вам противостоять, тоже не спасет даже: ход конем!"

 

*

 

 

2008

 

    Автор книги подобрался к последнему обозреваемому году, но рассказать хотелось бы еще о многом. И поэтому обзор будет весьма "уплотненным". В нем перемешаны отчеты и юбилеи, пожелания и сожаления, проза и стихи, фотографии и картины...

    Состоялся 18-й детский лично-командный фестиваль "Золотая осень".

    Командное первенство вузов: 1 — ХГУ, 2 — НЮАУ. (Произошла сенсация — очень сильная по составу команда НЮАУ, выигрывавшая первенство 11 предыдущих лет подряд, уступила первое место, проиграв матч главному конкуренту.)

    В ШК "Пешка" состоялся традиционный турнир, посвященный Дню Победы. 1 — Л. Гавриш (7 из 9).

    В ШК "Шахрад" состоялись рапид-турнир памяти В. Савона (собравший 131 участника) и фестиваль "1-й Кубок ректора ХНУРЭ" (более 100 участников из Украины и России).

    В городском ШШК состоялся 15-й Мемориал М. Штейнберга. 1 — Беляев (7,5), 2 — Рисованый (7).

    Финал первенства городского ШШК: 1—2 — Шаровская, Шматько (7 из 9).

 

Ил. 162. В городском ШШК. Снимок 2008 года

 

    В декабре 2008 года хозяин здания на пр. Правды, 10, в котором с 1957 года размещался городской ШШК, выселил шахматистов из арендуемых комнат — очередной "хищный оскал" капитализма...

 

    Открытый турнир ветеранов (Харьков): 1—2 — Калинский, Варченко (8 из 9).

    Финал первенства Харькова: 1 — Мищук (7,5 из 9), 2 — Шкляр (7), 3—4 — Г. Бреславская, Сухарев (6,5), 5—12 — Калинский, Фрунт, Лукинов, Варченко, Ильиницкий, Беляев, М. Поляков, Е. Зинченко (6).

    Фестиваль "Берминводы-2008" (с. Березовское, Харьковская область): 2—3 — Полуэктов (7 из 9), 4—5 — Д. Немец (6,5), 6—10 —

Д. Кучеренко, Тарлев, Шалимов (6), 11—12 — Е. Горбатенко (5,5) и т. д.

    В областном центре "Инваспорт" в канун Международного дня инвалидов Шалимов дал сеанс одновременной игры.

    Всеукраинская Универсиада: 1 — ШК "Юракадемия".

    Первенство Украины среди клубных команд: 2 — ШК "Юракадемия".

    Финал чемпионата Украины (Полтава): 3—4 — Коробов (6 из 9), 8—11 — Ковчан (5), 11—18 — Гасанов, Неверов (4,5), 20—24 — Бродский

(3,5).

    В финале чемпионата Украины среди женщин харьковчанки не играли...

    В НЮАУ в рамках 10-го "Кубка Ректора" состоялись мужской и женский международные турниры. В мужском турнире: 1—3 — Бродский

(6 из 9), 4 — Авескулов (5,5), 5—6 — Ковчан (5). В женском турнире: 1—2 — Г. Бреславская (6 из 9), 3—4 — Возовик, Карлович (5,5), 5 — Долуханова (5), 7—8 — Дворецкая, Островерхова (3,5).

 

 

 

Ил. 163. Организаторы, арбитры и участники 10-го Кубка Ректора НЮАУ

 

    В НЮАУ состоялись два международных турнира "Фемида". В мужском турнире: 2—3 — Ковчан (5 из 9), 4—6 — Бродский (4,5), 7—10 — Авескулов, Шевцов (4). В женском турнире: 1 — Романова (7 из 9), 5—6 — Карлович (5), 8 — Долуханова (3,5), 10 — Островерхова (0).

    В НЮАУ харьковская команда "Юракадемия" проиграла киевской команде "KievChess" в так называемом "Матче чемпионов" со счетом 1,5:4,5. (Контроль времени — 2 часа до конца партии плюс 30 секунд за ход.) Результаты по доскам: П. Эльянов — Пономарев, 0:1; Моисеенко — Ефименко, 0:1; Авескулов — Баклан, 1/2:1/2; Бродский — Белявский, 0:1; Ковчан — Арещенко, 0:1; Фирман — Высочин, 1:0.

 

Ил. 164. На торжественном закрытии "Матча чемпионов"

 

    Полуфинал чемпионата Украины среди мужчин (Алушта): Шалимов (6 из 9), Полуэктов (5,5), Шевцов (5), Варченко (4,5).

    В международном фестивале "ZMD-open" (Дрезден) участвовал шахматный ветеран перворазрядник А. Квитко (см. предисловие книги). Его результат — 3 очка из 9.

    "Moscow-open" (Москва): 2—? — Моисеенко (7 из 9).

    Международные турниры. Пардубице: 1 — Гасанов (7,5 из 9), 2—10 — Коробов (7), 60 — Алексиков (5,5), 167 — Федоровский (4,5), 246 —

Долуханова (4); Монреаль: 1—4 — Моисеенко (6,5 из 9); Каппель-ля-Гранд: 9—31 — Моисеенко (6,5 из 9), 32—? — Авескулов (6); Биль: 31 — Оноприенко (6,5 из 11).

    Супертурнир в Вейк-ан-Зее: 12—14 — П. Эльянов (5 из 13).

    "Кубок Канады": 1—4 — Моисеенко (6,5 из 9).

    "Аэросвит-2008" (Форос): 3—4 — П. Эльянов (6 из 11).

    Международные женские турниры. "Moscow-open" (Москва): 2 — Ушенина (7,5 из 9); супертурнир в Краснотурьинске: 2 — Ушенина (4 из 7).

    1-е Всемирные спортивные интеллектуальные игры (Пекин). Личный блицтурнир: 6 — Коробов, 21 — Авескулов. Личный турнир по быстрым шахматам: 2 — Коробов. "Микст"-блицтурнир: 3 — Авескулов [в паре с Василевич (Крым)]. Командный блицтурнир: 3 — Украина (Коробов). Командный турнир по быстрым шахматам: 2 — Украина (Коробов, Авескулов).

    Чемпионат Европы среди мужчин (Пловдив): 46 — Авескулов (7 из 13), 120 — Моисеенко (6).

    Чемпионат Европы среди женщин (Пловдив): 2—7 [3 по дополнительным показателям] — Ушенина (8 из 11).

    Чемпионат России среди сеньоров (Одинцово): 2—7 (3 по коэффициентам) — Оноприенко (6,5 из 9).

    Чемпионат Европы среди сеньоров (Давос): 9—17 — Оноприенко (6 из 9).

    Чемпионат мира среди сеньоров (Бад-Цвишенах): 7—17 (7 по коэффициентам) — Оноприенко (8 из 11). [В этом же турнире 4-е место

занял бывший харьковчанин Б. Хануков (8,5). Партия земляков закончилась гроссмейстерской ничьей.]

    Чемпионат мира среди женщин (Нальчик): 5—8 — Ушенина. (В четвертьфинале она проиграла будущей победительнице.)

    На шахматной Олимпиаде в Дрездене за мужскую команду Украины (4-е место) играл П. Эльянов, за женскую команду Украины (2-е место) — Ушенина.

    Полуфиналы 23-го чемпионата Украины по переписке (2006—2008). 1-я группа: 8 — Заяц (5,5 из 12), 12 — Рыбка (1,5); 2-я группа: 2 — Сиробаба (10 из 12).

    В составе сборной Украины по переписке, пробившейся в финал 16-й шахматной Олимпиады ИКЧФ, играл Еременко.

    В газете "Ладья" были опубликованы статьи шахматного композитора Мироненко "Оружие Победы" (№ 4, 2008) и "Шахматный этюд

в Харькове" (№ 6, 2008).

 

Маленькая ода харьковским чемпионам

 

    Как видно из обзоров этой книги, лучшие харьковские шахматисты становились:

    чемпионами Украины среди юношей,

    чемпионками Украины среди девушек,

    чемпионами Украины в командных юношеских первенствах среди областей,

    чемпионами Украины среди мужчин,

    чемпионками Украины среди женщин,

    чемпионами Украины в командных первенствах среди областей,

    чемпионами Украины по переписке среди мужчин,

    чемпионками Украины по переписке среди женщин,

    чемпионами Украины по шахматной композиции,

    чемпионами Украины по шахматной композиции в командных первенствах среди областей,

    чемпионами СССР среди юношей,

    чемпионами СССР в командных юношеских первенствах среди республик,

    чемпионами СССР среди мужчин,

    чемпионами СССР в командных первенствах среди республик,

    чемпионками СССР по переписке среди женщин,

    чемпионами СССР по шахматной композиции,

    чемпионами СССР по шахматной композиции в командных первенствах среди республик,

    чемпионами Европы среди юношей,

    чемпионами Европы в командных юношеских первенствах,

    чемпионами Европы в командных первенствах среди мужчин,

    чемпионами Европы по переписке среди мужчин,

    чемпионами Европы по переписке в командных первенствах,

    чемпионами мира в командных первенствах среди студентов,

    чемпионами мира в командных первенствах среди молодежи,

    чемпионами мира в командных первенствах среди мужчин,

    Олимпийскими чемпионами среди детей,

    Олимпийскими чемпионами среди мужчин,

    Олимпийскими чемпионками среди женщин.

    Многие высшие спортивные вершины достигнуты, но немало их (в том числе и самых престижных) еще предстоит покорить. Автор книги искренне желает этого лучшим харьковским шахматистам. А кто же эти лучшие на сегодняшний день? Посмотрим в какой последовательности расположились сильнейшие шахматисты Харькова в рейтинг-листе ФИДЕ (на 01.10.2008). Мужчины: П. Эльянов (2720), Моисеенко (2678), Коробов (2605), Голощапов (2579), Неверов (2571), Гасанов (2550), Бродский (2548), Ковчан (2545), Авескулов (2544). Женщины: Ушенина (2496), Возовик (2292), Карлович (2256), Долуханова (2243), Г. Бреславская (2202).

 

    В феврале 2008 года Харьков посетил Анатолий Карпов. 

 

Статья С. Губницкого "Четыре раунда с чемпионом мира"

(газета "Харьковские Известия", 19.03.2008)

 

    Цитирующие знаменитое пятистишие А. Пушкина "О сколько нам открытий чудных..." обычно опускают последнюю строку. Между тем "бог изобретатель" исправно вершит свои дела. Хочу рассказать о моих памятных встречах с двенадцатым чемпионом мира Анатолием Карповым, которым изрядно способствовал случай.

Раунд первый

    Впервые я увидел Анатолия Карпова в далеком 1965 году. Было это в Харькове, в городском шахматном клубе, где самородок из Златоуста дебютировал в составе юношеской сборной России на командном чемпионате СССР среди школьников.

    Кроме его хорошей игры на доске младшего возраста, мне запомнилась такая деталь. Столы и стулья в клубе были рассчитаны на взрослых шахматистов. А 14-летний Толя акселератом не был, и чтобы удобнее обозревать позицию, ему приходилось подкладывать на стул деревянные шахматные коробки (кто бы тогда взялся предсказать, что через десять лет он комфортно воссядет на мировом шахматном троне?).

    Уже в ту пору Карпов был очень сильным блицером. Несколько раз после очередного тура он давал мастер-класс харьковским игрокам разного возраста и квалификации, безжалостно высаживая одного за другим по несколько кругов подряд. В один из таких дней занял очередь к Толе и я. Имея репутацию неплохого (по харьковским меркам) блицера, я надеялся на успех в первом же "раунде". Помню, что держался хорошо, создал сопернику проблемы, но при обоюдно висящих флажках пропустил мощный удар и устоять не смог. Ждать второй попытки не захотелось (а зря!),

и проигранная блиц-партия осталась единственной, которую мне довелось сыграть один на один с будущим чемпионом мира. В первом раунде мы с Карповым были, как и полагается, по разные стороны шахматной доски.

Раунд второй

    В следующем году я попал в состав юношеской сборной Украины. Очередной командный чемпионат СССР среди школьников проходил

в августе 1966 года во Владимире. Фаворитом считалась сборная России, за которую играли Тимощенко, Балашов, Карпов (на первой доске младшего возраста)... А за нашу команду, между прочим, играли такие известные в будущем шахматисты, как Лернер, Палатник, Романишин, Штейнберг, на досках девушек — Семенова, Шуль-Литинская... Как бы там не оценивались наши шансы, команда Украины выиграла решающий матч у сборной России и сенсационно заняла первое место.     На этом турнире состоялось мое знакомство с Толей Карповым. Запомнился

совместный с участниками анализ романтической партии Кудишевич (Украина) — Карпов (Россия). Во втором раунде мы с Карповым находились по разные стороны уже двух шахматных досок.

Раунд третий

    Следующая, третья встреча с Карповым состоялась в июле 1967 года. Мне довелось провести с ним целый день. А было так. Я дружил

с Мишей Штейнбергом (светлая ему память), а он, в свою очередь, поддерживал тесные отношения с Карповым. И когда мы с Мишей в составе сборной Украины приехали в Ленинград для участия в Спартакиаде школьников СССР, узнали, что и Карпов приехал играть за сборную России. Миша и Толя решили встретиться. На эту встречу, состоявшуюся в свободный от игры день, Миша взял и меня. Почти весь выходной

мы провели втроем в прогулках по городу на Неве. Можно сказать, что третий наш раунд-раут прошел вообще без шахматной доски.

Раунд четвертый

    С того памятного дня прошло 40 лет, и с тех пор я Карпова ни разу не видел. Поэтому, когда узнал, что Анатолий Евгеньевич приглашен

в Харьков, чтобы дать сеанс одновременной игры перед матчем Кубка Федерации между теннисистками Украины и Бельгии, решился напомнить

о себе.

    Я подготовился к блиц-встрече с ним (ясно было, что при плотнейшем графике Карпова можно было надеяться не более чем на пять минут индивидуального общения). Выбрал для подарка и надписал с намеком на нашу встречу в 1967 году одну из своих книг — "Необычный практикум по шахматам", а также подготовил для него автономную версию моего персонального сайта.

    Решив "сыграть инициативно", я подошел к Анатолию Евгеньевичу сразу, как только он появился в зале, где должен был проходить сеанс. С ним был и председатель Харьковской федерации шахмат С. Гусаров, народный депутат Украины и большой любитель тенниса. Он знал меня и как автора шахматных книг, и как завзятого теннисиста, но не знал о моем давнем знакомстве с Толей Карповым. Поэтому заново представил меня чемпиону мира. Я напомнил Анатолию Евгеньевичу о себе и вручил подарок. Было очень приятно, что Карпов давнюю прогулку легко вспомнил

и даже мельком упомянул один подзабытый мной эпизод. Чемпионская память!

    А дальше начался сеанс на 20 досках. И состав участников, как водится на сеансах чемпионов мира, был сильным — большинство перворазрядников и даже несколько кандидатов в мастера.

 

Ил. 165. Карпов дает сеанс в Харькове

 

    Сражались они с прославленным гроссмейстером вовсю, и организаторы сеанса — люди тенниса, не знакомые со спецификой шахматных баталий — попали в жесткий цейтнот. Они полагали, что Карпов разделается с соперниками часа за полтора и, исходя из этого, запланировали начало пресс-конференции и присутствие гроссмейстера на торжественном открытии теннисного матча.

    И тут мне поступило от организаторов лестное предложение — доиграть партии сеанса за чемпиона мира! Тут же вспомнив об упущенной

в 1965 году возможности сыграть вторую блиц-партию с Карповым, я согласился.

 

Ил. 166. Губницкий заменил Карпова

 

    К моменту замены результат Карпова был +8, -0, =3. Мне осталось доиграть девять партий. Анатолий Евгеньевич оставил мне хорошее "наследство" — большинство его позиций были доброкачественными. Однако в одном окончании, чтобы не проиграть, предстояло решить немало проблем. В конце концов, этот небезошибочно разыгранный эндшпиль завершился вничью.

    Итак, мне удалось довести до победы семь из девяти оставшихся партий, еще две завершились мирным исходом. Общий результат сеанса таков: +15 -0 =5.

    В тот день, после пресс-конференции, Карпов (заядлый теннисист) еще успел поболеть на теннисном матче Украина — Бельгия, сыграть символическую партию-гейм с директором "Уникорта" В. Бурко и провести сеанс на шести досках в исправительно-трудовом учреждении.

    В тот насыщенный событиями февральский день 2008 года увидеть Анатолия Евгеньевича Карпова мне больше не удалось. Получается, что

в четвертом раунде Карпов и я оказались по одну сторону девяти шахматных досок. В надежде на пятый раунд процитирую заключительную строку пушкинского пятистишия: "И случай, бог изобретатель"...

 

    В сентябре 2008 года отмечалось 30-летие ШК "Пешка".

 

Стихотворение Вячеслава Иванова «"Пешкин" юбилей» (2008 г.)

 

 Шахматных баталий звуки                   Мы все корону примеряем,

                                                              В моем сердце поют до сих пор.           Олимп нам снится по ночам,

                                                              Играют в шахматы дети и внуки,        Но и мы порой не замечаем,

                                                              А годы "скачут" во весь опор.               Что "прожигаем" жизнь по мелочам.

                                                              Часто нам трубы играли,                      День за днем и год за годом

                                                             И мы попадали в "трубу".                      Пролетает много дат.

                                                             С грустью, с тоской замечали,              И даже в мерзкую погоду

                                                             Что много друзей нет в кругу.               В "Пешку" спешит стар и млад.

                                                             Где наши годы удалые?                          Тридцать лет это не много,

                                                             Где индийские слоны?                            Это "Пешкин" юбилей.

                                                             Где наши годы молодые?                       Играй и тренируйся с Богом,

                                                             Доигрались мы до седины.                     И ни о чем не жалей.

 

Ученики становятся тренерами

 

    Не рвется шахматная связь времен. Вчерашние ученики сегодня передают свои знания новым талантам. Вот лишь несколько примеров: Мацкевич — Вайсман; Вайсман — Бродский; Калужин — Голов; М. Хануков — Неверов; Круговой — Семерий; Б. Хануков — Цепотан;

Шедей — Дубинка-Романова; Л. Саханович — Гордон; Ю. Саханович — С. Тугай; Подгаецкий — Баранова, Гольберт — Кагаян;

Ковтун — Семененко.

 

Александру Вайсману исполнилось 70 лет!

 

    В июне 2008 года А. Вайсмана с его 70-летним юбилеем поздравил Президент федерации шахмат Украины В. Петров...

    Азы шахмат Александр Наумович — достойный кандидат на звание "Почетный шахматист Харькова" — постигал во Дворце пионеров

под руководством Мацкевича. В дальнейшем он десятки лет был в эпицентре шахматной жизни Харькова, ярко проявил себя как очный и заочный игрок (мастер спорта СССР, чемпион Украины, международный мастер ИКЧФ, чемпион Европы), тренер (заслуженный тренер Украины). [Любопытно, что толчком к важному жизненному решению — оставить инженерную деятельность и полностью сосредоточиться

на тренерской — явился известный фильм "Пустыня Тартари", который юбиляр и автор этой книги вместе смотрели в харьковском "Клубе

друзей кино".] Вайсман — многолетний неформальный лидер областной федерации шахмат, организатор международных матчей харьковчан

в 1960—1970-х годах. Он автор ряда публикаций методического характера в авторитетных шахматных изданиях. (одна из последних — раздел

"A conversation with Alexander Vaisman" в книге "The Chess Instructor" ("New in Chess", 2008). Вот это и есть настоящее признание заслуг шахматиста.

 

    Припомнив известное высказывание А. Карпова "Шахматы — моя жизнь, но моя жизнь — не только шахматы", не обойдем вниманием еще три юбилея шахматистов-литераторов и не только.

 

Владимиру Гринзайду исполнилось 70 лет!

 

Ил. 167. В. Гринзайд

 

    Владимир Александрович (живущий ныне в Израиле, но время от времени навещающий родной город) — кандидат в мастера, многолетний участник харьковских соревнований разного уровня, активист ряда других направлений шахматной жизни (член шахматного лекционного бюро, многолетний завсегдатай "ямы" и проч.). Гринзайд — незаурядный проектировщик, оставивший след в жилых и промышленных зданиях, инженерных конструкциях, построенных в Украине и за ее пределами с его проектным участием). А еще он самобытный писатель (автор романов "Яблоки", "Без роду, без племени или беседы с Финкельштейном", "Проектировщики", а также "Трактата об играх", поэмы "Пляска идей" и др. произведений) с весьма оригинальным взглядом на шахматы.

 

Валерию Берлину исполнилось 70 лет!

 

Ил. 168. В. Берлин

 

    В 2000 году шахматный тренер и журналист В. Берлин написал юбилейную статью "А. А. Макаров — старейшина харьковских шахмат".

А в 2008 году о самом Берлине была напечатана юбилейная статья "Человек, перед которым открываются двери". Отвечая на вопрос журналиста, Валерий Давидович сказал: "Вообще, в моей жизни были и остаются две страсти. Шахматы и историческая журналистика. И я занимался и тем,

и другим, попеременно уделяя больше внимания то одному, то другому". Фамилия тренера Берлина не единожды встречается в обзорах этой книги; добавим еще и то, что он был первым учителем ведущей харьковской шахматистки, олимпийской чемпионки Ушениной. А в "другой страсти" юбиляр — член Союза журналистов Украины, исследователь старины Слобожанщины — является автором нескольких книг (наиболее известные

из которых "Приглашение к тайне" и "Бессмертный человек с разными песнями. Федор Иванович Шаляпин и харьковчане") и множества статей [отметим статьи "Харьковские шахматы обязаны ему всем" (1995) — о Мацкевиче, "Все Миши играют хорошо" (1996) — о Штейнберге, "Первый харьковский гроссмейстер В. А. Савон" (2008)], собиратель и хранитель уникального архива.

 

Борису Ставицкому исполнилось 70 лет!

 

Ил. 169. Б. Ставицкий

 

    Борис Юрьевич перворазрядник и шахматный журналист. Первая его заметка была напечатана в 1956 году, а первый материал на шахматную тему — в 1976. Сейчас юбиляр работает над шахматной книгой "Лицом к солнцу", в которой он собрал ранее напечатанные статьи. Приводим одну из его любимых юморесок.

 

Б. Ставицкий "Идет весна"

(газета "Харкiв'яни", 2003)

 

    Хорошо нынче выйти на крылечко, вдохнуть всей грудью прохладный воздух, почувствовать разлитое в пространстве ожидание. В каждой веточке оно — ожидание теплых лучей солнца.

    Вышла на крыльцо высокое и соседка. С зонтиком и сумочкой.

    — С весной, Клара!

    — Чего? Слякоть... Брр...

    — А вы прислушайтесь, вдохните воздух...

    — Ну, жгут тряпки где-то...

    — А что в воздухе разлито?

    — В облаках витаете, спустились бы на землю...

    — Нет... Идет весна!..

    — Скоро вы потащите во двор "шахмотья", свой хронометр. Кому все это нужно?

    — Есть люди, кому нужно. Даже во время войны ежегодно в Москве проводился чемпионат города. И на Гоголевском бульваре, 14,

в Центральном шахматном клубе, висело объявление, что в четвертьфинал приглашаются все желающие.

    — Но разве все могли прийти?

    — Конечно, нет. Например, инженер Александр Котов, бывший в 1940 году чемпионом Москвы, в сорок первом уже конструировал новый образец миномета и в турнире 1941 года не участвовал. За конструкцию был награжден орденом Ленина. В своей книге "Записки шахматиста"

он пишет, что забежать на турнир у него не было времени.

    — Вот бы почитать эту книгу. Тут ясно, что диплом не куплен.

    — Я вам подарю это издание.

    Пока вернулся через пять минут, уже не застал соседки на крыльце.

    Прошло время. Встретились мы у бочки с молоком. Навязывать вновь свои услуги я не осмелился. Наверное, была занята делами нешуточными. Вдруг прислала она внучку Дашеньку. За книгой. Теперь-то, думал я, Клара Бенедиктовна изменит свое мнение о шахматах.

И вновь встреча у высокого крыльца.

    — Чудесно пишет Котов, спасибо. Еще, узнала, есть у него пьеса — "Белые и черные".

    — Это редкое издание, я не читал.

    — Он пишет: в шахматах, как в жизни...

    — Есть, есть схожие черты.

 

                                                                                               285

 

    На диаграмме позиция, которую недавно вспомнил я при совершенно неожиданных обстоятельствах. Проходя очередную медкомиссию

в поликлинике, я вошел в кабинет, где берут на анализ кровь. Молодой лаборант пригласил меня присесть. И, пока он готовил пробирки

и стеклышки, я увидел на стене рисунок с надписью. "Никогда не сдавайся!" На рисунке была изображена цапля, стоящая на одной ноге в болоте,

а в клюве ее — лягушка. Лягушка, несмотря на катастрофическую ситуацию, в последней надежде обхватила передними лапками длинную

и тонкую шею цапли — "мертвой хваткой". И опасения теперь уже за цаплю — ведь лягушка перекрыла ей дыхание...

    Возможно, длинная белая шея цапли напомнила мне цепь из белых пешек, которую вы видите на диаграмме. Ход белых. Белые идут, как всегда, вверх. Они могут двигать только пешки. Но все бесполезно — слон сбивает все пешки. А если двинуть пешку b7, то мат в один ход.

    Но не зря ведь кто-то нарисовал цаплю, пытающуюся проглотить лягушку, и надписал: "Никогда не сдавайся!". [...]

 

Сад Шевченко и Парк Горького

 

    Начиная с раннего детского возраста, автор книги, как и сотни тысяч других харьковчан, посещал сад им. Т. Г. Шевченко и ЦПКиО

им. А. М. Горького (в обиходе — сад Шевченко и парк Горького) и провел в них немалую часть своей жизни. Логично запечатлеть в этой книге шахматные "зоны" в славных местах культурного отдыха горожан.

    По саду Шевченко эта задача выполнена в обзоре 1978 года (см. фотографии "ямы-1", "ямы-2", а также памятника возле оперного театра

на месте разобранного шахматного павильона). Прогуляемся по парку Горького.

 

Ил. 170. На месте шахматных столиков на территории Детского городка.

Снимок 2008 года

 

Ил. 171. Шахматный павильон и возле него (при социализме)

  

Ил. 172. Шахматный павильон (при капитализме). Снимок 2008 года

 

Ил. 173. На этом месте (возле теннисных кортов) в 1960-е годы стояли столики;

там бурлила шахматно-доминошная жизнь. Снимок 2008 года

 

"Яма" на пригорке, или 30 лет спустя

 

    Первое упоминание о "яме" — культовом месте сбора харьковских шахматистов в неформальной обстановке — в этой книге отнесено к 1978 году. Там подразделялись три "ямы", кратко характеризовались две первые и давалось обещание не забыть о третьей. Минуло тридцать годовых обзоров, и "надлежащее время" пришло.

    Точно указать год переселения шахматного народа из "ямы-2" в "яму-3" нелегко, но произошло оно уже в эпоху капитализма. Подзабыта

и причина... Этот "исход" сопроводим строками из уже цитированного (в обзоре 1978 года) стихотворения И. Риссенберга.

 

Влипла в пыль партийная агитка.

                                                                                        Под ногами Ханаана грусть.

                                                                                        И бегут фантомы из Египта,

                                                                                        Бьют им вслед фонтаны наизусть.

 

    По дороге "беглецам" пришлось пересечь площадь Дзержинского-Независимости.

 

                                                                                        Царская гробница и аптечка.

                                                                                        И обком-гроссмейстер, не соврать

                                                                                        Женщине наснежного сердечка —

                                                                                         Голосишко за нее сорвать.

 

    И вот уже шахматисты на новом месте (на пригорке над станцией метро "Университет").

 

    

Ил. 174. Завсегдатаи "ямы-3"

 

    Но видит автор книги гигантские потери "людского состава", оскудение шахматного интеллекта "ямы", утрату оптимистического духа

и проявлений юмора ее немногих оставшихся завсегдатаев.

 

Ил. 175. Одинокий шахматист

 

    Видит он и запустение массовых шахмат, и, размышляя о причинах, придумываются ему такие строки:

 

Воры "яму" подняли на "вилы" —

                                                                                         Кровь из шахмат разлилась вокруг.

 

    И как бы подхватывает Риссенберг:

 

                                                                                         Очередь играющих навылет

                                                                                         Рук в законе замыкает круг.

   

Ил. 176. Играют Куделко и Хмельницкий, ждут очереди Веткин и Трусов

 

Кто — куда, или В поисках лучшей доли

 

    Центробежные силы разметали по миру высококвалифицированные шахматные кадры. Вот не претендующий на полноту список харьковчан-эмигрантов:

    Александрова (Испания), Альтерман (Израиль), Астраханцев (Россия), Безброш (Израиль), Беккер (США), Берелович (Германия), Бочарова (Австралия), Бронзник (Германия), Буховер (США), Воробьев (Канада), Гольберт (Израиль), Ек. Гонт (Израиль), Еф. Гонт (Израиль), Гречихин (США), Гринзайд (Израиль), М. Гуревич (Бельгия), Дранов (Германия), Жислин (США), Жислина (США), Звоницкий (Израиль), Л. Идельчик (США), Р. Идельчик (США), Ю. Калиниченко (Россия), Карпман (Израиль), Кловский (США), Коган (США), Креславский (Германия), Л. Лившиц (США), Литвинов (Германия), Мацкевич (Израиль), Э. Мачульская (Германия), А. Мачульский (Россия), Д. Мачульский (Германия), Мельц (США), Недобора (Израиль), И. Новиков (США), Прусихин (Германия), Рапопорт (Израиль), Розенфельд (Германия), Е. Сокальская (Германия),

А. Сокальский (Германия), Степанов (Израиль), Стрипунский (США), Стругацкий (США), Тиманин (Израиль), Фейгин (Германия), Б. Хануков (Германия), Цемехман (США), И. Червоненко (Израиль), Ю. Червоненко (Израиль), Чериковский (Израиль), Чернин (Венгрия), Човник (Израиль), Шарнопольский (США), Шешнев (Израиль), Шибер (США), Шмутер (Израиль).

 

Книги шахматной тематики харьковских авторов

 

    1. Григоренко Д. Д. Самоучитель игры в шахматы. — Харьков, 1926.

    2. Алехин А. А. Шахматы. Избранные партии за 1926 год. — Харьков, 1927.

    3. Алехин А. А. Матч на первенство мира Алехин — Капабланка. — Харьков, 1928.

    4. Ситников П. С. За шахматную корону. Краткий обзор борьбы за шахматное первенство мира в ее хронологической последовательности. — Харьков, 1928.

    5. Хануков М. Г., Шедей С. А., Губницкий С. Б. Азбука шахматной игры. — Харьков, 1992.

    6. Шпильман Р. Теория жертвы; 1001 комбинация / Сост. Г. Круговой, А. Сокальский. — Харьков, 1995.

    7. Мироненко Н. И. Задачи. Этюды. Статьи. — Николаев, 1998.

    8. Губницкий С. Б., Хануков М. Г., Шедей С. А. Полный курс шахмат. — Москва, 1999.

    9. Губницкий С. Б. Необычный практикум по шахматам. — Выпуск 1. — Харьков, 2004.

    10. Губницкий С. Б. Шахматы? Шахматы! — Харьков, 2004.

    11. Губницкий С. Б. Необычный практикум по шахматам. — Выпуск 1. — Москва, 2006. — (2-е издание).

    12. Титаренко А. М. Сборник шахматных задач и упражнений. — Харьков, 2006.

    13. Хануков М. Г. Нападение и защита. — Харьков, 2006.

    14. Губницкий С. Б. Необычный практикум по шахматам. — Выпуск 2. — Москва, 2006.

    15. Губницкий С. Б. Мир шахмат и шахматы в мире. — Харьков, 2007.

    16. Губницкий С. Б. Новый полный курс шахмат. — Москва, 2007.

    17. Хануков М. Г. Магистрали атаки: вертикали и горизонтали. — Харьков, 2008.

 

Харьковские шахматные Интернет-сайты

 

    1) "Новая Шахматория Семена Губницкого" (1999—2006, 2007). Редактор С. Губницкий.

www.sport.kharkiv.com/sg_chess

    2) "Шахматы в Харькове" (2001—2003). Редактор Н. Бирюков.

slavichnn.narod.ru

    3) "Шахматный клуб Юридической Академии г. Харькова" (2007). Редактор А. Ковчан.

www.chesslaw.kharkov.ua

    4) "Школа шахмат" (2007). Редактор Р. Вилявин.

www.chesszone.net.ru

    5) "Alexander N. Vaisman is the best professional chess coach of Ukraine". Редактор А. Вайсман.

www.users.itl.net.ua/vaisman

 

    Анатолий Карпов / ГубницкийА. Немец (Харьков, 2008)

    Сеанс одновременной игры

 

                                                                                               286                                 c

 

    1. Nf1 Qb4 2. g4 g6 3. Ng3 Bb3 4. gf Qe1 5. Nf1 Bc4 6. Qf3 Qf1 7. Qf1 Bf1 8. Kf1 b4 9. Ke2 gf 10. Kd3 b3 11. Kd2 h5 12. h4 Kf7

13. Kd3 Ke6 14. Kd2 Kd5 15. Kd3 Kc5 16. Kd2 1/2:1/2.

    (16... Kc4 17. e6 d3 18. e7 b2 19. e8Q b1Q 20. Qe6 Kd4 21. Qe5 =.)

 

    ОстроверховаВозовик (Харьков, 2008)

    10-й Кубок Ректора НЮАУ

    1. d4 c5 2. d5 Nf6 3. c4 b5 4. a4 bc 5. Nc3 g6 6. e4 Bg7 7. Bc4 0-0 8. Nf3 d6 9. h3 a5 10. Qd3 Nbd7 11. Bf4 Qb6 12. Rb1 Ba6 13. b3 Ne8

14. 0-0 Nc7 15. Rfe1 Rfd8 16. Qc2 Rab8 17. e5 de 18. Ne5 Ne5 19. Be5 Be5 20. Re5 Qf6 21. Rbe1 Rd7 22. R5e3 Rb4 23. Ne4 Qd4

24. Ba6 Na6 25. Rd1 Qg7 26. Nc5 Rc7 27. Rc3 Rd4 28. Rc1 Nb4 29. Qe2 Nd5 30. Rc4 Qf6 31. Ne4 Qe5 32. Rc7 Nc7 33. Nf6 Qf6 34. Rc7 Qd6 35. Rc1 h5 36. Re1 e6 37. Qe5 Qb4 38. Rc1 Rd8 39. Qf6 Qd2 40. Qc3 Qg5 41. Re1 Rd2 42. Qe5 Qh4 43. Qe3 Qb4 44. Rc1 Rd8 45. Kh2 Qd6 46. Kg1 Rb8 47. Qc5 Qf4 48. Rc4 Qd2 49. Qd4 Qe1 50. Kh2 Qb1 51. Rc3 Qe1 52. Qe3 Qf1 53. Rc5 Qa6 54. Qe5 Rb3 55. Ra5 Qc8

56. Rb5 Rb5 57. ab Qb7 58. Qc5 h4 59. b6 Qe4 60. Qc7 e5 61. b7 Qf4 62. Kg1 1:0.

 

    ДолухановаДворецкая (Харьков, 2008)

    10-й Кубок Ректора НЮАУ

    1. e4 c5 2. Nf3 e6 3. d3 Nc6 4. g3 Nf6 5. Bg2 d5 6. Nbd2 Be7 7. 0-0 Qc7 8. c3 b5 9. Re1 0-0 10. Nf1 de 11. de Bb7 12. Qc2 c4 13. Bf4 Qb6 14. Bg5 h6 15. Be3 Bc5 16. Bc5 Qc5 17. Ne3 Ne5 18. Ne5 Qe5 19. Qe2 Nd7 20. f4 Qc7 21. Rf1 Nc5 22. Ng4 Rfe8 23. Nf2 Qc6 24. Rad1 Rad8 25. Rd4 Qb6 26. Rfd1 a5 27. Qd2 Rc8 28. Rd6 Qa7 29. Qd4 Qa8 30. g4 e5 31. fe Ne6 32. Qe3 Nc5 33. Qf4 Re7 34. h4 Rce8 35. g5 h5

36. Rf1 Qa7 37. Kh2 Bc8 38. Bf3 g6 39. Nh1 Nd3 40. Qf6 Ne5 41. Kg2 Nf3 42. Rf3 Re4 43. Nf2 Re2 44. Rd8 Qe7 45. Qe7 R2e7 46. Re8 Re8 47. Kf1 Bf5 48. Rf4 a4 49. Rd4 f6 50. gf Kf7 51. Rd6 Rb8 52. Nd1 b4 53. cb Rb4 54. Rc6 a3 55. ba Ra4 [time is over] 0:1.

 

    ВозовикДолуханова (Харьков, 2008)

    10-й Кубок Ректора НЮАУ

    1. Nf3 d5 2. c4 e6 3. g3 c6 4. Bg2 Nf6 5. b3 Bd6 6. Bb2 Nbd7 7. Nc3 0-0 8. 0-0 Qe7 9. Qc2 Ba3 10. Ba3 Qa3 11. d4 Qd6 12. Rad1 b6

13. e4 de 14. Ne4 Ne4 15. Qe4 Bb7 16. Ne5 Rac8 17. f4 Rc7 18. Qe3 Re8 19. Rd2 Qe7 20. Rfd1 Nf6 21. g4 Nd7 22. g5 f6 23. Ng4 f5

24. Ne5 Ne5 25. de c5 26. Bb7 Rb7 27. Rd6 Rc8 28. Qf3 Rbc7 29. R1d3 Kf8 30. Qh5 g6 31. Qd1 Ke8 32. a4 Rb8 33. Kf1 Rbc8 34. Qd2 Rb8 35. Ke1 Rbc8 36. Kd1 Rb8 37. Kc2 Rbc8 38. h4 Rb8 39. Qd1 a6 40. h5 b5 41. Kd2 bc 42. bc Rcb7 43. a5 Rb2 44. Ke3 R8b7 45. Rd8 Kf7

46. hg Kg6 47. Qh1 Qg7 48. Rg8 1:0.

 

    Г. БреславскаяКарлович (Харьков, 2008)

    10-й Кубок Ректора НЮАУ

    1. e4 e5 2. Nf3 Nc6 3. Bb5 a6 4. Ba4 Nf6 5. 0-0 b5 6. Bb3 Bb7 7. d4 Nd4 8. Nd4 ed 9. c3 d3 10. Qd3 d6 11. Nd2 Be7 12. f4 d5 13. e5 Bc5

14. Kh1 Ne4 15. Nf3 Nf2 16. Rf2 Bf2 17. f5 Bc5 18. Bg5 Qc8 19. Rd1 0-0 20. f6 g6 21. Be3 d4 22. cd Bf3 23. gf Rd8 24. d5 Bf8 25. e6 Bd6

26. Qe4 Re8 27. Bf4 Qd8 28. ef Kf7 29. Qd4 Qf6 30. Bd6 Qd4 31. Rd4 cd 32. Rf4 Kg7 33. Kg2 Re2 34. Kg3 Rae8 35. h4 Rb2 36. h5 Ree2

37. hg Rg2 38. Kh4 hg 39. Re4 Rbe2 40. Rd4 Kh6 41. f4 Re3 42. Bd1 Rh2 43. Kg4 Rhh3 44. f5 g5 45. f6 Kg6 0:1.

 

    МищукПолуэктов (Харьковская область, 2008)

    Фестиваль "Берминводы-2008"

    1. b3 d5 2. e3 e5 3. Bb2 Bd6 4. Nf3 Qe7 5. Nc3 c6 6. e4 Nf6 7. d3 d4 8. Nb1 0-0 9. Be2 Nbd7 10. 0-0 a5 11. c3 c5 12. Na3 a4 13. Nb5 Bb8

14. cd ed 15. Nd2 Ra5 16. Na3 Ra6 17. b4 cb 18. Nc2 Ne5 19. Nd4 Rd8 20. N2f3 Nf3 21. Nf3 Ne4 22. d4 a3 0:1.

 

    А. НемецЮхно (Харьковская область, 2008)

    Фестиваль "Берминводы-2008"

    1. e4 c5 2. Nf3 d6 3. h3 Nc6 4. c3 Nf6 5. Bd3 Ne5 6. Ne5 de 7. Bc2 e6 8. 0-0 Be7 9. Na3 0-0 10. d3 a6 11. f4 Nd7 12. Nc4 ef 13. Bf4 Nb6

14. Ne3 Bg5 15. Qh5 Bf4 16. Rf4 Qe7 17. Rh4 h6 18. Rf1 Bd7 19. Rf3 Qg5 20. Qg5 hg 21. Rg4 f6 22. d4 cd 23. cd e5 24. Rgg3 ed 25. Nf5 Bf5 26. ef Rfd8 27. Rb3 Rd6 28. Be4 Rb8 29. Rgd3 a5 30. Rb5 Nd7 31. Ra5 Ne5 32. Rd1 b6 33. Rd5 Rbd8 34. Rd6 Rd6 35. Kf2 Kf7 36. b3 Ke7

37. Ke2 Rd7 38. Rc1 Kd6 39. Kd2 Rc7 40. Rc7 Kc7 41. Bd5 Kd6 42. Bc4 Kc5 43. Bd3 Kb4 44. Bb1 Ka3 45. Kc2 Nc6 46. Kd2 Kb2

47. Be4 Nb4 0:1.

 

    Д. НемецМищук (Харьковская область, 2008)

    Фестиваль "Берминводы-2008"

    1. e4 d6 2. d4 Nf6 3. Nc3 c6 4. g3 g6 5. Bg2 Bg7 6. Nge2 0-0 7. a4 Qc7 8. h3 e5 9. Be3 Nbd7 10. 0-0 b6 11. Qd2 Re8 12. g4 Ba6

13. Rfe1 Rad8 14. Ng3 Nf8 15. g5 N6d7 16. d5 c5 17. Nb5 Qb8 18. Ne2 Bc8 19. Nec3 a6 20. Na3 f5 21. f3 f4 22. Bf2 h6 23. h4 Nh7 24. gh Bh6 25. Bh3 Ndf8 26. Bc8 Qc8 27. Kh2 g5 28. Rg1 Kf7 29. Nc4 Ng6 30. h5 Ne7 31. Nb6 Qc7 32. a5 Nf6 33. Qe2 Rg8 34. Rg2 Nh5 35. Qa6 g4

36. Rg4 Rg4 37. fg Nf6 38. Rg1 Rg8 39. Kh3 f3 40. Kg3 Rg4 41. Kf3 Rf4 42. Ke2 Ne4 43. Ne4 Re4 44. Kd1 Rb4 45. Qd3 Bf8 46. Qh7 Ke8

47. c4 Rb6 48. ab Qb6 49. Qc2 Qa6 50. Qb3 Bh6 51. Kc2 Qc8 52. Qd3 Bf4 53. Bh4 Qf5 54. Rg8 Kf7 55. Rf8 1:0.

 

    Е. ГорбатенкоШкляр (Харьковская область, 2008)

    Фестиваль "Берминводы-2008"

    1. d4 f5 2. c4 Nf6 3. Nc3 g6 4. Nf3 Bg7 5. Qc2 d6 6. e4 fe 7. Ne4 Ne4 8. Qe4 Nc6 9. Bd2 Bf5 10. Qe3 0-0 11. Be2 e5 12. de Ne5 13. Bc3 Nd3

14. Kf1 Bc3 15. bc Nc5 16. Nd4 Qf6 17. Nf5 Qf5 18. Bf3 Rae8 19. Qd4 Rf6 20. h4 h5 21. Rh3 Kg7 22. Rd1 Qe5 23. Kg1 Rf4 24. Qd5 Qc3

25. Bh5 Qc4 26. Qg5 Rf6 27. Bf3 Re5 28. Qd2 Ne4 29. Qb2 Rb5 30. Qa1 Qc2 31. Be4 Qe4 32. Re1 Qf4 33. Rf3 Qf3 34. gf Rbf5 35. Re7 Kg8 36. Rc7 Rf3 37. Qe1 1:0.

 

    Ил. БеляевМищук (Харьковская область, 2008)

    Фестиваль "Берминводы-2008"

    1. e4 e5 2. Nf3 Nc6 3. Bb5 Nf6 4. 0-0 Ne4 5. d4 Nd6 6. Bc6 dc 7. de Nf5 8. Qd8 Kd8 9. Nc3 Ne7 10. Bf4 Ng6 11. Rad1 Ke8 12. Bg3 h5

13. h3 h4 14. Bh2 Be6 15. Nd4 Bc5 16. Ne4 Bd4 17. Rd4 Rd8 18. Rfd1 Rd4 19. Rd4 b6 20. b3 c5 21. Rd2 Rh5 22. f4 Ne7 23. c4 Nf5

24. Kf2 Ke7 25. Bg1 Rh8 26. Kf3 a5 27. Nc3 g6 28. Bf2 Rc8 29. Rd1 Rh8 30. Rd2 Rc8 1/2:1/2.

 

    Куриленко — Н. Шевцов (Алушта, 2008)

    Полуфинал чемпионата Украины

    1. e4 c5 2. Nf3 d6 3. d4 cd 4. Nd4 Nf6 5. Nc3 a6 6. Be2 e5 7. Nb3 Be7 8. 0-0 0-0 9. f4 b5 10. a3 Bb7 11. Qd3 Nbd7 12. f5 Rc8 13. Bf3 h6

14. Rd1 Re8 15. Kh1 Bf8 16. Qe2 d5 17. ed e4 18. Bg4 Ne5 19. Bh3 Nc4 20. Rd4 Bd6 21. Ne4 Be5 22. Nf6 Qf6 23. Rd3 Nb2 24. Rf3 Bd5

25. Rf2 Nc4 26. Rb1 Qh4 27. Be3 0:1.

 

    Оноприенко — Цебало (Бад-Цвишенах, 2008)

    Чемпионат мира среди сеньоров

    1. e4 c5 2. Nf3 d6 3. d4 cd 4. Nd4 Nf6 5. Nc3 g6 6. Be3 Bg7 7. f3 0-0 8. Qd2 Nc6 9. Bc4 Bd7 10. 0-0-0 Rc8 11. Bb3 Ne5 12. Kb1 Re8

13. g4 b5 14. g5 b4 15. Nce2 Nh5 16. Ng3 a5 17. Nh5 gh 18. f4 a4 19. fe ab 20. Nb3 Be5 21. Bd4 Bg4 22. Rdf1 Qc7 23. Rf2 Qc4 24. Rg1 Rf8 25. Qe3 Be6 26. Be5 de 27. Nc1 Qa6 28. b3 Rc3 29. Qe2 Qa7 30. Rg3 Bg4 31. Qe1 Rfc8 32. Rd2 Qa3 33. Rgd3 Kg7 34. Rd5 R8c5

35. Rc5 Rc5 36. Rd5 Qa5 37. Rc5 Qc5 38. Nd3 Qd4 39. Nb4 Bf3 40. Nc6 Qc5 41. Qg3 Be4 42. Qe5 Qe5 43. Ne5 h6 44. gh Kh6 45. Nd3 Kg5 46. Nc5 Bg6 47. b4 1:0.

 

    Фенес — Вилявин (по переписке, 2005—2008)

    2-й Кубок Славянских стран

    1. e4 c5 2. Nf3 Nc6 3. d4 cd 4. Nd4 Nf6 5. Nc3 e5 6. Ndb5 d6 7. Bg5 a6 8. Na3 b5 9. Bf6 gf 10. Nd5 Bg7 11. Bd3 Ne7 12. Ne7 Qe7

13. 0-0 0-0 14. c4 f5 15. Qf3 d5 16. cd fe 17. Be4 Rb8 18. Rad1 Rb6 19. Qd3 Qd7 20. Bh7 Kh8 21. Qe3 Rh6 22. Bc2 Qd6 23. Qg3 Rg8

24. Rfe1 f5 25. Nb1 Bf6 26. Qe3 Rh4 27. Nd2 e4 28. g3 Bb2 29. Bb3 Bd7 30. Re2 Bf6 31. Kh1 Rh7 32. Nf1 a5 33. f3 f4 34. Qf4 Qf4 35. gf ef

36. Rf2 Bh4 37. Rf3 Bg4 38. Nd2 Rd7 39. a4 ba 40. Ba2 Rb7 41. d6 Rg6 42. Bd5 Rb5 43. Bc4 Rb2 44. Be2 Re6 0:1.

 

    Кристофель — Еременко (по переписке, 2005—2008)

    Полуфинал 16-й Олимпиады ИКЧФ

    1. e4 c5 2. Nf3 e6 3. d4 cd 4. Nd4 a6 5. Bd3 Bc5 6. Nb3 Be7 7. 0-0 d6 8. c4 Nf6 9. Nc3 Nbd7 10. Be3 Qc7 11. f4 b6 12. Qf3 Bb7 13. Qh3 Rc8

14. Rae1 h5 15. Bd4 Nc5 16. Bc2 Nb3 17. Bb3 Kf8 18. Kh1 Kg8 19. Re2 h4 20. Rfe1 Nh5 21. Rf2 Bf6 22. Bf6 Nf6 23. e5 de 24. fe Nd7

25. Nd5 Qc5 26. Qf3 Rf8 27. Ne7 Qe7 28. Qb7 Qc5 29. Rfe2 Nb8 30. Re3 h3 31. gh Nc6 32. Qa6 Nd4 33. Qb7 Nf5 34. Rd3 Qf2 35. Qe4 Qb2 36. Qg2 Qa3 37. Rg1 Rh6 38. Qe4 Rc8 39. Rg4 Qa5 40. Rg1 g6 41. Qb7 Qc5 42. Qe4 Kg7 43. Bd1 Qc4 44. Qc4 Rc4 45. Re1 Rc1 46. Rg1 Rc5 47. Re1 Rc1 48. Rg1 Rc5 49. Re1 Ne7 50. a4 Nc6 51. Rb3 Ne5 52. Rb6 Rh3 53. Rb5 Nd3 54. Rf1 f5 55. Kg2 Rh4 56. Kg1 Rb5 57. ab Rb4

58. Rf3 Nc5 59. Be2 Nb3 60. Rc3 Nd4 61. Bd3 Nb5 62. Bb5 Rb5 63. Kf2 g5 64. Kg3 Kf6 0:1.

 

*

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

    Вот и прочитана последняя страница шахматной книги. Вот и прожит еще один миг шахматной жизни. Благодарю всех, кто открывал для себя новое о нашем городе и его жителях — поклонниках древней игры.

    Чем же закончить книгу о шахматном Харькове? Может быть картиной харьковской художницы Е. Козулиной с шахматным мотивом и весьма символическим названием "Кофейная", выставленной на одной из городских выставок в 2008 году?

 

 

    А не сыграть ли нам, уважаемый читатель, партию в шахматы в "кофейной" Дирберга?!

ВЗЯЛСЯ — ХОДИ!!

*

 

 

 

  с г