Новая Шахматория Семена Губницкого: Мой скромный вклад в шахматы: Книги:

 

 

НЕОБЫЧНЫЙ ПРАКТИКУМ ПО ШАХМАТАМ (ВЫПУСК 1) 

 

 

                                                                                                                                                                        У нас есть "Практикум..." с тобой.

                                                                                                                                            Литература в нем соседствует с Игрой.

                                                                                                                                            Петров, Набоков, Шумов воспевают шахмат мир.

                                                                                                                                            Представлены здесь Пушкин и Шекспир.

 

 

            

                                                                Обложка издания 2004 года            Обложка издания 2006 года

 

 

    На этой странице представлена серия книг "Необычный практикум по шахматам", а также первая книга (Выпуск 1) из этой серии.

 

ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ О СЕРИИ

 

    Книги серии "Необычный практикум по шахматам", наряду с основным назначением, определяемым жанром шахматного практикума, призваны решить еще две задачи. Первая задача состоит в том, чтобы применить  и в определенной мере развить методологию обучения, заложенную в учебнике "Полный курс шахмат". Вторая задача — представить читателям (прежде всего, молодым!) лучшие образцы шахматного творчества и литературного творчества на шахматную тему. Важно не дать затеряться в океане сыгранных партий шедеврам шахматной мысли. Важно не забыть о многих талантливых людях, посвятивших свою жизнь шахматам. Пусть герои, реальные и вымышленные, займут свои места в Зале шахматной славы и памяти.

    Серию составляют 6—10 выпусков книг, разработанных на основе единой методологии. В них органично объединены фрагменты литературных произведений, в которых присутствует шахматная тема, шахматные шедевры (партии, задачи, этюды) и большое количество специально подготовленных заданий для тренинга. В совокупности эти выпуски образуют уникальную шахматно-литературную антологию, предназначенную для миллионов любителей шахмат (любого возраста и любой квалификации), а также

для любителей художественной литературы.

    Все книги серии имеют унифицированную структуру. Эта структура базируется на "магии шахматных чисел". (В каждой книге:

64 — количество учебно-познавательных блоков; 64 диаграммы, 64 k 10 = 640 — количество заданий для тренинга, а также ответы

и комментарии к ним; 16, 16 и 32 — распределение блоков в трех хронологически упорядоченных циклах.)

    Общие критерии подбора литературных фрагментов на шахматную тему: жанровое и стилевое разнообразие, большой вековой диапазон (с Х по ХХI века). В выпусках 1—6 строго выдерживается схема: один автор (или соавторы) — одно литературное произведение в каждом блоке. Ни один автор литературного произведения не повторяется дважды. Итак, в шести выпусках будут представлены 384 писателя, а в десяти выпусках — не менее 500 мастеров слова.

 

    В изданном выпуске 1 представлены фрагменты произведений Булгакова, Горького, Канетти, Кортасара, Кохановского, Кэрролла, Маяковского, Набокова, Пастернака, Рабле, Руссо, Л. Толстого, Тургенева, Фирдоуси, Флеминга, С. Цвейга и других выдающихся мастеров литературы, а также знаменитые партии и композиции Алехина, Андерсена, Ботвинника, Карпова, Каспарова, Лабурдонне, Лойда, Морфи, Петрова, Рети, Таля, Тарраша, Троицкого, Филидора, Фишера, Эйве и других выдающихся шахматистов.

    В изданном выпуске 2 представлены фрагменты произведений Беккета, Боккаччо, Бурникеля, Джойса, Кафки, Лондона, Мицкевича, Навои, Оруэлла, По, Пушкина, Роллана, братьев Стругацких, Хайяма, Чапека, Шекспира и других выдающихся мастеров литературы,

а также знаменитые партии и композиции Алехина, Андерсена, Ботвинника, Капабланки, Каспарова, братьев Куббелей, Ласкера, Лойда, Смыслова, Спасского, Стейница, Таля, Троицкого, Фишера, Чигорина, Шумова и других выдающихся шахматистов.

    В выпуске 3 будут представлены фрагменты произведений Аверченко, Брехта, Гессе, Гете, Дойла, Искандера, Катаева, Куприна, Лессинга, Ремарка, Сельвинского, Солженицына, Фаулза, Фолкнера, Шолом-Алейхема, Шукшина и других выдающихся мастеров литературы, а также знаменитые партии и композиции Алехина, Бронштейна, Ботвинника, Гаприндашвили, Капабланки, Карпова, Каспарова, Королькова, Л. Куббеля, Ласкера, Лойда, Рети, Таля, Филидора, Чигорина, Шумова и других выдающихся шахматистов.

 

    Все задания в выпусках "Необычного практикума по шахматам" методически согласованы с учебниками "Полный курс шахмат"

и "Новый полный курс шахмат".

    Автор рассматривает серию как своеобразное практико-литературное расширение учебника "Новый полный курс шахмат".

 

СВЕДЕНИЯ ОБ ИЗДАННЫХ ВЫПУСКАХ

 

    Первое издание выпуска 1 автор осуществил самостоятельно небольшим пробным тиражом в 2004 году.

Оно привлекло внимание крупного издательства "АСТ" (Москва). В 2006 году это издательство выпустило в свет книги "Необычный практикум по шахматам (выпуск 1)" и "Необычный практикум по шахматам (выпуск 2)".

 

    Чтобы дать посетителям сайта достаточно полное представление о первом выпуске, я привожу на этой странице библиографические данные (по первому изданию), аннотацию, "Содержание", "Заключение", "Указатель авторов и названий литературных произведений", "Указатель авторов шахматных произведений", а также 8 учебно-познавательных блоков.

 

 

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ

 

    Губницкий С. Б. Необычный практикум по шахматам. 64 учебно-познавательных блока для новичков и не очень опытных игроков, а также для всех шахматистов, увлекающихся художественной литературой. — Вып. 1. — Харьков: Торсинг, 2004. — 384 с.

 

    ISBN 966-670-328-9

 

    ©  Губницкий С. Б., 2004

 

 

АННОТАЦИЯ

 

    Автором отобран и представлен в книге обширный литературный и шахматный материал из личной коллекции, собиравшейся в течение многих лет.

    Книга является первым выпуском оригинального практикума, в котором в отличие от других шахматных книг органично объединены фрагменты литературных произведений, в которых присутствует шахматная тема, и большое количество специально подготовленных заданий для тренинга.

    Адресуется широкому кругу читателей, желающих научиться играть в шахматы и достичь уровня мастерства шахматиста первого разряда. Книга принесет пользу родителям юных шахматистов и тренерам по шахматам. Особый интерес представляет для тех читателей, которые наряду с шахматами увлекаются художественной литературой.

 

 

СОДЕРЖАНИЕ

 

 

    ПРЕДИСЛОВИЕ

         Обращение к юным друзьям

         К родителям

         К тренерам

    ВВЕДЕНИЕ

         Методические указания и рекомендации по эффективному использованию практикума

         Литературный тест

 

    Цикл 1. ШАХМАТЫ В ЛИТЕРАТУРЕ  X—XIX ВЕКОВ

Блок 1.  Теперь поведу о шатрандже рассказ

Блок 2.  Достигла белая пешка цели желанной своей

Блок 3.  На третьем ходе ты получишь мат!

Блок 4.  Впредь королева будет осторожнее, не забираясь вперед

Блок 5.  Я не опасаюсь выигрывать у вас в шахматы

Блок 6.  Он имел обыкновение жертвовать королевою, чтобы усилить атаку

Блок 7.  Там я надеялся встретить Шифферса

Блок 8.  С незнакомым соперником нельзя играть легкомысленно

Блок 9.  Он не мог исполнить креста, который изображался матом

Блок 10. Филидор и Саррат должны были играть

Блок 11. Ах, Китти, какой это был хороший ход!

Блок 12. Едва король твой попадется в сети

Блок 13. Вот тебе: шах и мат!

Блок 14. Война подобна шахматной игре

Блок 15. Спириты не дали бы маха, налево отступив конем

Блок 16. Теперь пуститься в упражненье пора, пора его руке

 

    ВЫХОДНЫЕ ДАННЫЕ ПРАВИЛЬНОГО ВЫПОЛНЕНИЯ ЗАДАНИЙ

 

К блоку 1                         К блоку  9

К блоку 2                         К блоку 10

К блоку 3                         К блоку 11

К блоку 4                         К блоку 12

К блоку 5                         К блоку 13

К блоку 6                         К блоку 14

К блоку 7                         К блоку 15

К блоку 8                         К блоку 16

 

    Цикл 2. ШАХМАТЫ В ЛИТЕРАТУРЕ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XX ВЕКА

Блок 17. Его продолжение против защиты Каро-Канн безошибочно и просто

Блок 18. Мной, черным шахматным конем, Алехин с блеском выиграл сраженье

Блок 19. В смежных клетках виднелись черные всадники Воланда

Блок 20. Помни: самое главное — ход коня!

Блок 21. Эта комбинация увенчает нашу замечательную партию

Блок 22. Остап не баловал своих противников разнообразием дебютов

Блок 23. И у ладьи должна искать защиты священная особа короля

Блок 24. Фишерле ненавидел чемпионов мира по шахматам

Блок 25. В дни ботвинникофлорного матча

Блок 26. Я под ударом белого коня

Блок 27. Владимир Николаевич начал с муциевского гамбита

Блок 28. Я считаю: оба плохи — Капабланка и Алехин

Блок 29. И вдруг нащупал очаровательную комбинацию

Блок 30. И тополь — король, и ферзь — соловей

Блок 31. Homo obscurissimus против чемпиона мира по шахматам

Блок 32. Тут шахнул ему белый слон

 

    ВЫХОДНЫЕ ДАННЫЕ ПРАВИЛЬНОГО ВЫПОЛНЕНИЯ ЗАДАНИЙ

 

К блоку 17                        К блоку 25

К блоку 18                        К блоку 26

К блоку 19                        К блоку 27

К блоку 20                        К блоку 28

К блоку 21                        К блоку 29

К блоку 22                        К блоку 30

К блоку 23                        К блоку 31

К блоку 24                        К блоку 32

 

    Цикл 3. ШАХМАТЫ В ЛИТЕРАТУРЕ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XX ВЕКА И НАЧАЛА XXI ВЕКА

Блок 33. Невинными пальцами соорудил детский мат

Блок 34. Это был матч между Андерсеном и Кизерицким

Блок 35. Его фигуры практически были запатованы

Блок 36. Меня передвигали с клетки на клетку?

Блок 37. Турнир в Цюрихе занозой сидит в моем сердце

Блок 38. Не одна у нас партия, но любая "бессмертная"

Блок 39. И хваленый Фишер сразу согласился на ничью

Блок 40. Игрывал и я в шахматишки, друг мой Чичиков

Блок 41. Две партии оказали решающее влияние на мою судьбу

Блок 42. Другой шедевр — задача "мат в два хода"

Блок 43. Пишут, дураки, мат в четыре хода

Блок 44. Зеваю в один ход, второй раз в жизни

Блок 45. Все фигуры участвуют в симфонии, которой дирижирует Морфи

Блок 46. Ход, который все решает, — партию, матч, судьбу...

Блок 47. Я получил мат, которым горжусь

Блок 48. Я понял, что играю с целой эпохой шахмат

Блок 49. Здесь черным мат, но как он был объявлен?

Блок 50. Каждая партия — это целая навмахия

Блок 51. Я не буду доигрывать 32-ю партию

Блок 52. Каждый ход требовал точнейшего расчета

Блок 53. И Таль призвал на помощь мастерство

Блок 54. Шахматы — лотерея, и твоя жизнь — тоже лотерея

Блок 55. Мат внезапный слоном и конями

Блок 56. Есть партии короче, чем сонет

Блок 57. Талант и знанье решают участь партии твоей

Блок 58. Какая фигура съела коня, или Кто убил рыцаря?

Блок 59. Отдай ладьи, и ты спасешь жену

Блок 60. Летчик ходит е2-е4, е7-е5 — парирует комендант

Блок 61. Я вышел из Шахматного собрания, принимая поздравления

Блок 62. Бомба взорвалась, когда на доске получилась эта позиция

Блок 63. Эта партия будет обсуждаться по всей стране

Блок 64. Мат герцогу и графу

 

    ВЫХОДНЫЕ ДАННЫЕ ПРАВИЛЬНОГО ВЫПОЛНЕНИЯ ЗАДАНИЙ

 

К блоку 33                        К блоку 49

К блоку 34                        К блоку 50

К блоку 35                        К блоку 51

К блоку 36                        К блоку 52

К блоку 37                        К блоку 53

К блоку 38                        К блоку 54

К блоку 39                        К блоку 55

К блоку 40                        К блоку 56

К блоку 41                        К блоку 57

К блоку 42                        К блоку 58

К блоку 43                        К блоку 59

К блоку 44                        К блоку 60

К блоку 45                        К блоку 61

К блоку 46                        К блоку 62

К блоку 47                        К блоку 63

К блоку 48                        К блоку 64

 

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

    Указатель авторов и названий литературных произведений

    Указатель авторов шахматных произведений

    Указатель известных шахматистов — авторов литературных произведений

    Указатель известных шахматистов, упомянутых в литературных произведениях

    Указатель терминов игры в шахматы

 

    Исправления к книге "Полный курс шахмат"

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

    Вот и прочитана последняя страница шахматной книги. Вот и прожита новая страница шахматной жизни. Теперь вам судить о том, насколько удачен оказался мой "опыт, сын ошибок трудных": 

Весь перед вами "Практикум", друзья,

В нем "Конь Алехина" и Спасского любимая ладья.

Саррат и Филидор пред королем играют без доски,

И мать Талханда погибает от тоски.

Там юный Липман не объявит вечный шах,

И предков истину отыщет Авербах.

Вот Лойд и Цвейг творят свои миры —

Спешите получить их зодчества дары.

(Должны узнать все юные таланты

О партии Чентович — Консультанты.)

Коль сих брильянтов мало, — впереди

Набоков, Крамник, Таль, аль-Бируни,

Каспаров — Карпов (жарких матчей дни),

Джойс, Кафка, партия Легаль — Сен-Бри.

Прислали дань в достойный славы мир,

Конечно, Пушкин, Гоголь и Шекспир...

Рискнул соединить две грани шахмат я,

Читатель каждый будет мне судья.

    Я благодарю всех, кто изучал игру в шахматы, используя эту книгу. Но учеба и рост мастерства на этом не заканчиваются. И, закладывая традицию (по прецеденту в "Полном курсе шахмат"), предлагаю очередное задание.

 

Взялся — ходи!

 

 

Указатель авторов и названий литературных произведений

(числа означают номера блоков)

 

 1. Фирдоуси А. "Шах-наме". Поэма;

     Шумов И. "Игры — глубоко интересной...". Стихотворение.

 2. Вида М. "Игра в шахматы". Поэма.

 3. Кохановский Я. "Шахматы". Поэма.

 4. Рабле Ф. "Гаргантюа и Пантагрюэль". Роман.

 5. Руссо Ж. Ж. "Исповедь". Роман.

 6. Ахшарумов Н. "Игрок". Повесть.

 7. Ашарин А. "Шахматные юморески". Сборник юморесок.

 8. Гейнзе В. "Анастасия и игра в шахматы". Роман.

 9. Деллануа А. "Мефистофель на Парижской выставке 1878 года". Рассказ.

10. Кронеберг А. "Шахматы". Очерк.

11. Кэрролл Л. "Сквозь Зеркало и что там увидела Алиса, или Алиса в Зазеркалье". Сказка.

12. Петров А. "Сказка про греческого царя Паламеда, как он воевал с персицким царем и какой сделал ему мат". Сказка.

13. Толстой Л. "Война и мир". Роман.

14. Тургенев И. "Несчастная". Повесть.

15. Шумов И. "Гамбит от спиритов". Рассказ.

16. Эйхенбаум Я. "Битва". Поэма.

17. Абрамов А. "Гибель шахмат". Роман.

18. Бор А. "Конь Алехина". Стихотворение.

19. Булгаков М. "Мастер и Маргарита". Роман.

20. Горький М. "Ход коня". Киносценарий.

21. Ижиковский К. "Победа". Пьеса;

       Гижицкий Е. "С шахматами через века и страны". Книга.

22. Ильф И. и Петров Е. "12 стульев". Роман.

23. Инбер В. "Так выглядит...". Стихотворение.

24. Канетти Э. "Ослепление". Роман.

25. Кирсанов С. "Шах-болезнь". Стихотворение.

26. Кржижановский С. "Проигранный игрок". Новелла.

27. Леонов Л. "Деревянная королева". Рассказ.

28. Маяковский В. "Нагрузка на макушку". Стихотворение.

29. Набоков В. "Защита Лужина". Роман.

30. Пастернак Б. "Марбург". Стихотворение;

      Пастернак Б. "Определение творчества". Стихотворение.

31. Цвейг С. "Шахматная новелла". Новелла.

32. Шторм Г. "Ход слона". Повесть.

33. Аксенов В. "Затоваренная бочкотара". Повесть.

34. Андерсон П. "Бессмертная партия". Рассказ.

35. Арканов А. и Зерчанинов Ю. "Сюжет с немыслимым прогнозом". Повествование.

36. Браннер Дж. "Квадраты шахматного города". Роман.

37. Бронштейн Д. и Воронков С. "Давид против Голиафа". Воспоминания.

38. Вассергольц И. "Упираемся лбами, напрягаем извилины...". Стихотворение.

39. Высоцкий В. "За честь шахматной короны". Песня.

40. Гербстман А. "Шахматные похождения Ноздрева". Рассказ.

41. Гик Е. "Незнакомка и две решающие партии". Рассказ.

42. Глазков Н. "О шедеврах и бедняках". Стихотворение;

      Глазков Н. "Любимая игра". Стихотворение.

43. Гринзайд В. "Яблоки". Роман.

44. Загайнов Р. "Поражение". Эссе.

45. Загорянский Е. "Повесть о Морфи". Повесть.

46. Зорин Л. "Гроссмейстер". Киносценарий.

47. Казанцев А. "Марсианская партия". Рассказ.

48. Каспаров Г. "Безлимитный поединок". Воспоминания.

49. Корольков В. "Отелло". Пародия в стихах.

50. Кортасар Х. "Выигрыши". Роман.

51. Корчной В. "Антишахматы". Воспоминания.

52. Котов А. "Белые и черные". Роман.

53. Кугультинов Д. "Шахматист". Поэма.

54. Мерас И. "Ничья длится мгновенье". Роман.

55. Нарциссов Б. "Алеф". Стихотворение.

56. Орлов А. "Есть партии короче, чем сонет...". Стихотворение.

57. Панов В. "Каисса ревнива и мстительна". Роман.

58. Перес-Реверте А. "Фламандская доска". Роман.

59. Подгорчиани Н. "Мат Дельарам". Стихотворение.

60. Попов Е. "Правильно". Рассказ.

61. Прокофьев С. "Автобиография". Воспоминания.

62. Тотис А. "Убийство в четыре хода". Роман.

63. Флеминг Я. "Из России с любовью". Повесть.

64. Шагинян М. "Человек и время". Воспоминания.

 

 

Указатель авторов шахматных произведений

(числа означают номера блоков)

 

 1. Фирдоуси ат-Тахитал (*) (задача по шатранджу, не позднее 1503 г.);

     Шумов (неортодоксальная изобразительная задача, 1872 г.).

 2. Дисен (этюд, 1968 г.).

 3. Кохановский (*) (задача, 1564 г.).

 4. Родзинский и Алехин (партия, 1913 г.).

 5. Руссо и принц де Конти (партия, 1759 г.).

 6. Лабурдонне и Мак-Доннелл (партия, 1834 г.).

 7. Шифферс и Гармонист (партия, 1887 г.).

 8. Лолли (задача, 1763 г.).

 9. Деллануа (*) (изобразительная задача 1878 г.).

10. Брюль и Филидор (партия, 1783 г.).

11. Кэрролл (задача, 1871 г.).

12. Петров А. (искусственная партия, 1847 г.).

13. Петров А. (изобразительная задача, 1824 г.).

14. Шумов и Тургенев (партия, 1856 г.);

      Шумов и Яниш (задача, 1856 г.).

15. Шумов (искусственная партия, 1876 г.).

16. Эйхенбаум (?) (искусственная партия, 1840 г.);

      Стамма (этюд, 1733 г.).

17. Таль и Смыслов (партия, 1959 г.).

18. Боголюбов и Алехин (партия, 1922 г.).

19. Потемкин и Алехин (партия, 1912 г.).

20. Шилков (этюд, 1971 г.).

21. Тарраш и Вальброт (партия, 1895 г.).

22. Без авторства (дебютная ситуация).

23. Корани (этюд, 1966 г.).

24. Алехин и Эйве (партия, 1937 г.).

25. Ботвинник и Флор (партия, 1933 г.).

26. Без авторства (дебютная ситуация).

27. Шумов и Бескровный (партия, 1869 г.).

28. Алехин и Капабланка (партия, 1938 г.).

29. Рети и Алехин (партия, 1925 г.).

30. Троицкий (этюд, 1908 г.).

31. Бирнов (этюд, 1938 г.).

32. Спасский и Аронин (партия, 1957 г.).

33. Морлок и Крамер (партия, 1962 г.).

34. Андерсен и Кизерицкий (партия, 1851 г.).

35. Карпов и Каспаров (партия, 1985 г.).

36. Стейниц и Чигорин (партия, 1892 г.).

37. Решевский и Бронштейн (партия, 1953 г.);

       Геллер и Бронштейн (партия, 1953 г.);

       Бронштейн и Смыслов (партия, 1953 г.).

38. Чиполлини и Губницкий (партия, 1974 — 1976 гг.).

39. Фишер и Таль (партия, 1960 г.).

40. Гербстман (задача-шутка, 1958 г.);

      Гербстман (неортодоксальная задача, 1958 г.);

      Рейхельм (задача-шутка, 1882 г.).

41. Ыйм и Гик (партия, 1967 г.);

       Гик и Рывкин (партия, 1967 г.).

42. Лойд С. (задача, 1859 г.);

      Куббель Л. (задача, 1928 г.);

      Лойд С. (задача, 1857 г.).

43. Котц и Кокелькорн (задача, 1875 г.).

44. Карпов и Шорт (партия, 1992 г.).

45. Паульсен и Морфи (партия, 1857 г.).

46. Симагин и Штейн (партия, 1961 г.).

47. Казанцев (этюд, 1963 г.).

48. Карпов и Каспаров (партия, 1985 г.).

49. Корольков (ретрозадача, 1969 г.).

50. Нежметдинов и Микенас (партия, 1948 г.).

51. Карпов и Корчной (партия, 1978 г.).

52. Алехин и Ионер Г. (партия, 1924 г.).

53. Гургенидзе и Таль (партия, 1957 г.).

54. Попандопуло (задача, 1980 г.).

55. Додж и Хоугтелинг (партия, 1906 г.).

56. Ларссон и Энглунд (партия, 1942 г.).

57. Панов и Юдковский (партия, 1929 г.).

58. Перес-Реверте (*) (ретрозадача, 1990 г.).

59. ас-Сули (?) (задача по шатранджу, X в.).

60. Бонч-Осмоловский и Баранов (партия, 1953 г.).

61. Ласкер и Прокофьев (партия, 1933 г.).

62. Казанцев (этюд, 1953 г.).

63. Спасский и Бронштейн (партия, 1960 г.).

64. Морфи, герцог Брауншвейгский и граф Изуар (партия, 1858 г.).

 

    (*) Авторство и год создания даны по фамилии автора и году издания литературного произведения, поскольку ссылка на автора шахматного произведения

в художественном тексте отсутствует.

 

 

БЛОК 3

На третьем ходе ты получишь мат!

 

О той войне я начинаю речь,

Которой не нужны ни лук, ни меч,

Ни аркебуз, ни панцири, ни латы,

Без шишек там обходятся солдаты,

Не выезжают на поле в седле,

И битва происходит на столе.

Два короля стоят друг против друга,

Два войска равных — с севера и с юга.

Стан белых и стан черных — грозный вид!

Чей гетман лучше, тот и победит.

 

                             * * *

 

Тебе порой игра напомнит эта

Течение военного совета,

Где лагерь должно ставить войсковой,

Как направлять свои отряды в бой,

Как создавать условия победы,

Как отступать, когда настигнут беды.

Все, что могу, я расскажу, пока

Построят деревянные войска.

 

                             * * *

 

Дочь короля датчан принцесса Анна,

Красавица, имела нрав столь странный,

Что датских отвергала женихов,

И претенденты из чужих краев

Стремились к ней — красе ее дивиться

И благосклонности к себе добиться.

Двор полон был всегда гостей чужих —

Поляков, немцев, чехов. И среди них

Придворных выделялось только двое,

Что вхожи в королевские покои, —

Божуй и Федор. Их высокий род

Дал им и сан завидный, и почет.

Они просили втайне, неустанно

У короля руки принцессы Анны.

Решив между собою с давних пор,

Что поединком свой окончат спор.

Равно любя обоих, на признанья

Король давал одни лишь обещанья.

Но, так как просьбам не было конца,

Не выдержало сердце у отца,

И он, позвав соперников, впервые

Им указал на шахматы резные,

Сказав: "Решайте спор, как на войне.

Кто победит, тот зятем станет мне".

И оба, радуясь великой чести,

Спросили лишь о времени и месте.

— "Здесь, в замке, через две недели". — Так

Король ответил им. То добрый знак.

Позднее каждому он сам направил

Лист с объяснением игры и правил.

 

                             * * *

 

Фигуры расставляя в нетерпеньи,

Два игрока готовятся к сраженью.

Божую белая досталась рать,

А Федор должен черными играть.

 

                             * * *

 

И жребию решать пора настала,

Кто битве должен положить начало.

Божуй по пешке в кулаках зажал

И требует, чтоб Федор выбирал.

Тот вправо указал движеньем смелым

И этим присудил начало — белым.

 

                             * * *

 

Принадлежал Божую первый ход

И смело пешку выслал он вперед,

Ту, что пред королевою стояла,

И хуже для противника не стало.

Ответил тем же черных властелин —

Им выставлен такой же дворянин.

Не хочет уступать один другому —

Стоят, грозят друг другу по-пустому.

Сразить врага никто б из них не мог —

Опасна пешка лишь ударом в бок.

Соседки их, в сражение вступая,

Бессильны — как одна, так и другая.

Вдруг черная, кидаясь смело в бой,

Ударила по линии косой,

Врага лишая сразу жизни, чести

И гордо на его вставая месте.

Опасности не видела она

И вмиг была другою сражена.

 

                             * * *

 

В смятении и тот, и этот строй,

И разгорается все жарче бой.

Ладьи все время сыплют стрелы с башен,

Удар слонов безжалостен и страшен,

По полю мчатся кони. Нет угла,

Где схватка менее была бы зла.

Дворяне, слуги мечутся тревожно,

И распознать их лишь по цвету можно.

Фортуна, смелость помогают им,

Успех то к тем приходит, то к другим.

Убивший гибнет сам. Кипит сраженье,

То тут, то там удача иль смятенье.

Так волны моря, поднимая рев

В раздоре двух столкнувшихся ветров,

Друг друга ломят с силой неизменной,

Скалистый берег обдавая пеной.

Вот королева белая мечом

В бою жестоком все разит кругом,

Снесла слона и мчится все бесстрашней.

Она взяла ладью с высокой башней,

Клинком сверкая, вправо, влево бьет.

А вкруг нее теснится черный сброд.

Она же рвется дальше в схватке скорой

Чрез строй преград — возы, валы, заборы,

Король же черных, видя что сплошал,

Защиту наилучшую избрал:

Он выслал королеву в ярких латах,

И вновь разит она врагов проклятых.

Один смят с тыла, спереди — другой.

Уж жертв немало за ее душой!

Уж белым плохо. Черные бьют кони

Их здесь и там в неистовстве погони,

Секут ряды: здесь пешка сражена,

А там, глядишь, добрались до слона.

Кто может дать в словах изображенье

Того, как яростью кипит сраженье?

Повсюду груды деревянных тел,

И длится бой, в котором каждый смел.

Смешав ряды, грызутся словно звери.

У белых, черных — равные потери.

 

                             * * *

 

А между тем явились слон с конем,

Круша остатки белых напролом.

Но спасся конь, ладья оборонилась.

А пешка своего уже добилась:

Как только стала на конце доски,

Корона облегла ее виски.

И белые тогда возликовали,

А черные еще мрачнее стали.

Король их в самый угол оттеснен,

Нападки королевы терпит он.

Чтобы ему расстаться с головою,

Пути ему отрезаны ладьею.

Она все подбирается к нему

И в вечную повергнуть хочет тьму.

Дела у черных плохи — гибель скоро.

Уже всем ясно окончанье спора.

"Сдавайся!" — Федору Божуй кричит.

Того досада горькая томит.

Он видит, что от мата нет защиты,

Предвидит он позор, стыдом убитый.

А между тем и солнце уж зашло.

Сознаться в пораженьи тяжело.

Божуй торопит — нет уже исхода.

"Что ж! Одного нам дожидаться хода?"

Но было решено прервать игру,

Чтобы окончить завтра поутру.

Все, расходясь до нового сраженья,

Отметили фигур расположенье:

Король почти соседствует с ладьей,

Что высится на клетке угловой,

Конь встал пред королем на пятом поле.

А пешка на шестом — там ей раздолье.

Другая рядом — с правой стороны,

Защищена слоном своей страны.

За пешкой и слоном король Божуя

Взор не спускает с черных, торжествуя,

И вражьему властителю ладьей

Уже грозится с линии второй.

А королева, встав за тем же рядом,

На черного слона косится взглядом.

Так был расставлен шахматный народ.

За черными остался первый ход.

Король поставил стражу. Отдых нужен.

Все гости отправляются на ужин.

 

                             * * *

 

В тревоге Анна. Сон зовет напрасно.

Кто будет победителем — неясно.

К обоим благосклонная, она

В кого-то уж, наверно, влюблена.

Чтоб знать, на чем игра остановилась,

Она со старой няней сговорилась

И вместе с ней потайным ходом в зал

Прошла, где стол с фигурами стоял.

Ее по голосу узнала стража

И пропустила, не окликнув даже.

Склонилась тотчас Анна над доской,

Всмотрелась зорко в каждый ратный строй;

Дела у черных — хуже быть не может,

Ход белых их защиту уничтожит.

Но, к счастью, черным надо начинать

И можно им решенье подсказать.

 3                                              

 

Задания к ситуации на диаграмме 3

 

*        1. На чьей стороне материальный перевес?

*        2. Сколько возможных ходов у черных?

*        3. Сколько возможных ходов у белых, если ход белых?

*        4. Каким ходом можно дать шах?

*        5. Какой шах не является матующим ходом, если ход белых?

*        6. Каким ходом можно дать мат, если ход белых?

**      7. Каким ходом можно осуществить вилку, если ход белых?

**      8. Какой кратчайший вариант приведет к мату белым, если ход белых?

**      9. После какого нешахующего хода черных белые не смогут дать мат в один ход?

*** 10. Решите задачу "Мат в 3 хода", если действуют правила шатранджа и если действуют

             правила шахмат.

 

Adobe Systems  Фрагмент какого литературного произведения представлен?

 

 

    К БЛОКУ 3

 

    К диаграмме 3. Ситуация, восстановленная по тексту литературного произведения и являющаяся начальной ситуацией задачи.

 

    1. На стороне белых (W > B).

    2. 25.

    3. 30.

    4. 1... f2, 1... Gh1.

    5. 1. Ie6, 1. Ig5, 1. Ih7, 1. If8, 1. Ga8.

    6. 1. If7, 1. Ig7, 1. Ie8, 1. Id8.

    7. 1. Ie6, 1. Ig5.

    8. 1. Kf1 Gh1++.

    9. 1... Eb7. 

                                                           Adobe Systems

"Конечно, конь хорош в разгаре боя,

Не плох и слон для воинского строя,

А все ж идти на жертву есть расчет.

Тогда и пешка до конца дойдет".

Ладью поставив к королю рогами,

К себе уходит Анна со слезами.

 

                             * * *

 

За шахматы садятся игроки,

И Федору не победить тоски.

Мат близок. Вдруг он видит в изумленье:

Ладье дано другое направленье,

На короля повернута она.

"Кто был здесь? Шутка, право, не смешна!"

Доносит стража: королева Анна

Явилась полночью сюда нежданно,

И, руку протянув к доске свою,

Чуть повернула черную ладью.

Божуй спросил: "А что при том сказала?

О будущем, знать, муже загадала?"

Она сказала: "Конь в бою хорош,

И с доблестным слоном не пропадешь.

Есть смысл порой с фигурою расстаться,

А пешки могут до конца добраться".

"Все это так! — Божуй нашел ответ. —

Давно об этом знает целый свет.

Отважный всадник саблей бой решает,

В ладье сидящий глупым не бывает,

И Федор всем пожертвовать бы мог,

Когда б удачи видел в том залог.

Пехоте лишь пешком ходить пристало,

Коня, ладьи судьба ей не послала".

Ответил Федор: "Хорошо шутить,

Когда рассчитываешь победить!"

А сам на столик положил он локоть

И думает, покусывая ногти.

Помыслил он: "Причем тут конь? К чему

Считаться со слоном мне? Не пойму.

Отдать ценнейшее? Но что же это?

Иль суть вся в пешках? Не найду ответа

Зачем же ею тронута ладья?

И это не напрасно — вижу я".

Он думает и скрыть не в силах вздоха.

Божуй ему: "Что, брат? Знать, черным плохо?"

Но Федор уж не слышит ничего,

Все мысли он собрал вкруг одного

И, взвесив их, по долгом размышленье,

Так королю сказал: "Судьбы свершенье

Уловке подчиняется простой.

Хорош иль нет тот способ, но порой

Фортуна лишь тому дается в руки,

Кто тверд душой и в радости, и в муке.

А кто удачей ослеплен всегда,

Тот раскисает, лишь придет беда.

Начнем игру! Смотри, Божуй. Я знаю,

Ты слишком рано радуешься раю.

Не думай, что сказал я наугад —

На третьем ходе ты получишь мат!"

Король подсел поближе, весь вниманье,

Двор ждет, какое будет окончанье.

Дают сигнал. Ладья одним прыжком

Становится пред самым королем.

Что делаешь, глупец! Готовясь к бою,

С последней расстаешься ты ладьею?

И королю иного нет пути,

Как до конца с ней ссору довести.

Обороняться надо поневоле,

И он ладью сбивает тотчас с поля.

А вслед ей пешка. Он назад прыжок —

Другая пешка целит прямо в бок.

За черными победа. Завершенье

Игры повергнуло всех в изумленье.

За Анной послано. Теперь она

Судьбы веленьем — Федору жена.

 

                             * * *

 

Я Виды подражал умелым одам,

Что долго плыл по итальянским водам,

О той войне ведя искусно речь,

Которой не нужны ни лук, ни меч.

                                                                                                             (Фрагменты из поэмы Яна Кохановского

                                                                                                             "Шахматы", 1564 г.)

 

    10. Решение задачи, если действуют правила шатранджа: 1... Gh1 2. Kh1 g2 3. Kg1 f2++.

    Решение задачи, если действуют правила шахмат: 1... Gh1 2. Kh1 g2 3. Kg1 f2++; 1... Gh1 2. Kh1 f2 3. Ie4 f1I++.

 

    Поэма написана в те времена, когда в Европе были распространены на равных оба вида шахмат — с правилами шатранджа и с современными правилами. Хотя Кохановский в начале поэмы привел современные правила игры, окончание партии он показал, возможно по забывчивости, ориентируясь на правила шатранджа.

    Неоднократно делались попытки восстановить партию, описанную поэтом. В 1912 году в Кракове вышел первый номер шахматного журнала "Шахиста Польски", где отдел задач редактировал А. Вагнер. В нем был объявлен конкурс на восстановление шахматной партии в поэме Кохановского. Редакция получила лишь одну работу от некоей Ванды Регер Нельской. Вскоре, однако, выяснилось, что под этой фамилией прислал свое исследование не кто иной, как... А. Вагнер! Вот эта партия:

 

    1. d4 d5 2. c3 e5 3. e3 a5 4. b3 h6 5. a3 Ca6 6. h3 Ef5 7. Ee2 Id6 8. c4 g6 9. b4 ab 10. ab 0-0-0 11. Cf3 Kb8 12. Cc3 Gh7 13. Cd5 Cb4 14. Ce5 Cc2 15. Kf1 Ca1

16. Ed2 g5 17. Ia1 Ee6 18. e4 Eg7 19. Ce3 f6 20. Cf3 Ia6  21. Ib2 Id6 22. d5 Ed7 23. Id4 Ib6 24. c5 Ib1 25. Ee1 Ee8 26. c6 Gc8 27. d6 f5 28. Ic4 Cf6 29. Ce5 Ib6 30. Gh2 h5 31. f3 Gd8 32. Eg3 f4 33. Cf5 fg 34. Cg3 Gh8 35. Cd7 Ed7 36. cd Gd7 37. Ic1 Id6 38. Ig5 h4 39. Cf5 Ib6 40. Ie3 Gh5 41. Ic1 c5 42. Ce3 Eh6 43. Kg1 Id8 44. Kf1 Gd2 45. Kf2 Cd5 46. Ic4 Ge2 47. Ie2 Ce3 48. Ie1 Ig5 49. Kg1 c4 50. If2 c3 51. Gh1 b6 52. Kh2 Ig3 53. Ig3 hg 54. Kg3 Ga5 55. Kf2 Ga8 56. Ke2 Cc2 57. Kd1 Ce3 58. Kc1 Cg2 59. Kb1 b5 60. h4 b4 61. h5 b3 62. e5 Eg5 63. h6 Ch4 64. e6 Ef6 65. h7 Cf3 66. e7 Ee7 67. h8I Kb7 68. Ih3 Ce5 69. Ih5 Cd3 70. Ih3 Cb4

71. If3 Kb8 72. Ie2 Ef6 73. Ie6 Eg7 74. Id7 Ed4 75. Gh7 Ga1 76. Ka1 b2 77. Kb1 c2++.

 

 

БЛОК 4

Впредь королева будет осторожнее, не забираясь вперед

 

    По окончании ужина был устроен бал в виде турнира, достойный не только внимания, но и увековечения. Прежде всего большим бархатным ковром накрыли пол во всем зале. Ковер этот имел вид шахматной доски, разделенной на равное количество белых и желтых квадратов, шириной и длиной в три локтя каждый.

    Затем в зал вошли тридцать две молодые особы. Шестнадцать из них были в костюмах из золотого сукна. Перед нами проследовали: восемь юных нимф, точное подобие свиты богини Дианы; затем король, королева, два караульных офицера, два рыцаря и два стрелка.

    В подобном же порядке вошли и другие шестнадцать, одетые в серебряное сукно.

 

* * *

 

    У каждой партии были свои музыканты, одетые в особый цвет: одни — в оранжевые дамасские ткани, другие же — в белые. Их было по восьми с каждой стороны, и в руках у них были самые разнообразные инструменты, очень мелодичные, хорошо настроенные, меняющие темп, тон и размер согласно ходу бала. Разнообразие движений танцующих, их выступления, наступления, отступления и т. д. казались мне замечательными. Но вполне превосходящим всякое воображение человеческое было то, что участники турнира так быстро схватывали звуки, соответствующие движениям вперед или назад, что когда раздавался известный тон, они тотчас же устремлялись на назначенное место, несмотря на то, что движения их были совершенно различны.

 

* * *

 

    Когда обе стороны заняли свои места, музыканты начали играть воинственный и довольно грозный марш, какой играется при атаке. Обе партии приготовились

к бою, ожидая сигнала.

 

* * *

 

    Первый бал кончается так весело, с такими изящными жестами, с такими благородными манерами, с такой редкой грацией, что мы все были как в экстазе, и, право, нам казалось, что мы вознесены до высших наслаждений и до крайних пределов счастья олимпийского неба.

    Окончив первый турнир, обе партии вернулись на свои прежние места и вступили, по примеру первого боя, во второе сражение, но при более быстром темпе музыки и делая совсем другие ходы.

    Здесь я увидел, что золотая королева, как бы досадуя на медленность действий своей партии, прошла вперед одной из первых, вместе с одним стрелком и одним рыцарем, и чуть было не захватила врасплох серебряного короля в самом его стане, несмотря на защиту его офицеров. Увидев же, что ее замысел открыт, врезалась

во вражеский лагерь и столько побила нимф и офицеров, что было жалко смотреть. Вы сказали бы, что это новая амазонка Пантезилея производит опустошения

в греческом лагере. Однако сокрушительная работа ее продолжалась недолго.

 

4                                              

 

Задания к ситуации на диаграмме 4

 

*       1. Укажите тяжелую фигуру.

*       2. Укажите легкую фигуру.

*       3. Укажите дальнобойную фигуру.

*       4. Укажите пару однопольных слонов.

*       5. Какая рокировка возможна, если ход белых?

**     6. К какой стадии шахматной партии следует отнести позицию, представленную на диаграмме?

**     7. Каким ходом можно осуществить нападение на пешку?

**     8. Каким ходом можно создать угрозу мата в один ход (при условии, что подставка допустима)?

**     9. Какое минимальное количество ходов требуется, чтобы достичь ситуации мата черным?

*** 10. Какой ход наилучший? Укажите объективные варианты.

 

Adobe Systems  Фрагмент какого литературного произведения представлен?

 

 

    К БЛОКУ 4

 

    К диаграмме 4. Ситуация из показательной партии Родзинский — Алехин (Париж, 1913 г.).

   

    1. Ia8, If7, Ga1, Gh1, Gh8.

    2. Ec1, Ef8, Eg4, Cb1, Cc6.

    3. Ia8, If7, Ga1, Gh1, Gh8, Ec1, Ef8, Eg4.

    4. Ec1 и Ef8.

    5. Короткая рокировка (1. 0-0).

    6. К стадии дебют.

    7. 1... Ic4, 1... Ig6, 1... If4, 1... d5.

    8. 1... Ic4 (угроза 2. Ie2++), 1... If3 (угрозы 2. Ie2++ и 2. Id1++, но подставка ферзя), 1... Ib3 (угроза 2. Id1++, но подставка ферзя).

    9. 3. (Например, 1... Ke6 2. Id8 a6 3. d4 a5 4. d5++; 1... Cd8 2. d4 Ke8 3. Eg5 h6 4. Id8++.)

 

    Adobe Systems

    Серебряные воины, втайне оплакивая гибель своих, но не обнаруживая своих тайных намерений, устроили воинственной королеве засаду. Стрелок из дальнего угла с помощью странствующего рыцаря взял ее в плен. И скоро дело было окончено. Впредь королева будет осторожнее: будет держаться поблизости от короля,

не забираясь вперед, — а если и пойдет, то с более надежным прикрытием. Серебряные снова победили, как в прошлый раз.

 

* * *

 

    Непрерывные рукоплескания и разные сигналы слышались то с одной, то с другой стороны. Все угрюмцы и ненавистники людей и смеха, вроде сурового Катона, Красса, Тимона Афинского или Гераклита, расхохотались бы, увидев этих юношей, королев и нимф, скачущих и носящихся взад и вперед, с самыми разнообразными телодвижениями, под звуки веселой музыки, так изящно и ловко, что никто не мешал друг другу.

 

                        (Фрагменты из романа Франсуа Рабле

                       "Гаргантюа и Пантагрюэль", 1564 г.)

 

    Родзинский — Алехин

    1. e4 e5 2. Cf3 Cc6 3. Ec4 d6 4. c3 Eg4 5. Ib3 Id7 6. Cg5 Ch6 7. Ef7 Cf7 8. Cf7 If7 9. Ib7 Kd7 10. Ia8.

 

    10. 10... Ic4! 11. f3 Ef3!

    (11... Cd4? 12. d3 Id3 13. cd Ef3 14. Cc3 +—.)

    12. gf Cd4! 13. d3?

    (13. cd Ic1 14. Ke2 Ih1 15. d5 Ih2 16. Kd3 Ig1! 17. Ic6 Kd8 —/+.)

    13... Id3 14. cd Ee7 15. Ih8 Eh4++.

 

 

БЛОК 16

Теперь пуститься в упражненье пора, пора его руке

 

Так с каждой стороны готовых

Идет шестнадцать удальцов,

Смесь пестрая вельмож суровых,

С толпою проданных рабов.

Всю славу, почесть от народа

Имеет венценосный царь,

За ним всесильный воевода,

За этим доблестный пушкарь;

А витязя и встарь и ныне

С стрелком в одном считают чине.

 

                        * * *

 

Всяк воин, выступая в бой,

Занять не смеет клетки той,

Где друг иль враг остановился:

Идти он должен лишь туда,

Где нет чужого и следа;

Но если на пути случился

Ему помехой враг лихой,

Тогда упрямого он смело

Сшибает с ног, и вон за строй

Убитого бросает тело

И пост того, кого убьет,

Себе в награду он берет.

                                                                                                                                                       * * *

 

    Да это чрезвычайно любопытно! Это какая-то совершенно особенная, оригинальная муза! На древнееврейскую она не похожа; на европейскую тоже... то есть, если хотите, она и напоминает какую-то странную музу, которая вдохновляла в былое время своим любимцам стихи в этом роде:

    Si declinare domus vis, —

    и другие, часто весьма длинные поэмы, которые писались в средние века латинскими мертвыми виршами... Именно эта же муза, особенная, филистерская, если угодно; должно быть десятая; она жительствует не на священных вершинах Пинда, отчего и не была известна древним, а в дымном полумраке немецких трактиров, где курятся грошевые сигары, пьется бездонными кружками баварское или богемское пиво, читаются готические газеты, постукивают кости домино, и за шахматной доской восседают толстые счастливые филистеры, доставляющие себе невинное развлечение умной игрой, несколько приводящее в движение спокойную кровь...

    Оно и не мудрено: еврейская муза, скитаясь по лицу земли, завернула в эти шинки, освоилась с их ларами, подружилась с их посетителями — а известно, с кем поведешься, от того и наберешься. Впрочем, она сохранила еще некоторые азиатские черты, — эти яркие глаза и кудреватую речь.

 

                                                                          * * *

 

Быстрей чем мановенье ока,

Неумолимей чем судьба,

Стрелок пустился на раба

И бросил труп его далеко.

Но громко завопила честь

У воеводского солдата:

Его душе потребна месть

За смерть товарища-собрата;

Он дух собрал, ступил — и вот

К убийце дерзкому идет.

 

                   * * *

 

Вдруг белый конь, как злобный гений,

Помчался быстро на раба —

Не много длилася борьба:

Солдат погиб, а всадник белый

На воеводу мечет стрелы

И стало князю горячо

От этой удали упорной...

Он двинул правое плечо

К наезднику из рати черной,

И вместе с тем спокойно тыл

К защите царской обратил.

Тогда наездник, что дотоле

Стоял без дела в бранном поле,

Коню лихому шпоры дав,

Налево бросился стремглав*.

* См. 10-й ход белых в партии, представленной в этом блоке. — С. Г.

<конец сноски>

Но тщетно славы добивался

Наездник храбрый: он как раз

Стрелку под выстрелы попался —

А у того надежен глаз —

И в вечный мрак сырой могилы

Его низверг он в цвете силы...**

** См. 11-й ход черных в этой же партии. — С. Г.

<конец сноски>

 

                                                                           * * * 

Наездник вдруг с ожесточеньем

Пустился вскачь в обратный путь,

Лишь вьется пыль под копытами,

И, воеводе целя в грудь,

Скрежещет яростно зубами***.

*** См. 18-й ход белых в этой же партии. — С. Г.

<конец сноски>

Его жестокости страшась,

Стал отступать вельможный князь,

И чтоб подальше быть от сечи

Он к пушкарю подвинул плечи...****

 

**** См. 19-й ход черных в этой же партии. — С. Г.

<конец сноски>

Тогда на битву беглый взор

Бросает воевода белый;

Как будто воин опьянелый,

Стоял он молча до тех пор, —

Теперь пуститься в упражненье

Пора, пора его руке, —

Он взял кривое направленье

И стал сзади при ездоке...*****

 

                      * * *

 

Кора был весь радость, торжество******,

Он был живое восхищение.

От битвы взор он отвратил,

Подумав, что соперник бедный,

Лишенный способов и сил,

Ему бесспорно уступил

Награду храбрых — лавр победный.

***** См. 19-й ход белых в этой же партии. — С. Г.

****** См. 29-й ход черных в этой же партии. — С. Г.

<конец сносок>

 

16                                           c

 

Задания к ситуации на диаграмме 16

 

*        1. Укажите материальный баланс.

*        2. Укажите атакующую белую фигуру.

*        3. Укажите атакующую черную фигуру.

*        4. Укажите атакованную белую фигуру.

*        5. Укажите атакованную черную фигуру.

*        6. Каким ходом можно дать мат, если ход черных?

**      7. Укажите баланс ударов, направленных на ферзя е3.

**      8. Каким ходом можно воспрепятствовать осуществлению угрозы мата в один ход (при условии, что подставка допустима)?

**     9. Какое минимальное количество ходов требуется, чтобы достичь ситуации мата черным?

*** 10. Какой ход наилучший? Укажите объективные варианты.

 

Adobe Systems  Фрагмент какого литературного произведения представлен?

 

 

         К БЛОКУ 16

 

    К диаграмме 16. Ситуация из составленной партии, в которой после 29-го хода возникает начальная позиция этюда, приведенного в книге Ф. Стаммы "Опыт шахматной игры, содержащий правила, чтобы хорошо играть и добиваться выгоды посредством тонких ходов, которые можно назвать секретами этой игры" (1737 г.).

 

    1. —1.

    2. Ie3.

    3. Gd8, Cg4.

    4. Ie3, Ed2, Af2.

    5. Cc5, Ag5.

    6. 1... Ih2++, 1... Ih1++.

    7. —3 (1 нападающий удар и 4 защищающих удара).

    8. 1. Eg2, 1. Eh3 (подставка).

    9. 3. (Например, 1. Cb6 Gd6 2. Eb4 Ca4 3. Ed6++; 1. Ic5 Gd2 2. Cd2 Gh7 3. Ic8++.)

 

Adobe Systems

    Что же, вы думаете, это такое? В чем заключается содержание этой поэмы? Какие звуки издает ныне лира, которая, в дни плена, угрюмо и безгласно висела

на ивовых ветвях у рек вавилонских?.. И кто этот дерзновенный, нашедший эту лиру, уже много веков, после рассеяния иудеев по лицу земли, забытую,

вероятно, тоже при каких-нибудь реках, на ветвях зеленых ив? И какие звуки он извлек из нее?.. Увы, это уже не те песни, которые воспевались перед Сионом;

не пророчества Исайи, грозящие пожаром и кровью ликующим городам и весям; не вопли Иеремии, посыпающего голову пеплом и ходившего по развалинам соломонова града; не яркий, дышащий Востоком стих из "Песни Песней"... Нет, еврейская муза, следуя за рассеянными потомками Израиля, должна была принять

в себя много чуждого! Но тем не менее любопытно

взглянуть, что сталось с нею в ее вечном странствии... Увы! От гнева Иеговы, от громоподобных стихов, какими она возвещала народам его веры, она обратилась

к предметам более темным, и из земных предметов остановилась на одном, который европейские народы вызывал только на глубокомысленные размышления

и не был еще никогда предметом песен: это просто игра в шахматы, представленная в виде битвы!

 

                        (Фрагменты из поэмы Якова Эйхенбаума "Битва" (1840 г.)

                        и рецензии на нее в журнале "Отечественные записки" (1847 г.).)

 

    Белые — Черные  (начинают черные)

    1. e5 e4 2. d5 ed 3. Id5 Cf3 4. Ee6 c4 5. Ic6 g3 6. Ec4 d3 7. Ee6 Eg2 8. Ca6 0-0 9. 0-0-0 Ce5 10. Ib6 Ca3 11. Ea3 ba 12. Ib5 d4 13. c5 Cf3 14. cd Cd4 15. Ia5 Ed2 16. Ia3 Cb3 17. Kb8 Ca5 18. Ec8 Cc4 19. Ie7 Ib3 20. f5 h3 21. h6 h4 22. g5 hg 23. hg Gfc1 24. Ig7 a4 25. Ch6 Ga3 26. Ig6 a5 27. Ih5 Ef1 28. Cc5 Ie3 29. Cg4.

 

    10. 29... If4 30. gf Ef4 31. Ka8 Cb6 32. ab ab 33. Ca6 Gc8 34. Gc8 Ga6 35. ba Eg2 36. Gc6 Ec6++.

 

    Поэма "Гакраб" ("Битва") написана одесским шахматистом, учителем математики и поэтом Я. Эйхенбаумом на древнееврейском языке в 1840 году и была в том же году напечатана в Лондоне. В 1847 году в Одессе вышел на русском языке ее стихотворный перевод. Легендарное повествование о сражении двух смелых воителей — Хебера и Коры — представляло собой иносказательное описание шахматной партии.

    Шахматный текст партии был напечатан М. Ланге в "Lehrbuch des Schachspiels". Ланге пояснял, что получил ее из Одессы от самого Эйхенбаума. Независимым путем партия попала в "Шахматный листок" М. Чигорина и была напечатана там в 1859 году.

 

 

БЛОК 19

В смежных клетках виднелись черные всадники Воланда

 

    Кроме этих, был еще в комнате сидящий на высоком табурете перед шахматным столиком громаднейший черный котище, держащий в правой лапе шахматного коня.

    Гелла приподнялась и поклонилась Маргарите. То же сделал и кот, соскочивши с табурета, шаркая правой задней лапой, он уронил коня и полез за ним

под кровать.

 

* * *

 

    Воланд взял с постели длинную шпагу, наклонившись, пошевелил ею под кроватью и сказал:

    — Вылезай! Партия отменяется. Прибыла гостья.

 

* * *

 

    — Ни в коем случае, мессир, — справившись с собой, тихо, но ясно ответила Маргарита и, улыбнувшись, добавила: — Я умоляю вас не прерывать партии.

Я полагаю, что шахматные журналы заплатили бы недурные деньги, если б имели возможность ее напечатать.

 

* * *

 

    — Ну, уж если вы так очаровательно любезны, — проговорил он, — а я ничего другого и не ожидал, так будем без церемоний, — он опять наклонился к кровати

и крикнул: — Долго будет продолжаться этот балаган под кроватью? Вылезай окаянный ганс!

    — Коня не могу найти, — задушенным и фальшивым голосом отозвался из-под кровати кот, — ускакал куда-то, а вместо него какая-то лягушка попадается.

    — Не воображаешь ли ты, что находишься на ярмарочной площади? — притворяясь рассерженным, спрашивал Воланд, — никакой лягушки не было

под кроватью! Оставь эти дешевые фокусы для Варьете. Если ты сейчас же не появишься, мы будем считать, что ты сдался, проклятый дезертир.

    — Ни за что, мессир! — заорал кот и в ту же секунду вылез из-под кровати, держа в лапе коня.

 

* * *

 

    — Ах, мошенник, мошенник, — качая головой, говорил Воланд, — каждый раз, как партия его в безнадежном положении, он начинает заговаривать зубы, подобно самому последнему шарлатану на мосту. Садись немедленно и прекрати эту словесную пачкотню.

    — Я сяду, — ответил кот садясь, — но возражу относительно последнего. Речи мои представляют отнюдь не пачкотню, как вы изволите выражаться в присутствии дамы, а вереницу прочно упакованных силлогизмов, которые оценили бы по достоинству такие знатоки, как Секст Эмпирик, Марциан Капелла, а то, чего доброго,

и сам Аристотель.

    — Шах королю, — сказал Воланд.

    — Пожалуйста, пожалуйста, — отозвался кот и стал в бинокль смотреть на доску.

 

* * *

 

    На доске тем временем происходило смятение. Совершенно расстроенный король в белой мантии топтался на клетке, в отчаянии вздымая руки. Три белых пешки-ландскнехты с алебардами растерянно глядели на офицера, размахивающего шпагой и указывающего вперед, где в смежных клетках, белой и черной, виднелись черные всадники Воланда на двух горячих, роющих копытами клетки, конях.

 

19                                            

 

Задания к ситуации на диаграмме 19

 

*       1. На чьей стороне материальное преимущество?

*       2. Укажите атакующую белую фигуру.

*       3. Укажите атакующую черную фигуру.

*       4. Укажите атакованную белую фигуру.

*       5. Укажите атакованную черную фигуру.

**     6. Укажите фигуру, подвергшуюся нападению.

**     7. Укажите баланс ударов, направленных на пешку d4.

**     8. Каким ходом можно осуществить защиту ферзя f5, не оставляя при этом без защиты коня d3?

**     9. Какой кратчайший вариант приведет к мату белым?

*** 10. Какой ход наилучший? Укажите объективные варианты.

 

Adobe Systems  Фрагмент какого литературного произведения представлен?

 

 

 

    К БЛОКУ 19

 

    К диаграмме 19. Ситуация из партии Потемкин — Алехин (Петербург, 1912 г.).

 

    1. W = B.

    2. Id1, Ag4.

    3. If5, Cd3, Cc6, Eg7.

    4. Ec1, Ag4, Ad4, Ab2, Af3.

    5. If5, Cd3.

    6. Ad4, If5.

    7. +1 (2 нападающих удара и 1 защищающий удар).

    8. 1... Ib5.

    9. 1... h5 2. f4 Ig4++; 1... Cce5 2. f4 Ig4++; 1... Ed4 2. g5 Ef2++.

 

    Adobe Systems

    Маргариту чрезвычайно заинтересовало и поразило то, что шахматные фигурки были живые.

    Кот, отставив от глаз бинокль, тихонько подпихнул своего короля в спину. Тот в отчаянии закрыл лицо руками.

    — Плоховато дельце, дорогой Бегемот, — тихо сказал Коровьев ядовитым голосом.

    — Положение серьезное, но отнюдь не безнадежное, — отозвался Бегемот, — больше того: я вполне уверен в конечной победе. Стоит хорошенько проанализировать положение.

    Этот анализ он начал производить довольно странным способом, именно стал кроить какие-то рожи

и подмигивать своему королю.

    — Ничего не помогает, — заметил Коровьев.

    — Ай! — вскричал Бегемот, — попугаи разлетелись, что я и предсказывал. Действительно, где-то вдали послышался шум многочисленных крыльев. Коровьев

и Азазелло бросились вон.

    — А, черт вас возьми с вашими бальными затеями! — буркнул Воланд, не отрываясь от своего глобуса.

    Лишь только Коровьев и Азазелло скрылись, мигание Бегемота приняло усиленные размеры. Белый король наконец догадался чего от него хотят, вдруг стащил

с себя мантию, бросил ее на клетку и убежал с доски. Офицер брошенное королевское одеяние накинул на себя и занял место короля. Коровьев и Азазелло

вернулись.

    — Враки, как и всегда, — ворчал Азазелло, косясь на Бегемота.

    — Мне послышалось, — ответил кот.

    — Ну, что же, долго это будет продолжаться? — спросил Воланд, — шах королю.

    — Я, вероятно, ослышался, мой мэтр, — ответил кот, — шаха королю нет и быть не может.

    — Повторяю, шах королю.

    — Мессир, — тревожно-фальшивым голосом отозвался кот, — вы переутомились: нет шаха королю!

    — Король на клетке г-два, — не глядя на доску, сказал Воланд.

    — Мессир, я в ужасе, — завыл кот, изображая ужас на своей морде, — на этой клетке нет короля.

    — Что такое? — в недоумении спросил Воланд и стал глядеть на доску, где стоявший на королевской клетке офицер отворачивался и закрывался рукой.

    — Ах ты подлец, — задумчиво сказал Воланд.

    — Мессир! Я вновь обращаюсь к логике, — заговорил кот, прижимая лапы к груди, — если игрок объявляет шах королю, а короля между тем уже и в помине

нет на доске, шах признается недействительным.

    — Ты сдаешься или нет? — прокричал страшным голосом Воланд.

    — Разрешите подумать, — смиренно ответил кот, положил локти на стол, уткнул уши в лапы и стал думать. Думал он долго и наконец сказал: — Сдаюсь.

    — Убить упрямую тварь, — шепнул Азазелло.

    — Да, сдаюсь, — сказал кот, — но сдаюсь исключительно потому, что не могу играть в атмосфере травли со стороны завистников! — Он поднялся, и шахматные фигурки полезли в ящик.

 

                        (Фрагменты из романа Михаила Булгакова

                        "МастерМаргарита", 1940 г.)

 

    Потемкин — Алехин

    1. e4 c5 2. g3 g6 3. Eg2 Eg7 4. Ce2 Cc6 5. c3 Cf6 6. Ca3 d5 7. ed Cd5 8. d4 cd 9. cd 0-0 10. Cc2 Eg4 11. f3 Ef5 12. Ce3 Ia5 13. Kf2 Cb4 14. Cf5 If5 15. g4 Cd3.

("— Шах королю".)

    16. Kg3. ("— Пожалуйста, пожалуйста, — отозвался кот и стал в бинокль смотреть на доску".)

 

    10. 16... Cd4!!

    (Ситуация достойна того, чтобы "хорошенько проанализировать положение": "Совершенно расстроенный король в белой мантии топтался на клетке, в отчаянии вздымая руки. Три белых пешки-ландскнехты с алебардами растерянно глядели на офицера, размахивающего шпагой и указывающего вперед, где в смежных

клетках, белой и черной, виднелись черные всадники Воланда на двух горячих, роющих копытами клетки, конях". Присутствует на доске и белый конь, ранее выпавший из лапы Бегемота.)

    17. gf?

    (17. Cd4 Ie5 (17... Ee5? Kh4!) 18. f4 Id4 19. If3 —+.)

    17... Cf5.

    ("— Ты сдаешься или нет? — прокричал страшным голосом Воланд. — Разрешите подумать, — смиренно ответил кот, положил локти на стол, уткнул уши в лапы

и стал думать. Думал он долго и наконец сказал: — Сдаюсь".)

    0:1.

    (18. Kh3 Cf2++; 18. Kg4 h5 19. Kg5 Eh6++.)

 

    (Конечно, белый король в этой партии не находился на "клетке г-2", но, как сказал классик, "с нас довольно".)

 

 

БЛОК 23

И у ладьи должна искать защиты священная особа короля

 

Задолго до назначенного дня,

Бывало, рыцарь, трус или задира,

Равно готовит латы для турнира

И пестует атласного коня.

 

И наконец, под медный рокот труб,

Из медленного зева черных башен

Он выезжает, перьями украшен,

Укрыв забралом легкий трепет губ.

 

Горит на солнце острие копья,

И вдалеке бела как сахар грива

Зеленых или синих волн залива,

Где плещется упругая ладья.

 

А на гербах узоры из полос,

А на трибуне, под крылом берета,

Глаза аквамаринового цвета

И золото средневековых кос.

 

И на закате солнца тень резка,

И каменные десны стен зубчатых

Отбрасывают черные квадраты

На желтую отчетливость песка.

 

И рыцари с трепещущей губой

Разят вперед, налево и направо.

И зачастую бранную забаву

Уже не шуточный сменяет бой.

 

 

И топчут кони смежные поля,

Из пехотинцев многие убиты,

И у ладьи должна искать защиты

Священная особа короля...

23                                           c

 

Задания к ситуации на диаграмме 23

 

*       1. На чьей стороне материальное преимущество?

*       2. Укажите атакующую белую фигуру.

*       3. Укажите атакующую черную фигуру.

*       4. Укажите атакованную белую фигуру.

*       5. Укажите атакованную черную фигуру.

**     6. Каким ходом можно создать ближнюю горизонтальную оппозицию?

**     7. Каким ходом можно создать ближнюю коневую оппозицию?

**     8. Каким ходом можно осуществить нападение?

**     9. Каким ходом можно создать угрозу вилки?

*** 10. Решите этюд с заданием "Выигрыш".

 

Adobe Systems  Фрагмент какого литературного произведения представлен?

 

    

    К БЛОКУ 23

 

    К диаграмме 23. Начальная ситуация этюда А. Корани (1966 г.).

 

    1. W > B.

    2. Атакующей белой фигуры нет.

    3. Атакующей черной фигуры нет.

    4. Атакованной белой фигуры нет.

    5. Атакованной черной фигуры нет.

    6. 1. Kf2.

    7. 1. Kf1, 1. Kf3.

    8. 1. Ke3, 1. Gd5.

    9. 1. Ce5 (угроза 2. Cf3).

 

                                                          Adobe Systems

Теперь иные способы борьбы.

В эпоху не ладьи, а парохода

Исчезли навсегда из обихода

И рыцари, и латы, и гербы.

 

Но зрелища, как прежде, любит мир,

Где требуется выдержка и воля,

И на квадратах шахматного поля

Вновь оживает рыцарский турнир.

 

И топчут кони смежные поля,

Из пехотинцев многие убиты,

И у ладьи должна искать защиты

Священная особа короля.

 

Но судьбами боев вершит сейчас

Не женский взгляд, восторженный и робкий,

А из-под лысой черепной коробки

Стеклянный блеск вооруженных глаз.

 

А улицы толпой наводнены.

Вверху экран и громкоговоритель...

Так выглядит обычно победитель

Международной шахматной войны.

 

                                                                                    (Фрагменты из стихотворения Веры Инбер

                                                                                    "Так выглядит...", 1925 г.)

 

    10. 1. Ce5 Gd2! (И у ладьи должна искать защиты...) 2. Ke3 Ga2 3. Cf3 Kh3 4. Kf4 Cf5! (И у коня должна искать защиты!..) 5. Gh5.

    (5. Kf5 Gb2 =; 5. Gf5 Gb2 =.)

    5... Ch4! 6. Gh4 Kg2 7. Gh2 Kf1 8. Cd2.

    (8. Ga2?? — пат.)

    8... Ke1.

    (8... Kg1 9. Kg3 Gb2 10. Gg2 Kh1 11. Ge2 +—.)

    9. Ke3 Kd1 10. Kd3 Ke1 11. Ge2 Kd1 12. Gf2! (Теперь у высших сил должна искать защиты...) Kc1 13. Gf1 Kb2 14. Gb1++.

 

 

БЛОК 26

Я под ударом белого коня

 

    По сообщениям "Daily Telegraf", мистер Эдуард Пемброк скончался в зале Гастингского шахматного клуба тринадцатого октября 19.. года, в пять часов вечера,

во время четвертого сеанса игры Международного шахматного турнира. В одном из некрологов, помещенном, если не ошибаюсь, в "Эдинбургском Обозрении", мистер Пемброк характеризуется как "энергичный общественный деятель, перед которым некогда развернулась было многообещающая политическая карьера, оставленная им, однако, ради шахмат". Покойный, заканчивает "Обозрение", "променял широкую арену политической борьбы на квадрат шахматной доски —

ушел от поступков к ходам".

    Смерть наступила мгновенно. Покойному было 53 года. Врачи затруднились определить причину смерти.

    Однако для тех, кто близко знал мистера Эдуарда Пемброка, дело объясняется чрезвычайно просто: смерть Пемброка была его последним, правда, несколько неожиданным ходом в партии, кстати, начатой не в четыре тридцать вечера 19.. года, как сообщает шахматный бюллетень, а несколько раньше. Впрочем, игра покойного, как это уже отмечалось в специальных органах, всегда отличалась некоторым своеобразием и уклоном в парадокс.

    История мистера Пемброка — в терминах доски — рассказывается так:

    1. e2 — e4 e7 — e5 2. Cg1— f3 Cb8 — c6 3. d2 — d4 e5 k d4 4. ?

 

26                                           c

 

Задания к ситуации на диаграмме 26

 

*       1. Сколько возможных ходов у белых?

*       2. Сколько возможных ходов у черных, если ход черных?

*       3. Какое свободное поле не находится под ударом?

*       4. Укажите атакующую белую фигуру.

*       5. Укажите атакующую черную фигуру.

*       6. Укажите атакованную черную фигуру.

**     7. Укажите баланс ударов, направленных на пешку d4.

**     8. Каким ходом можно осуществить нападение?

**     9. Каким ходом можно осуществить простую защиту пешки d4, если ход черных?

*** 10. Ситуация какого дебюта представлена на диаграмме? Какие ходы шахматная теория оценивает как приемлемые?

 

Adobe Systems  Фрагмент какого литературного произведения представлен?

 

 

    К БЛОКУ 26

 

    К диаграмме 26. Дебютная ситуация.

 

    1. 37.

    2. 32.

    3. Поля a4, g4, h5.

    4. Id1, Cf3.

    5. Атакующей черной фигуры нет.

    6. Ad4.

    7. +1 (2 нападающих удара и 1 защищающий удар).

    8. 1. Eg5.

    9. 1... Ec5, 1... If6.

 

    Adobe Systems

    Делая последний свой ход, мистер Пемброк предвидел все возможные варианты в дальнейшем развитии партии, кроме одного, казалось бы, совершенно невероятного. Мистер Пемброк не предусмотрел, что в ту самую долю секунды, как рука его, ставя пешку под удар, будет отдергиваться от деревяшки, душа его, душа мистера Пемброка, оброненная мозгом, неслышно скользнет вниз по переставляющей деревяшку руке: из мозга в кисть руки; из кисти к концам пальцев;

из разжимающихся пальцевых фаланг в крохотную, поблескивающую мутным черным лаком головку пешки.

    Яркий свет брызнул из матовой люстры, свеяв сумерки.

    "Ну вот. Давно бы так... — с чувством некоторого облегчения подумал мистер Пемброк, не замечая еще происшедшего, и поднял веки: по глазам его ударило каким-то совершенно новым и непонятным миром. Привычный зал с привычными стенами, углами, выступами — все исчезло, будто смытое неизвестно как и чем

с поля зрения. Правда, кругом, сколько глазу видно, те же знакомые светлые и черные квадраты, но странно: линии паркетных полов уродливо раздлиннились, поверхности, неестественно разросшись, упирались в ставший вдруг квадратным горизонт. Стол стаял. Люстра взмыла в зенит. А стены... куда девались стены? Пешка Пемброк, продолжавшая все еще считать и самоощущать себя знаменитым шахматистом, недоумевала. Не явью, а снящимися образами глядели на нее обступившие со всех сторон мерцающие белыми и черными выступами, изгибами и рельефами чудовищные обелископодобные сооружения, неизвестно кем, к чему и как расставленные по гигантскому черно-белому паркету потерявшего свои стены зала.

    "Неужели я уснул? Во время партии?" — подумала пешка, делая усилия снова стать шахматистом: проснуться. Тщетно. Видения не никли. И странно — время двигалось будто мимо них. Секунды менялись, но в секундах ничего не менялось: белые и черные обелиски на белых и черных плитах стояли неподвижно — нерушимо — безмолвно. Даже черные тени, оброненные ими, не шевелились.

    Всматриваясь в застывший лес призраков пристальнее и пристальнее, начавши уже предощущать недоброе, экс-Пемброк стал понемногу различать в очертаниях их что-то знакомое, даже привычное мысли, но лишь чуждо ей данное. Смутные воспоминания зашептали ему. Еще минута, миг, доля мига напряженных биений мысли, то придвигающей, то вновь отодвигающей забытое, но близкое, — и вдруг мистер Пемброк понял. Нечеловеческий ужас охватил его всего — от точеной деревянной головки до подклеенной кружком зеленого сукна ножки. Затем столь же мгновенно наступила и реакция: чувство растущего одеревенения, странной легкости и малости.

    Понемногу возвращалась способность логической мысли: "Если это действительно произошло, — оценивало свое положение существо, не умевшее сейчас себя назвать, — то я под ударом белого коня с f3. Положение ясно. И если f3 действительно занято конем, то..." — и существо, еще так недавно бывшее Пемброком — привыкшим к независимому и почетному положению в свете мастеров шахматного искусства, — теперь, еле смея поднять глаза за черту крохотной, три на три сантиметра, плоской клеточки, глянуло, минуя d3, e3, наискось, влево, на белое f3: там, в желтом осиянии солнц, мнившихся ранее глазу лишь лампочками люстры, зияя пустотой глазищ, стоял бледный конь. Прямая грива его вздыбилась, ноздри злобно раздулись, обнажая оскал рта. Теперь только пешке-игроку стала ощутима вся глубина его пойденности. То, что было раньше Пемброком, хорошо знало беспощадную логику шахматной доски.

    — Cf3 k "Я". Пусть. Ценою пешки — партия. И тронуто — пойдено. Поздно.     

    Но то, что в Пемброке, что успело уже одеревенеть, опешиться и знало лишь крохотный, три на три сантиметра, смысл одной своей клетки, протестовало всеми ударами внезапно заколотившегося под резной лакированной грудью деревянного сердца: не смейте трогать меня, прочь от моего d4! Хочу, чтобы я, а не мной! Прекратить игру! Понимали ли обелиски и квадраты деревянный язык, неизвестно: квадраты и обелиски хранили молчание. Цейтнот истекал.

 

                                       (Фрагменты из новеллы Сигизмунда Кржижановского

                                       "Проигранный игрок", 1921 г.)

 

    10. Шотландская партия. Относится к группе открытых дебютов. (Ситуация, определяющая шотландскую партию, обычно возникает после такой последовательности ходов: 1. e4 e5 2. Cf3 Cc6 3. d4.)

    "Энциклопедия шахматных дебютов":

    "3... ed 4. Ec4 (индекс С44); 4. c3 (С44); 4. Cd4 (С45)".

 

 

БЛОК 31

Homo obscurissimus* против чемпиона мира по шахматам

 

* Здесь homo obscurissimus (лат.) — неизвестный человек.

<конец сноски>

 

    Доктор Б. сделал беспокойное движение.

    — Право, вы не должны ожидать слишком многого. Это будет просто испытанием для меня, могу ли я... могу ли я играть в шахматы нормально, сидя за шахматной доской, против настоящего, живого противника, передвигая настоящие фигуры. Потому что я начинаю все больше и больше сомневаться, играл ли я эти сотни или даже тысячи партий по правилам. А может быть, они просто плод моего больного воображения? Не был ли то просто бред, шахматная лихорадка, когда человек, как во сне, непрерывно движется вперед скачками? Ведь не думаете же вы серьезно, что я могу померяться силами с чемпионом мира, сыграть с ним, как равный

с равным? На эту игру меня толкает только любопытство. Мне хочется выяснить задним числом, что же действительно происходило со мной в заключении: был ли

я близок к безумию или уже перешагнул эту опасную грань. Вот и все, ничего больше.

 

* * *

 

    Чентович на сей раз тоже не заставил себя ждать, и после жеребьевки началась необычная игра: "Homo obscurissimus" против чемпиона мира по шахматам.     Очень жаль, что единственными свидетелями этой партии были такие мало смыслящие в шахматах люди, как мы, и что она безвозвратно утеряна для анналов

шахматного искусства так, как были утеряны для истории музыки фортепьянные импровизации Бетховена. Правда, на другой день мы сообща пытались восстановить ее по памяти, но тщетно. Очевидно, это произошло потому, что в азарте игры наше внимание было сосредоточено не на самой партии, а на игроках, разница

в интеллектуальном уровне которых становилась все более зримой, и по мере того как развивалась игра.

    Опытный Чентович сидел совершенно неподвижно, словно каменное изваяние. Взор его был прикован к доске, умственное напряжение, казалось, стоило ему почти физических усилий. Доктор Б., напротив, держался свободно и непринужденно. Как настоящий дилетант, в лучшем смысле этого слова, как любитель, для которого весь смысл и удовольствие игры заключалось в самой игре, он, казалось, отдыхал. В начале игры он разговаривал, весело объяснял нам свои ходы, небрежно закуривал сигарету за сигаретой и, когда наступала его очередь делать ход, бросал быстрый взгляд на доску и передвигал фигуру. Казалось, он каждый раз точно предвидел ход своего противника.     Дебют был разыгран быстро. Определенный план начал намечаться только после седьмого или восьмого хода. Чентович стал дольше обдумывать ходы, из этого мы заключили, что теперь началась настоящая борьба за инициативу.

    Но, откровенно говоря, постепенное развитие партии, нередкое в серьезных турнирах, нас,  непрофессионалов, пожалуй, даже разочаровало. Чем больше усложнялся рисунок игры, тем все непонятнее становились для нас позиции противников. Нам было не под силу не только уразуметь их намерения, но даже

разобраться, кто же получил преимущество. Мы только видели, что отдельные фигуры, пробираясь вперед, действуют как тараны, стремясь прорвать фронт противника, но поскольку каждый ход этих выдающихся игроков составлял только часть комбинации, а каждая комбинация — только часть плана, который, в свою

очередь, осуществлялся только через несколько ходов, то стратегический замысел, согласно которому игроки двигали фигуры то вперед, то назад, был для нас совершенно непонятен.

    Потом нами овладела давящая усталость, вызванная главным образом тем, что Чентович бесконечно долго обдумывал каждый свой ход. Это постепенно начало нервировать и нашего друга. С тревогой заметил я, что чем дольше затягивалась игра, тем беспокойнее он становился: двигался на стуле, нервно зажигал сигарету

за сигаретой, время от времени хватал карандаш и что-то записывал, заказывал минеральную воду и жадно глотал стакан за стаканом. Было очевидно, что мозг его конструировал комбинации в сто раз быстрее, чем мозг Чентовича. Каждый раз, когда тот после бесконечного раздумья неловко брал фигуру и решался передвинуть ее, наш друг, улыбнувшись, как улыбается человек, давно ожидавший чего-то и наконец дождавшийся, сразу же делал ответный ход. Видимо, он со своим живым, подвижным умом успевал заранее исследовать все возможности, открывавшиеся противнику. Чем дольше обдумывал каждый свой ход Чентович, тем нетерпеливее становился доктор Б., злобно, почти враждебно сжимавший губы. Чентович, однако, не желал торопиться. Он сидел упорный и молчаливый, размышляя над ходами, и, по мере того как число фигур на доске уменьшалось, увеличивались паузы. К сорок второму ходу, после битых двух часов, все мы сидели в изнеможении, почти равнодушные к тому, что происходило перед нами. Один из офицеров уже ушел, другой читал книгу и бросал взгляд на доску только тогда, когда кто-то из игроков делал ход. Но вдруг после очередного хода Чентовича произошло нечто неожиданное. Доктор Б., заметив, что Чентович, собираясь сделать ход, взялся за коня, сжался, как кошка перед прыжком. Он весь дрожал, и не успел Чентович исполнить свое намерение, как доктор Б. ...

 

31                                           c

 

Задания к ситуации на диаграмме 31

 

*       1. Укажите материальный баланс.

*       2. Какие фигуры находятся в отношениях типа "связка с королем"?

*       3. После какого хода окажутся атакованными ферзем не менее двух пешек?

*       4. После какого хода ферзем (без подставки фигуры) сохранится связка с королем?

**     5. Каким ходом можно создать дальнюю оппозицию?

**     6. Каким ходом можно осуществить развязывание слона g2, если ход черных (при условии, что подставка допустима)?

**     7. Каким ходом можно осуществить вилку?

**     8. Какое минимальное количество ходов требуется, чтобы достичь ситуации мата черным?

**     9. Какое минимальное количество ходов требуется, чтобы достичь ситуации мата белым?

*** 10. Решите этюд с заданием "Выигрыш".

 

Adobe Systems  Фрагмент какого литературного произведения представлен?

 

 

    К БЛОКУ 31

 

    К диаграмме 31. Начальная ситуация этюда З. Бирнова (1938 г.).

 

    1. —7.

    2. Ig8 (связывающая фигура), Eg2 (прикрывающая фигура), Kg1 (прикрываемая фигура).

    3. 1. Ih7, 1. Ig6, 1. Ig3, 1. Id5, 1. Ic4, 1. Ib8.

    4. После ходов 1. Ig7, 1. Ig6, 1. Ig3.

    5. 1. Kc1 или 1. Ka1, и создалась дальняя горизонтальная оппозиция.

    6. 1... Cg5, 1... Kf1.

    7. 1. Ih7, 1. Ig6. (1. Id5 — подставка ферзя.)

    8. 2. (Например, 1. Ie6 Kf1 2. Ie1++.)

    9. 3. (Например, 1. Eg5 Kf2 2. Ec1 Id1 3. Ka1 Ic1++.)

 

    Adobe Systems

    ...быстро продвинул своего ферзя и громко, торжествующе сказал:

    — Так, теперь с этим покончено.

    Потом он откинулся в кресле, скрестил руки на груди и вызывающе посмотрел на Чентовича. В глазах его сверкнул огонек.

    Мы все невольно склонились над доской, стараясь сообразить, что означал этот торжествующий возглас, но прямой угрозы королю мы не увидели. Восклицание нашего друга относилось, по-видимому, к развитию игры, которого мы, близорукие дилетанты, понять не могли. Один только Чентович не шелохнулся. Он оставался совершенно спокоен, как будто бы не слышал оскорбительного замечания "с этим покончено". Ничего не произошло. Однако все мы затаили дыхание, и сразу же стало слышно тиканье контрольных часов. Прошло три минуты, семь минут, восемь — Чентович продолжал сидеть без движения, и только по тому, как раздувались его широкие ноздри, было видно какая буря бушевала у него в груди.

    Казалось, наш друг, как и мы, с трудом переносил это томительное безмолвное ожидание. Он внезапно встал, оттолкнул стул и принялся ходить из угла в угол, вначале медленно, а затем все ускоряя и ускоряя шаг. Все присутствующие смотрели на него с удивлением, но никто не был так обеспокоен его поведением, как

я: несмотря на охватившее его волнение, он ходил по совершенно точно ограниченному пространству, словно бы в своем воображении он каждый раз натыкался

на невидимую стену, заставлявшую его поворачивать назад. С содроганием понял я, что он бессознательно шагает по своей прежней камере. Во время заточения он, наверное, так же метался, как зверь в клетке, взад и вперед, сгорбившись, с судорожно сжатыми кулаками, точь-в-точь как сейчас. Так, именно так, с остановившимся взглядом тысячи раз бегал он из угла  в угол там, и в лихорадочно блестевших глазах его сверкали красные огоньки безумия.

     Но рассудок его был, по-видимому, еще в полном порядке, потому что время от времени он нетерпеливо поворачивался к столу, чтобы посмотреть, решился

ли на какой-нибудь ход Чентович. Время продолжало тянуться — девять минут... десять... Затем произошло то, чего никто из нас не ждал. Чентович медленно

поднял тяжелую руку, до этого неподвижно лежавшую на столе. Взволнованные, с натянутыми до предела нервами, ждали мы развязки. Но Чентович не сделал хода. Неторопливо, но решительно сбросил тыльной стороной ладони с доски все фигуры. Мы не сразу поняли, что Чентович сдался. Он капитулировал, он не желал, чтобы мы стали свидетелями его окончательного поражения. Случилось неожиданное: чемпион мира, победитель бесчисленных турниров, опустил флаг перед незнакомцем, перед человеком, двадцать или двадцать пять лет не касавшимся шахмат. Наш друг, никому не известный, безымянный, в честном бою одержал победу над сильнейшим игроком мира.

 

                             (Фрагменты из новеллы Стефан Цвейга

                             "Шахматная новелла", 1941 г.)

 

    10. 1. Ig3 d2 2. Ie3 Kf1 3. Id3 Kg1 4. Id4 Kf1 5. Ic4 Kg1 6. Ic5 Kf1 7. Ib5 Kg1 8. Ib6 Kf1 9. Ia6 Kg1  10. Ia1 Ef1 11. Ia7 Kg2 12. Ib7 Kg1

13. Ib6 Kg2 14. Ic6 Kg1 15. Ic5 Kg2 16. Id5 Kg1 17. Id4 Kg2 18. Ie4 Kg1 19. Ie3 Kg2 20. Ig3++.

 

 

БЛОК 33

Невинными пальцами соорудил детский мат

 

    Володя Телескопов тем временем на косых ногах направился к шахматистам, которых набралось на лавочке не менее десятка.

    — Фишеры! — кричал он. — Петросяны! Тиграны! Играть не умеете! В миттельшпиле ни бум-бум, а в эндшпиле, как куры в навозе! Я сверху-то все видел!

Не имеете права в мудрую игру играть!

    Он пошел вдоль лавки, смахивая фигуры в пыль.

    Шахматисты вскакивали и махали руками, апеллировали к старшему, хитроватому плотному мужчине

в полосатой пижаме и зеленой велюровой шляпе, из-под которой свисала газета "Известия", защищая затылок и шею от солнца, мух и прочих вредных влияний.

    — Виктор Ильич, что же это получается?! — кричали шахматисты.

    — Приходят, сбрасывают фигуры, оскорбляют именами, что прикажите делать?

    — Надо подчиниться, — негромко сказал шахматистам мужчина в пижаме и жестом пригласил Володю к доске.

    — Эге, дядя, ты, видать, сыграть со мной хочешь! — захохотал Володя.

    — Не ошиблись, молодой человек, — проговорил человек в пижаме, и в голосе его отдаленно прозвучали интонации человека не простого, а власть имущего.

    Володя при всей своей малохольности интонацию эту знакомую все-таки уловил, что-то в нем внутри екнуло, но, храбрясь и петушась, а главное, твердо веря

в свой недюжинный шахматный талант (ведь сколько четвертинок было выиграно при помощи древней мудрой игры!), он сказал, садясь к доске:

    — Десять ходов даю вам, дорогой товарищ, а на большее ты не рассчитывай.

    И двинул вперед заветную пешечку.

    Пижама, подперев голову руками, погрузилась в важное раздумье. Кружок шахматистов, вихляясь, как чуткий подхалимский организм, захихикал.

    — Ужо ему жгентелем... Виктор Ильич... по мордасам, по мордасам... Заманить его, Виктор Ильич, в раму, а потом дуплетом вашим отхлобыстать...

    В Гусятине, надо сказать, была своя особая шахматная теория.

    — Геть отсюда, мелкота! — рявкнул Володя на болельщиков. — Отвались, когда мастера играют.

    — Хулиганье какое — играть не дают нам с вами! — сказал он пижаме.

    Он тоже подхалимничал перед Виктором Ильичем, чувствуя, что попал в какую-то нехорошую историю, однако соблазн был выше его сил, превыше всякой осторожности, и невинными пальцами, мирно посвистывая, Володя соорудил Виктору Ильичу так называемый "детский мат".

 

33                                          c

 

Задания к ситуации на диаграмме 33

 

*       1. Сколько возможных ходов у белых?

*       2. Сколько возможных ходов у черных, если ход черных?

*       3. Какое свободное поле не находится под ударом?

*       4. Короткая рокировка возможна?

*       5. Каким ходом можно осуществить связку с королем?

*       6. Какой кратчайший вариант приведет к размену?

**     7. Укажите слабый пункт у черных.

**     8. Каким ходом можно создать угрозу мата в один ход?

**     9. Какое минимальное количество ходов требуется, чтобы достичь ситуации мата белым?

*** 10. Какой ход наилучший? Укажите объективные варианты.

 

Adobe Systems  Фрагмент какого литературного произведения представлен?

 

    

    К БЛОКУ 33

 

    К диаграмме 33. Ситуация из партии Морлок — Крамер (Варна, 1962 г.).

    1. 41.

    2. 37.

    3. Поле b7.

    4. Да. (1. 0-0.)

    5. 1. Ga8, 1. Ih5.

    6. 1. Ga8 Ia8.

    7. Поле f7.

    8. 1. If3, 1. Ih5 (угроза 2. If7++).

    9. 3. (Например, 1. 0-0 d2 2. Ie1 deG 3. Kh1 Gf1++.)

 

    Adobe Systems

    Он поднял уже ферзя для завершающего удара, как вдруг заметил на мясистой лапе Виктора Ильича синюю татуировку СИМА ПОМ...

    Конец надписи был скрыт пижамным рукавом.

    "Сима! Так какая же еще Сима, если не моя? Да неужто это рыло, нос пуговицей, Серафиму мою лобзал?

Да, может, это Бородкин Виктор Ильич? Да ух!" — керосинной, мазутной, нефтяной горючей ревностью обожгло Володькины внутренности.

    — Мат тебе, дядя! — рявкнул он и выпучился на противника, приблизив к нему горячее лицо.

    Виктор Ильич, тяжело ворочая мозгами, оценивал ситуацию — куда ж подать короля, подать было некуда. Хорошо бы съесть королеву, да нечем. В раму взять? Жгентелем протянуть? Не выйдет. Нету достаточных оснований.

    И вдруг он увидел на руке обидчика, на худосочной заурядной руке синие буковки СИМА ПОМНИ ДРУ... остальное скрывалось чуть ли не под мышкой.

    "Серафима, неужели с этим недоноском ты забыла обо мне? Да, может, это и есть тот самый Телескопов, обидчик, обидчик шахматистов всех времен и народов, блуждающий хулиган, текучая рабочая сила?" — Виктор Ильич выгнул шею, носик его запылал, как стоп-сигнал милицейской машины.

    — Телескопов? — с напором спросил он.

    — Бородкин? — с таким же напором спросил Володя.

    — Пройдемте, — сказал Бородкин и встал.

    — А вы не при исполнении, — захохотал Володя, — а во-вторых, вам мат, и в-третьих, вы в пижаме.

    — Мат?

    — Мат!

    — Мат?

    — Мат!

    — А вы уверены?

    Виктор Ильич извлек из-под пижамы свисток, залился красочными, вдохновенными руладами, в которых трепетала вся его оскорбленная душа.

    "Бежать, бежать", — думал Володя, но никак не мог сдвинуться с места, тоже свистал в два пальца. Важно было сказать последнее слово в споре с Виктором Ильичем, нужна была моральная победа.

    Дождался — вырос из-под земли старший брат младший лейтенант Бородкин в полной форме и при исполнении.

    — Жгентелем его, жгентелем, товарищи Бородкины! — радостно заблеяли болельщики. — В раму его посадить и двойным дуплетом...

    Видимо сейчас они вкладывали в эти шахматные термины уже какой-то другой смысл.

 

                        (Фрагменты из повести Василия Аксенова

                        "Затоваренная бочкотара", 1968 г.)

 

    Морлок — Крамер

    1. e4 e5 2. Cf3 Cc6 3. Eb5 a6 4. Ea4 d6 5. d4 b5 6. Eb3 Cd4 7. Cd4 ed 8. c3 d3 9. a4 Ed7 10. ab ab?.

 

    10. 11. Ih5!

    (11... g6 12. Id5 +—.)

    11... d2.

    (12. Cd2? Ch6.)

    12. Ed2 1:0.

 

    (Партия Телескопов — Бородкин закончилась, судя по всему, так: 11... Ga1 12. If7++.)

 

                              

 

 

  с г