Новая Шахматория Семена Губницкого: Шахматные острова:

 

 

ТРИ КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ

 

                                                                               Я всякий раз поражаюсь неисчерпаемости

                                                                               шахматных проблем и все больше убеждаюсь

                                                                               в непознаваемости шахмат.

                                                                                                                                      (Г. Каспаров)

 

     На этой странице я привожу три концептуальные публикации, вышедшие в свет с интервалом в 13 лет. (В наше интенсивное время за 13 лет вырастает новое шахматное поколение. Любопытно, какими концептуальными публикациями одарит шахматистов год 2011?)

 

    Владимир Гурарий. "Наука и шахматы" (фрагменты научной работы, 1972)

    Александр Вейнгольд. "Во что мы играем, или некоторые мысли о шахматах" (статья, 1985)

    Гарри Каспаров. "Никому из чемпионов мира не удавалось победить следующее поколение" (фрагменты интервью, 1998)

 

 

     Профессора Владимира Гурария (харьковчанина) мне посчастливилось знать лично. В нередких наших беседах о шахматах

(и не только) он порой задавал удивительные вопросы и высказывал суждения, казавшиеся мне тогда странными и "оторванными

от жизни". Еще бы! В те годы, когда В. Гурарий готовил свою фундаментальную научную работу "Наука и шахматы", я был только молодым честолюбивым игроком, стремящимся к мастерскому званию, и еще не дозрел до тех шахматных проблем, которые он решал. И только в середине 1990-х годов, в период активной работы над книгой "Полный курс шахмат", я осознал  и в должной мере оценил научный вклад В. Гурария в шахматы.

    Фрагменты его работы "Наука и шахматы" были напечатаны в рижском журнале "Шахматы". Мои попытки отыскать в Харькове полный текст работы окончились неудачей. Сам же Гурарий уехал из Харькова, и контакты с ним прервались...

 

 

ФРАГМЕНТЫ ИЗ НАУЧНОЙ РАБОТЫ ВЛАДИМИРА ГУРАРИЯ

"НАУКА И ШАХМАТЫ"

 

    Оглавление

 

    Введение

 

    Часть 1. Абстрактные шахматы

1. Сведения из теории множеств и комбинаторики

2. Ходовая игра и абстрактные шахматы

3. Сведения из теории вероятностей

4. Сравнение и оценка позиций

5. Сила хода и сила варианта

6. Дерево позиции. Скелет. Горизонт. Анализ дерева

7. Количество инициативы. Связь инициативы с вероятностью улучшения позиции

 

    Часть 2. Классы позиций

1. Характеристики классов

2. Иерархии классов

3. Вложение, разложение и редукция классов

4. Позиционная ничья

5. Вариантный и классовый анализ позиции

6. Предоконечные классы

7. Свободный, кооперативный и общий веер позиции. Достижимые классы. Ансамбли

8. Угрозы. Перевод угроз: продвижение, отодвижение, отражение. Создание угроз, как средство борьбы за инициативу

9. Классы шахматных позиций

10. Классы и память игрока

 

    Часть 3. Классы ходов и вариантов

1. Случайные величины и случайные процессы

2. Классы ходов

3. Классы вариантов

4. Классы шахматных ходов и вариантов

5. Рефлексы и ходовая техника игрока

6. Стереотипы и вариантная техника игрока

 

    Часть 4. План

1. Оптимальное управление в условиях риска и неопределенности

2. "Плановый парадокс" как эффект теории случайных процессов

3. Детерминированное и случайное в игре. Программа и план

4. Цель и план

5. План как средство борьбы со "случайным"

6. Надежность, разработанность и опасность плана

7. План как заявка на прогноз

8. Объем и сложность плана

9. Стратегия и тактика

10. Уровень строгости рассуждений. Можно ли доказывать "шахматные теоремы"

11. Параметры, определяющие процесс игры. Оценограмма. Хронограмма

 

    Часть 5. Управление мышлением и воспитанием

1. Сознательные и подсознательные факторы

2. Люфты и спорадичность

3. Напоминатели

4. Управление мышлением. Самопрограммирование

5. Мышление, связанное с планом и классом

6. Мышление, связанное с расчетом вариантов

7. Параметры, определяющие процесс мышления. Сводный график мышления

8. Воспитание игрока. Параметры, определяющие процесс воспитания

9. Экспериментирование и самоусовершенствование

 

    Часть 6. Рационализация мышления

1. Приемы рационализации мышления

2. Мышление по изменениям в позиции

3. Мышление по угрозам

4. Другие методы экономии мышления

5. Счетная энергия партии и ее частей

6. Плановая энергия

7. Другие виды мыслительной энергии

8. Общее количество энергии

 

    Часть 7. Заключение и выводы

1. Сводный перечень параметров, определяющих процесс игры, мышления и воспитания игрока

2. Сила и результативность игрока

3. Зависимость силы игрока от определяющих параметров

4. Игровые рекомендации и выводы

 

* * *

 

    Какие же цели преследует применение науки к шахматам? Попробуем наметить некоторые из них.

    1. Создать методику получения шахматных знаний и рекомендаций.

    2. Способствовать тому, чтобы шахматы стали в гораздо большей степени борьбой схем мышления,

чем шахматных знаний и навыков.

    3. Создать новые формы мышления, воспитания и поведения игрока, и, как следствие — повысить его практическую силу (последнее не самоцель, первое важнее). В частности, создать более совершенные способы расчета и запоминания вариантов, а также анализа позиций.

    4. Помочь шахматисту создать свое игровое кредо.

    5. Выделить и объяснить основные компоненты силы шахматиста.

    6. Дать, наконец, по возможности четкую формулировку ряда игровых понятий и утверждений, объясняемых в литературе демагогично, расплывчато и просто абсурдно (например, понятие инициативы). Проще говоря, повысить уровень точности теории шахмат, где можно, вплоть до 1-го уровня.

    7. Ярко отразить вероятностный и кибернетический характер игровых процессов и законов, а также взгляд на любые акции игрока (локальные, во время игры, воспитательные и т. п.) как на управление в условиях случайности и неопределенности. Всякая предстоящая партия между данными игроками является случайным процессом и указанные акции игрока влияют на распределение вероятностей на множество случайных процессов — возможных партий.

    8. Дать достаточно полный перечень параметров, определяющих процесс игры. Хронограмма Д. Бронштейна — только один из них. Дать полный перечень существенных параметров, определяющих игрока. Выделить из этих переменных — управляемые, то есть те, на которые можно влиять (в процессе игры, домашней подготовки и т. п.). Создать схематическую модель игрока.

    9. Выработать программу поведения и мышления игрока на протяжении всей игры, указывающую в каждый момент времени, над чем думать, что делать,

полностью исключающую "люфты" (периоды неясности, над чем думать) и спорадичность (мышление под действием случайных впечатлений и ситуаций

в данный момент). Эта программа должна допускать реализацию в виде удобных динамических стереотипов (привычек).

    10. Изложенное в п. 9, но только в плане воспитания на длительный период; более точно, если рассматривать три ранга программ мышления и воспитания:

а) во время игры; б) во время турнира и перед турниром; в) в период всей жизни вне связи с отдельными турнирами, то есть имеется в виду п. б) и п. в).

 

    Хотя дальнейшее рассмотрение затрагивает в той или иной степени все перечисленные цели, основное внимание здесь сконцентрировано на п. 2—6.

Как видно уже из целей 2—3, внедрение науки не выхолостит красоту из шахмат, а, наоборот, придаст ей дополнительные глубокие и уточненные "надшахматные"

краски, подобно тому, как появление закрытых дебютных систем обогатило шахматы своеобразными эстетическими формами ведения борьбы. Красота победы

благодаря торжеству более рациональной схемы мышления ничуть не уступает по эстетическому воздействию красоте победы конкретных шахматных идей

и приемов.

    В свете перечисленных целей ориентировочный список научных дисциплин, непосредственно применимых к шахматам или через посредство абстрактных

шахмат, в настоящее время представляется таким:

    1. Теория вероятностей в широком смысле (включая статистику, теорию случайных процессов и т. п.).

    2. Теория сложных систем.

    3. Исследование операций (теория математических моделей процессов принятия решения).

    4. Теория оптимизации; оптимальное планирование, оптимальное управление (детерминированное, вероятностное и в условиях неопределенности).

    5. Кибернетика.

    6. Физиология высшей нервной деятельности.

    7. Психология.

    8. Медицина (в первую очередь изучение физической и умственной утомляемости в процессе игровой деятельности с медицинскими показателями организма).

    Подчеркнем, что этот список составлен с чисто утилитарных позиций (непосредственной пользы для шахматной игры). Если не накладывать это ограничение,

то перечень дисциплин значительно расширится, включая такие области, как историю, филологию и даже археологию. Таким образом, введение в шахматах рубрики "наука и шахматы" уже сейчас представляется своевременным и актуальным.

    Наибольшее значение несомненно нужно придать цели 2. Независимо от того, как скоро машины научатся играть сильнее чемпионов мира, правильный подход

шахматиста к игре с позиции отработки и улучшения схем мышления и поведения в своей шахматной борьбе будет давать уверенность и общие пути в применении

подобного подхода к другим направлениям своей деятельности. По-видимому, в будущем наиболее распространенным станет взгляд на шахматную деятельность

данного игрока, как на индивидуальную "портативную" лабораторию по отработке рациональных схем мышления и поведения для произвольных целей всей жизненной и трудовой практики человека. В этом одна из причин того, что шахматы всегда будут играть полноправную роль в созидательной деятельности людей. Однако здесь мы незаметно перешли к направлению "Шахматы — людям".

    На протяжении всей статьи "Наука и шахматы" не предполагается наличия у читателя никаких специальных знаний, выходящих за рамки средней школы.

Все необходимые дополнительные сведения приводятся в достаточно популярной форме по ходу изложения статьи. Кажущаяся трудность в пользовании символикой

теории множеств, комбинаторики и др. быстро преодолевается, если привыкнуть к этим понятиям. Поэтому рекомендуется выполнять все приводимые упражнения.

 

*

 

 

 

СТАТЬЯ МЕЖДУНАРОДНОГО МАСТЕРА АЛЕКСАНДРА ВЕЙНГОЛЬДА

"ВО ЧТО МЫ ИГРАЕМ, ИЛИ НЕКОТОРЫЕ МЫСЛИ О ШАХМАТАХ"

 

                                                                                                           Уж лучше совсем не помышлять об отыскании

                                                                                                           каких бы то ни было истин, чем делать это

                                                                                                           без всякого метода, ибо совершенно несомненно

                                                                                                           то, что подобные беспорядочные занятия

                                                                                                           и темные мудрствования помрачают естественный

                                                                                                           и ослепляющий ум.

                                                                                                                                                                                      (Р. Декарт)

  

...Плюс человек

 

    Каждая научная теория основывается на некоторых положениях, причем чем таких положений меньше, тем лучше теория. В идеальном случае здание теории

возводится на одном общем принципе, способном синтезировать все известные факты исследуемой области в единое целое. История науки показывает, что

подобные фундаментальные принципы никогда не формируются сразу, им предшествует критический анализ фактов и теоретических концепций.

    Анализ учебной и методической шахматной литературы показывает, что в ней полностью доминирует ставший уже традиционным принцип рассмотрения

шахматной игры в плоскости лишь самих шахмат. Подход, пожалуй, ограниченный, а в наше время и попросту устаревший. Вот и ассоциируется имеющаяся ныне

общая теория шахмат скорее с побитым молью тришкиным кафтаном или же с небрежно приготовленной солянкой. Но уж никак не с продуманным

архитектурным сооружением.

    А дело в том, что законы шахмат нельзя понять без учета создавшего их и играющего человека. Ну как, к примеру, поймешь природу промаха без обращения

к человеку? Ошибается-то человек, а не шахматы! Только учет человеческого фактора позволит нам сделать шаг вперед, к современной теоретической системе шахматной игры.

    Действительно, сами понятия "познание", "изучение", "понимание" предполагают наличие познающего, изучающего, понимающего человека. Без него

они становятся бессмысленными, не существуют. Для познания шахмат необходимо рассматривать их не сами по себе как нечто непосредственно данное

(что делалось до сих пор), но в неразрывной связи с человеком. Иными словами, систему "человек-шахматы" надо рассматривать как единое, неразрывное целое.

Без понимания этого современную теорию шахмат построить нельзя.

 

 Что можно извлечь из детективов?

 

    Итак, перед нами поставлена задача исследования, или, говоря по-современному, системного анализа единства "человек — шахматы". Но чем же обернется

для нас столь авторитетный у ученых мужей метод системного анализа?

    Кто из нас не помнит маэстро интеллектуального розыска, обаятельного Шерлока Холмса? Верный доктор Уатсон, а заодно с ним и все читатели, не устают поражаться его умению усекать точные сведения о людях, виденных хладнокровным британцем впервые или не виданных вообще. А ведь секрет удивительной прозорливости в принципе прост. Герой А. Конан-Дойля подвергал интересовавшего его субъекта (или предмет)... системному анализу.

    Умозаключения великого сыщика строились вот на каких естественных положениях: 1) чем бы ни суждено было заняться смертному (если уж он чем-либо

занимается), суждено ему оставить и следы на используемых им предметах, так или иначе его, грешного, характеризующие; 2) а предметы деятельности человека

и сами накладывают на него соответствующий отпечаток.

    Таким образом, Шерлок Холмс получал полезную информацию, всего лишь рассматривая человека в непрерывной связи с предметами его жизнедеятельности.

Или, говоря по-другому, осуществляя анализ системы "человек — предмет его деятельности". Всего лишь. Попробуем и мы вслед за криминалистом осуществить

анализ-расследование, но системы "человек — шахматы". Логично предположить, что и нам удастся добыть 1) с помощью шахматных фактов — данные о человеке;

2) с помощью фактов о человеке — постичь нечто новое и в шахматах.

    Мне хотелось бы сейчас остановиться лишь на последнем, хотя взгляд на человека с точки зрения заключенной в шахматах информации и перспективен,

и интересен.

    Вспомним-ка и вот о чем. Шерлок Холмс обладал — раз уж он имел честь состоять автором нескольких брошюр по ряду достаточно специальных вопросов —

весьма глубокими познаниями. Но пока доктор Уатсон не догадывался, чем занимается его непонятный сосед, тематика интересов мистера Холмса представлялась скромному врачевателю человеческих тел по меньшей мере экзотической. Но, согласитесь, обывателю, пусть и добропорядочному, большая часть знаний Шерлока Холмса и должна была показаться странной. Но они-то, знания эти, и делали профессионально-аналитический ум великого сыщика столь проницательным

и могучим!

    И пред нами (хотя бы по аналогии) возникает проблема: где взять ту систему знаний, что наиболее полно и достоверно (то есть адекватно)  расследует закономерности единства "человек — шахматы"?

 

Точки опоры? Нет, целый материк!

 

    Поиски необходимого знания и сами-то по себе довольно непросты, особенно когда не очень ясно, что нужно искать. Как в сказке: "Иди туда — не знаю куда...". Но, как поется в очень оптимистичной песне двух выдающихся оптимистов нашего века — кто ищет, тот всегда найдет! — БСЭ констатирует: "Философия [...] учения об общих принципах бытия и познания, об отношении человека и мира, наука о всеобщих законах развития природы, общества и мышления..." Общие принципы познания и всеобщие законы развития! Так не здесь ли должна содержаться система понятий, необходимых для адекватного понимания процесса возникновения,

развития, да и многих других вопросов феномена шахматной игры? И ведь содержится! Подробности — потом, в следующий раз, а пока отметим лишь следующее.

    Многие ассоциируют шахматы только с психологией. Последнее — очевидно, но сущность обычно старается держаться в тени. Да и работы ведущего шахматного психолога Н. В. Крогиуса запоминаются. Думается, однако, что для шахматиста, особенно для студента шахматной специализации, философия также является одним из важнейших предметов обучения и самосовершенствования.

    Но прежде чем двинуться дальше, несколько слов по поводу языка, на котором будет вестись дальнейший разговор.

 

Язык наш — друг наш

 

    В. И. Ленин подчеркивал: "...кто берется за частные вопросы без предварительного решения общих, тот неминуемо будет на каждом шагу бессознательно для себя натыкаться на эти общие вопросы". А так как для решения общих вопросов необходимы и общие знания, то для изучения системы "человек — шахматы" более важных сведений, чем те, что предоставляет в наше распоряжение философия, нет и не будет. А конспектируя гегелевские "Лекции по истории философии", Владимир Ильич выписал: "Что составляет всегда затруднение, так это — мышление, потому что оно связанные в действительности моменты предмета рассматривает в их разделении друг от друга — и пометил на полях: "верно"! Да, понимать, но не в разделении, а в неразрывности.

    Для раскрытия закономерностей шахматной игры без философской терминологии не обойтись. А она требует от читателя определенной подготовленности

и внимания. Отказаться от нее, дабы упростить текст, невозможно: не выплескивать же с водой и ребенка. Так же, как нельзя понять, скажем, матанализ, не усвоив арифметики, и в сущность шахматной игры невозможно проникнуть без знания основ философии.

    В анкете "Литературной газеты" Виктор Шкловский о языке прозы сказал так: "Литературная речь — это не воспоминание, это — предвидение; литературная речь должна заключать в себе радость нового мышления мира, нового видения". Но если это справедливо для литературы художественной, то тем более верно

для литературы, связанной с наукой!

    И для шахмат такой речью, будущим языком шахматных учебников, станет, по убеждению автора этих строк, язык философии. Кстати, заглавие статьи

В. Шкловского, небезынтересной, по моему мнению, для любого, кто увлекается шахматами, таково: "Надо писать так, чтобы читали медленно...".

    Как много решает время! В наш стремительный и потому зачастую безоглядный век нехватку "четвертого измерения" ощущают практически все. Но, думается,

усилия, затраченные на понимание тайн философского осмысления шахмат, окупятся сторицей. И не только на шахматном поприще.

 

Системная теория

 

    Обратимся же непосредственно к единству "человек — шахматы". Путь системного исследования предполагает рассмотрение шахмат с помощью данных

о человеке. Но что мы о нем знаем?

    Сегодня человечество находится лишь в самом начале изучения вида "гомо сапиенс". В течение предыдущей своей истории (предыстории, по словам Маркса), люди, вместо того, чтобы познавать себя, больше занимались тем, что угнетали и убивали себе подобных. Однако, несмотря на дебютное состояние исследований человека, и имеющихся уже сведений хватит, чтобы внести ясность в некоторые вопросы теории шахмат. Причем, как вы, конечно же, догадались, и необходимой информацией, и понятийным аппаратом исследования нас снабдит философия.

    Правда, на первый взгляд от обращения к "науке наук" легче не становится. Согласно философским воззрениям, человек есть продукт длительного развития

природы и общества, почему для его понимания необходимо в свою очередь понять законы окружающего нас мира. Значит, придется исследовать и единство

"окружающий мир — человек". То есть путь к шахматам лежит в движении по системной цели "окружающий мир — человек — шахматы".

    Вместо прямой дороги — маршрут непростой и немалый. К счастью, система "окружающий мир — человек" подробно исследована философией. Нам остается

лишь применить ее выводы к системе "человек — шахматы". В наши дни расстояние от космоса до шахмат не так уж и велико.

    Понятно, изложение системной теории шахмат — дело не одной статьи. Но постараюсь хоть сжато изложить некоторые моменты и движущие силы процесса возникновения шахматной игры. Попробую определить место шахмат среди аналогичных выдумок человечества. Надеюсь, это интересно и полезно всем любителям шахмат. Тем же, кто изучает их серьезно, — в особенности.

 

Зачем они появились?

 

    Есть такая поговорка: праздный ум — добыча дьявола. Люди, когда им приходится искать, чем бы заняться, ведут себя порой не слишком разумно. Время тянется ужас как медленно, если нечего делать. Без дела человеку не по себе.

    Факт этот обусловлен тем, что "гомо сапиенс" как продукт саморазвития материи — существо изначально активное: активность, кстати, вообще одно из всеобщих свойств материи. В ней выражается способность материи к взаимодействию, самодвижению — следствие имеющихся внутренних импульсов, источников изменения движения, развития. Всеобщность активности — это один из факторов, определяющих единство мира, его целостность.

    Два переломных, основных момента в развитии материи — от неживой природы к жизни и от высших животных к обществу — все это качественные скачки

и в развитии активности. Характеризуются они изменениями способов и масштаба вовлеченности окружающего мира в функционирование активной системы.

На социальном уровне развития, в частности, в сферу активности входит вся окружающая действительность (и природа, и общество); теперь способы и средства проявления активности исключительно многообразны. Долгое время активность на социальном уровне обеспечивала лишь воспроизводство, лишь поддержание жизни как в биологическом, так и в социальном аспектах. Преобразуя природу и общество, человек изменялся сам; одним из следствий этого стало появление

у людей свободного  от непосредственных забот времени. Что в свою очередь привело к частичному видоизменению ориентации активности. Отныне определенная ее доля направлялась  на создание предметов и систем, вроде бы и не имеющих конкретной утилитарной  ценности. Ценности с точки зрения так называемого обеспечения жизни, разумеется.

    В число таких предметов и систем вошли и всевозможные игры и спортивные занятия: появившийся досуг надо было чем-то заполнить.

    Игры создавались и создаются для приложения самых различных видов активности. Чем дальше человечество уходит в своем развитии, тем большая доля активности отводится неутилитарным сферам. Но что есть игра? Или не встречали мы игр совершенно бессмысленных? Бесполезных? И ничего общего

не имеющих с жизнью? Но тогда зачем они?

    Затем, что игра есть искусственно созданная условная реальность, служащая областью приложения одного из основополагающих свойств человека —

его активности.

 

Интеллектуальные игры

 

    Активность многогранна. Оттого она и обслуживается широким ассортиментом игр, хобби, зрелищ и иных поглотителей неисчерпаемых запасов человеческой

энергии. Так где ж оно, место шахмат в спектре этих, так сказать, заземлителей разных видов активности человека.

    Любой акт человеческой деятельности можно условно разделить на: 1) процесс принятия решения и 2) действия, выполняющиеся вследствие этого решения. Если взглянуть на различные виды спорта, на различные игры с точки зрения соотношения значимости решений и действий, за ним последующих, легко заметить, что

в большинстве случаев решение и действие связаны между собой неразрывно. Особенно в спорте высших достижений, где экстремальные и квазиэкстремальные ситуации, требующие мгновенных психомоторных актов (иногда действие есть движение) встречаются крайне часто. Но есть игры, чья основная сущность состоит

почти исключительно в поиске и процессе принятия решений в определенном классе ситуаций. Такие игры, почти полностью "безразличные"  к особенностям деятельности по проведению принятого решения в жизнь, мы будем называть интеллектуальными (шахматы — среди них). Это суть реальности с искусственно созданными, условными законами, служащие, напоминаю, областями приложения интеллектуальной активности человека (конечно, квазиэкстремальные ситуации, требующие быстрых психомоторных актов, встречаются и здесь — вспомним хотя бы цейтнот, однако обусловлены они не сущностью, но условиями реализации процесса игры). Понятие интеллекта само по себе довольно объемно и весьма расплывчато. Поэтому для того чтобы выяснить, чем же занимается человек

в процессе интеллектуальной игры, необходимо провести еще одно ограничивающее  и конкретизирующее рассуждение.

 

Время выбора

 

    В различных жизненных ситуациях мы принимаем решения (зачастую неосознанно), делая выбор из созданных нами как носителями конкретной

социально-исторической культуры альтернатив. В выборе одной из альтернативных возможностей и состоит обычно сущность принятия решения. В большинстве своем ситуации, в которые мы попадаем, стандартны — пространство элементарных возможностей выбора в них ограничено, регламентировано и нашей

социально-культурной средой, и присущими этой среде нормами, установками. Случается, однако (в шахматах, например, сплошь и рядом), что этот на первый взгляд до совершенства отлаженный механизм "буксует", оказывается неадекватным возникшей проблеме. Появляется ситуация, где для выбора решения приходится пересмотреть, переосмыслить соотносительную значимость отдельных стандартных норм  и оценок или же найти новые аргументы, новое, более адекватное знание.

Психология ситуации, вызывающие интеллектуальные затруднения и как следствие необходимость привлечения процессов мышления, называет проблемными ситуациями.

    Во многих интеллектуальных играх, и особенно в шахматах, число возможных позиций и ответвлений исключительно велико. Осуществление выбора

в неповторимо уникальной (то есть проблемной) ситуации, куда постоянно попадает играющий, — процесс самостоятельный и, следовательно, творческий.

Поэтому можно сказать: интеллектуальные игры являются областями приложения интеллектуальной активности человека, воссоздающими ее в процессе своего функционирования при решении проблемных ситуаций и задач.

    Проблема принятия решений издавна привлекала внимание философской мысли. Сложная структура самого этого процесса, большое количество имеющихся

в нем аспектов делают как его изучение, так и построение соответствующих моделей или же обобщающих теорий исключительно трудными. А сейчас  и подлинно актуальными! Кто знает, может, и предлагаемая системная теория шахмат поможет старинной игре внести свою лепту в исследование  и разработку этого интереснейшего вопроса.

 

Почему Вольтер назвал шахматы одним из "великих благ человечества"?

 

    В ряду интеллектуальных игр шахматы — на особом положении. Количество их поклонников в стране огромно, шахматной книге приходится быть

гениально-бездарной, чтоб стотысячный тираж ее не исчез за несколько дней с полок магазинов*. Популярность игры растет год от года. Возникает

естественный вопрос: в чем же сущность столь неимоверного успеха? Что за мощь делает шахматы столь притягательными, чем очаровывают они людей

всех возрастов и профессий?

 

    * В наши дни этого, к сожалению, уже нет. — С. Г.

<конец сноски>

 

    Одним из всеобщих свойств материи является отражение. Основой отражения служит взаимодействие материальных систем и возникающие при этом

соответствующие внешним воздействиям изменения.

    В ходе саморазвития материи отражение развивалось (и развивается) совместно с материей, совершенствуя свои черты и характеристики. В частности,

и адекватность. Свойство человеческого мозга воспринимать окружающий мир основано на развитом, или, как принято говорить, идеальном отражении действительности.

    Известно, что быть в обществе и быть свободным от общества нельзя; первобытный гуманоид стал человеком лишь за счет неразрывной общности с себе подобными. Жаль, конечно, фантастов, но информация социального уровня, в том числе и восприятие, не наследуются. А идеальными называют восприятие

и усвоение явлений окружающей действительности на основе переданных человеку обществом социально-исторического опыта, знаний. Печать идеального несет

в себе и каждый из предметов, созданных человеком: "В конце процесса труда получается результат, который уже  в начале этого процесса имелся в представлении человека, то есть идеально" (К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 23, с. 189). Поэтому и любая игра как продукт человеческой деятельности, как искусственно созданная сфера приложения человеческой активности, тоже несет в себе черты идеального. Чем же они отличаются друг от друга, интеллектуальные игры? Все принадлежат

к одному классу, значит, и различие между ними может быть только в одном: в большем или меньшем соответствии идеальному!  И шахматы — мы, шахматисты,

в этом уверены — соответствуют идеальному  в наибольшей мере, ибо наиболее адекватно соответствуют восприятию человеком определенных сторон окружающей действительности. Что и является решающим фактором неотразимого очарования древней игры. В общем, если перефразировать уже упомянутого Вольтера: если б шахмат не существовало, их бы стоило выдумать.

    И еще несколько слов о процессе становления нашей игры. Обычно мы забываем, что современные правила появились , выкристаллизовались  в результате достаточно длительного эволюционного процесса. Все подробности его восстановить уже вряд ли возможно. Но на основании вышесказанного можно уверенно заявить, что правила шахмат изменялись в сторону большего соответствия внутренних законов игры законам окружающей действительности, моделью которой сами шахматы и являются.

 

*

 

 

ФРАГМЕНТЫ ИЗ ИНТЕРВЬЮ ТРИНАДЦАТОГО ЧЕМПИОНА МИРА ГАРРИ КАСПАРОВА

"НИКОМУ ИЗ ЧЕМПИОНОВ МИРА НЕ УДАВАЛОСЬ ПОБЕДИТЬ СЛЕДУЮЩЕЕ ПОКОЛЕНИЕ"

(интервью провел гроссмейстер Юрий Разуваев)

 

* * *

 

    — Классические шахматы, какой путь их ждет? Дороги расходятся. ФИДЕ объявила шахматы спортивной игрой. Но шахматы слишком долго были видом

интеллектуального творчества. Ведь о шахматах написано сотни томов книг. Что ждет эти шахматы?

 

    — Классические шахматы, как мне кажется, будут жить. Проведена была своего рода перегруппировка: исчезли доигрывания, изменен контроль времени. Семичасовой контроль — это данность, которая будет существовать долго, во всяком случае, на мой век хватит. Другое дело, что параллельно будут развиваться быстрые шахматы. Уже совершенно ясно, что удержать эту форму невозможно и скоро произойдет качественный взрыв. Те турниры, которые мы организовывали

в свое время, возобновятся, но уже на новом уровне. То есть эта форма шахмат, безусловно, имеет будущее. Кроме того, я надеюсь, что естественное развитие компьютерных технологий приведет к возникновению нового вида шахмат: это то, что я называю advanced chess, человек плюс машина. Эти шахматы тоже займут свою нишу.

    Но первенство мира все равно будет разыгрываться по классическим шахматам. Однако я не удивлюсь, что первенство мира будет разыгрываться

и по advanced chess (человек + машина против человека + машина).

 

    — Я как раз хотел спросить: насколько возможна ситуация розыгрыша чемпионата мира по различным видам шахмат, как, скажем, в коньках или легкой атлетике?

 

    — Я думаю, что это тоже возможно. Сейчас идет такой период, когда ситуация похожа на гоголь-моголь. В этом месиве формируется новая шахматная структура. Как она точно будет выглядеть — непонятно, но определенно можно сказать, что классические шахматы свою доминирующую роль утратили. Идет

естественный процесс, когда требования общественности, требования любителей шахмат меняются. Но эти перемены идут во всем современном мире. Новые

технологии меняют образ мышления людей. Момент создания шахматной сети в Интернете, которая сможет объединить сотни тысяч людей, приведет

к качественному изменению восприятия шахмат этой массой любителей...

 

    — Здесь возникает масса новых вопросов. К примеру, сейчас на Западе резко возрос интерес к шахматам у детей. Дети, они, видимо, инстинктом чувствуют будущее, что эта игра будет с ними всю жизнь.

 

    — То, что шахматы на Западе сейчас меняют свой статус, это очевидно. Их популярность повысилась, но главное — не количество детей,

а детерминированность, то есть желание заниматься. Родители, которые теперь считают это полезным. Шахматы уже не рассматриваются как своего рода

чудачество, деятельность, которая не заслуживает серьезного отношения. Но этот момент нужно использовать, потому что все изменения в наши дни временные, все меняется очень быстро. Если сейчас удастся дать компьютерную альтернативу — вариант познания шахмат через Интернет, то тогда начавшиеся

количественные изменения перейдут в качественные. Однако это будет не Олимпийский комитет. Может быть, я повторюсь, но прогресс шахмат ничего общего

с включением в Олимпийские игры не имеет. Настоящий прогресс будет достигнут через интернетный выход на школы и на те слои беловоротничковой

интеллигенции, которые регулярно играют в шахматы, стараются следить за ними, но не имеют возможностей стать частью большого шахматного целого.

Если удастся реализовать такой мегаплан, то шахматы ждет другая жизнь.

 

    — Вы можете сейчас более конкретно рассказать о своих планах в Интернете?

 

    — Шахматных сайтов сейчас на Интернете полно, но абсолютное большинство из них связано с игровой деятельностью. Сегодня никто по-настоящему не готов

реализовать идею клуба на Интернете. Клуб должен привлечь людей, объединить их, дать возможность получать самую разнообразную информацию, а не просто играть. Члены клуба будут участвовать в различных мероприятиях общей клубной программы. В такой ситуации даже начинающий любитель не будет себя чувствовать одиноким в безграничном шахматном мире. Важными компонентами будут не только игровые серверы, программы новостей и ток-шоу,

но и регулярные пресс-конференции. У меня такой личный опыт уже есть. Однажды я провел такую пресс-конференцию в Аргентине и был поражен теми возможностями, которые предоставляет Интернет. Создается иллюзия прямой беседы. Идет оперативный обмен мнениями между людьми, разделенными значительными расстояниями и пространством. И если не затягивать ответ, а я старался отвечать коротко и быстро, то постоянно есть интерактивность, ощущение действия. Ну и, наконец, важнейший компонент — это программа школьного обучения. Интернет позволит ее поднять на совершенно новый уровень. Мы надеемся проводить гигантские детские турниры, например, первенство мира среди школ. Можно будет использовать как бы классную комнату в качестве состязательного поля. Дети будут играть со своими сверстниками других стран и континентов, не покидая своих классов. Кроме того, у нас будут уроки

и продвинутые программы для тех, кто хочет улучшить свой шахматный уровень. Изобразительные средства в Интернете таковы, что педагогический процесс становится необыкновенно увлекательным, плюс звуковые средства, конечно. Каждый любитель сможет почувствовать, что этот мир его. Для этого необходимо разработать многоуровневую систему адаптации, и такая работа уже ведется. Все технические проблемы решены, опыт накоплен большой, и сейчас главное —

это правильная организация дела...

 

    — Каковы будут новые формы проведения соревнований в Интернете? Будут ли свои новые звания, рейтинги?

 

    — Трудно сказать, но то, что это будут какие-то свои шахматы — очевидно. Все это будет жить само по себе, автономно. Мы говорим о процессе, который

будет проходить независимо от того, нравится нам все это или нет.

 

    — Как скоро это произойдет?

 

    — Это во многом зависит от Интернета. Думаю, примерно через 3—5 лет то, что мы сейчас обсуждаем, примет законченную форму. Интернет, конечно, создаст

свою организацию. Мы же говорим, что ФИДЕ — это национальные федерации. Интернет создаст организацию с персональным членством.

 

    — Любопытное зрелище. Легко представить себе море заявок на проведение каких-то матчей или ток-шоу.

 

    — Но только через Интернет можно собрать огромную шахматную аудиторию, которая согласна платить за шахматное зрелище.

 

    — То есть то, чем является телевидение для футбола, Интернет будет для шахмат.

 

    — Естественно. У нас никогда не было огромной аудитории.

 

    — Компьютер принес вообще много новых вопросов. Как вы думаете, изменится ли мышление человека от взаимодействия с компьютером?

 

    — Трудно сказать. Мне кажется, это прогресс, хотя есть и негативные факторы. Мышление становится более формализованным. Человек старается работать

в унисон с машиной, исчезает, я бы сказал, панорамность мышления. Как бы человек ни пытался вести машину, все равно нередко он поддается влиянию того, что он видит на экране компьютера. Это влияние можно изучить только после многолетних экспериментов. Однако процесс этих изменений естествен

и неизбежен.

 

    — Как вы думаете, имеет ли компьютерная программа характер из-за того, что ее написал человек? Вы можете о шахматной программе рассказать как о человеке?

 

    — Если смотреть внимательно, то безусловно, причем эти черты могут быть ярко выраженные. Но при этом человек, написавший программу, мог быть очень

спокойным, но машине придать абсолютно противоположную систему приоритетов...

 

    — На русском языке выйдет ваша книга о первых семи чемпионах?

 

    — Как раз сейчас эту книгу перевели на русский язык (парадоксально, но Гарри ее писал по-английски. — Ю. Р.). Эта книга скоро выйдет у нас в России.

Я все-таки надеюсь, что продолжу эту работу. Очень много интересных вещей, и, к сожалению, вынужден признать, что большую часть своего времени

я потратил недостаточно продуктивно — мог бы делать гораздо больше полезных вещей.

 

    — Но это неплохо, когда такое к себе отношение. Но вопрос серьезных шахматных книг сегодня довольно болезненный. Раньше ведущие шахматисты писали прекрасные книги. Сейчас они появляются значительно реже. Последняя ваша серьезная и, нужно сказать, прекрасная книга — это, кажется, "Два матча".

 

    — Есть идеи, которые я не знаю, насколько удастся реализовать. Я, например, хочу написать "Историю матчей на первенство мира", историю шахматной борьбы. И, конечно, нужно написать историю всех моих матчей с Карповым — ведь это была настоящая шахматная эпопея. В 1987 году, к сожалению,

я не собрался с силами и не начал писать, отвлекался на все другие дела. Оглядываясь назад, должен признать, что это нужно было сделать. Сейчас я взялся

за переработку книги "Испытание временем", параллельно продолжу работу над книгой о чемпионах мира. И вообще в 1998 году я собираюсь значительно увеличить шахматную дозу.

 

 *

 

                              

  

 

  с г