Новая Шахматория Семена Губницкого: Шахматные острова: Содружество миров:

 

 

ШАХМАТЫ В МИРЕ ФИЛАТЕЛИИ

 

 

 

 

    Далее на этой странице я (подчиняясь магии шахматных чисел) привожу 16 почтовых марок с шахматными диаграммами, отображающими ситуации из известных партий, и тексты этих "марочных" партий.

    Отмечу, что содержание этой страницы в значительной мере совпадает с содержанием "Блока G8" из моей книги

"Мир шахмат и шахматы в мире".

 

 

    "Энциклопедический словарь" определяет: "филателия шахматная — коллекционирование марок и других знаков почтовой оплаты, посвященных шахматной тематике".

    Сначала немного справочных данных о "самых первых".

    Во время Гражданской войны в США 1861—1865 годов почтовая служба Севера выпустила в числе других "патриотических конвертов" несколько типов конвертов с шахматным сюжетом (1861 г.).

    Первый в мире почтовый штемпель с шахматным мотивом появился в 1923 году в Борстендорфе (Германия); на штемпеле местной деревообрабатывающей фабрики, которая занималась изготовлением шахматно-шашечного инвентаря, имелась надпись "Шахматные и шашечные доски". Позднее на штемпеле появилось

графическое изображение шахматной доски и короля.

    Первое в мире специальное шахматное гашение посвящено международному турниру в Кечкемете (Венгрия, 1927 г.).

    Первая шахматная марка в мире, на которой изображен шахматный конь, выпущена в Болгарии в 1947 году. Она является частью серии, посвященной Балканским играм.

    Выпуск марок, полностью посвященным шахматам, впервые осуществлен в СССР по случаю матч-турнира на первенство мира 1948 года.

    На некоторых "шахматных" марках изображены позиции из знаменитых партий.

    Примечательно, что некоторые позиции на марках изображены с ошибками. Например, на югославской марке (1960 г.) с позицией из партии Капабланка — Ласкер (Нью-Йорк, 1924 г.) черный слон ошибочно расположен на поле f8 вместо поля g8.

    Бывали и другие шахматно-филателистические курьезы. Так в известной серии из шести марок Центральноафриканской Республики (1983 г.) на двух марках изображены позиции из партий Стейниц — Цукерторт и Спасский — Смыслов. При этом позиция Стейница приписана Спасскому и наоборот (см. марки к партиям

2 и 11)...

 

16 "МАРОЧНЫХ" ПАРТИЙ

(в хронологическом порядке)

 

    1

    Андерсен — Кизерицкий (Лондон, 1851 г.)

 

    1. e4 e5 2. f4 ef 3. Bc4 Qh4 4. Kf1 b5 5. Bb5 Nf6 6. Nf3 Qh6 7. d3 Nh5 8. Nh4 Qg5 9. Nf5 c6 10. g4 Nf6 11. Rg1! cb 12. h4 Qg6 13. h5 Qg5 14. Qf3 Ng8 15. Bf4 Qf6

16. Nc3 Bc5 17. Nd5 Qb2 18. Bd6! Bg119. e5!! Qa1 20. Ke2 Na6?!.

 

         

 

    21. Ng7 Kd8 22. Qf6! Nf6 23. Be7++.

 

    "Бессмертная партия", и этим все сказано.

 

 

    2

    Стейниц — Цукерторт (9-я партия матча, США, 1886 г.)

 

    1. d4 d5 2. c4 e6 3. Nc3 Nf6 4. Nf3 dc 5. e3 c5 6. Bc4 cd 7. ed Be7 8. 0-0 0-0 9. Qe2 Nbd7 10. Bb3 Nb6 11. Bf4 Nbd5 12. Bg3 Qa5 13. Rac1 Bd7 14. Ne5 Rfd8 15. Qf3 Be8 16. Rfe1 Rac8 17. Bh4 Nc3 18. bc Qc7 19. Qd3 Nd5 20. Be7 Qe7 21. Bd5 Rd5 22. c4 Rdd8 23. Re3 Qd6 24. Rd1 f6 25. Rh3 h6 26. Ng4 Qf4 27. Ne3 Ba4 28. Rf3 Qd6

29. Rd2 Bc6 30. Rg3.

 

         

 

     30... f5! 31. Rg6 Be4 32. Qb3 Kh7! 33. c5 Rc5 34. Re6 Rc1 35. Nd1 Qf4 36. Qb2 Rb1 37. Qc3 Rc8 38. Re4 Qe4 0:1.

 

    Эта партия явилась поворотной в историческом состязании — первом официальном матче на мировое первенство. Выиграв ее, Стейниц уравнял счет, а потом добился полного превосходства на заключительном отрезке единоборства; в результате мир получил своего первого "коронованного" шахматного короля

(см. портрет Стейница на марке к партии 11).

 

 

    3

    Стейниц — Барделебен (Гастингс, 1895 г.)

 

    1. e4 e5 2. Nf3 Nc6 3. Bc4 Bc5 4. c3 Nf6 5. d4 ed 6. cd Bb4 7. Nc3 d5 8. ed Nd5 9. 0-0 Be6 10. Bg5 Be7 11. Bd5 Bd5 12. Nd5 Qd5 13. Be7 Ne7 14. Re1 f6 15. Qe2 Qd7

16. Rac1 c6 17. d5 cd 18. Nd4 Kf7 19. Ne6 Rhc8 20. Qg4 g6 21. Ng5 Ke8 22. Re7! Kf8!.

    (22... Ke7 23. Re1 Kd6 24. Qb4 Kc7 25. Ne6 Kb8 26. Qf4 Rc7 27. Nc7 Qc7 28. Re8++.)

    23. Rf7 Kg8 24. Rg7! Kh8.

    (24... Qg7 25. Rc8 +—; 24... Kf8 25. Nh7 +—.)

    25. Rh7 1:0.

 

         

 

    (25... Kg8 26. Rg7 Kh8 27. Qh4 Kg7 28. Qh7 Kf8 29. Qh8 Ke7 30. Qg7 Ke8 31. Qg8 Ke7 32. Qf7 Kd8 33. Qf8 Qe8 34. Nf7 Kd7 35. Qd6++.)

 

    "Восхитительная партия", и этим все сказано.

 

 

    4

    Пильсбери — Ласкер (Петербург, 1895/1896 г.)

 

    1. d4 d5 2. c4 e6 3. Nc3 Nf6 4. Nf3 c5 5. Bg5 cd 6. Qd4 Nc6 7. Qh4 Be7 8. 0-0-0 Qa5 9. e3 Bd7 10. Kb1 h6 11. cd ed 12. Nd4 0-0 13. Bf6 Bf6 14. Qh5 Nd4 15. ed Be6

16. f4 Rac8 17. f5 Rc3 18. fe Ra3 19. ef Rf7 20. ba Qb6 21. Bb5 Qb5 22. Ka1 Rc7 23. Rd2 Rc4 24. Rhd1 Rc3 25. Qf5 Qc4 26. Kb2 Ra3 27. Qe6 Kh7 28. Ka3 Qc3 29. Ka4 b5 30. Kb5 Qc4 31. Ka5 Bd8 0:1.

 

         

 

    Эта партия стала этапной в жизни Ласкера. Сам он считал ее лучшей из когда-либо им сыгранных. Английский мастер Берн сказал, что Ласкер, начиная с 17-го хода, провел одну из красивейших комбинаций всех времен.

 

 

    5

    Ласкер — Капабланка (14-я партия матча, Гавана, 1921 г.)

 

    1. e4 e5 2. Nf3 Nc6 3. Bb5 Nf6 4. 0-0 d6 5. d4 Bd7 6. Nc3 Be7 7. Bc6 Bc6 8. Qd3 ed 9. Nd4 Bd7 10. Bg5 0-0 11. Rae1 h6 12. Bh4 Nh7 13. Be7 Qe7 14. Nd5 Qd8

15. c4 Re8 16. f4 c6 17. Nc3 Qb6 18. b3 Rad8 19. Kh1? Nf6 20. h3 Bc8 21. Rd1 Re7 22. Rfe1 Rde8 23. Re2 Qa5 24. Rf1 Qh5 25. Kg1 a6 26. Rff2 Qg6 27. Rf3 Qh5

28. f5? Qh4 29. Kh2?? Ng4 30. Kh1 Ne5 31. Qd2 Nf3 32. Nf3 Qf6 33. a4 g6 34. fg fg 35. Re3 Bf5! 36. Qd3 g5 37. Nd2 Bg6 38. b4 Qe6 39. b5 ab 40. ab Ra8! 41. Qb1 Qe5 42. Qe1 Kh7 43. bc bc 44. Qg3 Qg3 45. Rg3 Ra3 46. Kh2 Rb7 47. c5 dc 48. Nc4 Ra1 49. Ne5 Rc1 50. h4 Re7 51. Nc6 Re6 52. Nd8 gh! 53. Rd3 Rf6 54. Rd7 Kh8

55. Nd5 Rf8 56. Kh3 Be4 0:1. 

 

         

 

    Ласкер признал свое поражение и передал Капабланке титул чемпиона мира.

 

 

    6

    Алехин — Рубинштейн (Гаага, 1921 г.)

 

    1. d4 d5 2. Nf3 e6 3. c4 a6 4. c5 Nc6 5. Bf4 Nge7 6. Nc3 Ng6 7. Be3! b6 8. cb cb 9. h4! Bd6 10. h5 Nge7 11. h6! g6 12. Bg5 0-0 13. Bf6!.

 

         

 

    В своих комментариях к этому ходу Алехин писал: "Далеко не обычное положение после тринадцати ходов ферзевого гамбита! Из 13 первых ходов белые

сделали три хода пешкой "с", три хода пешкой "h" и четыре хода слоном, после чего достигли если не выигранного  уже, то близкого к тому положения. В связи

с оригинальным дебютом этой партии много говорилось о новой "гипермодернистской" технике, "неоромантической" школе и т. п. На самом деле все гораздо проще. Черные сделали в дебюте несколько эксцентричных ходов (3... a6, 5... Nge7 6... Ng6), которые, если бы противник на них не реагировал (например, сыграл бы

7. e3 вместо Be3, или 9. g3 вместо 9. h4), дали бы им в конце концов хорошую партию. И я вовсе не нарочно, а только подчиняясь необходимости, продвинул свою пешку, чтобы помешать черным получить преимущество в центре. Но, как правило, подобные эксперименты в дебюте совершенно не соответствуют ни моему темпераменту, ни моему стилю...".

 

    13... b5 14. e3 Bd7 15. Bd3 Rc8 16. a4 b4 17. Ne2 Qb6 18. Nc1 Rc7 19. Nb3 Na5 20. Nc5 Nc4 21. Bc4 dc 22. Ne5 Be5 23. Be7 Bd6 24. Bf8 Bf8 25. Nd7 Rd7 26. a5 Qc6 27. Qf3 Rd5 28. Rc1 Qc7 29. Qe2 c3 30. bc bc 31. Qa6 Ra5 32. Qd3 Ba3 33. Rc2 Bb2 34. Ke2 Qc6 35. f3 f5 36. Rb1 Qd6 37. Qc4 Kf7 38. Qc8 Qa6 39. Qa6 Ra6 40. e4 g5 41. Kd3 Kg6 42. d5 fe 43. fe ed 44. ed Ra4 45. Rd1 Kh6 46. d6 Kh5 47. d7 Ra8 48. Ke4 Rd8 49. Kf5 Kh4 50. Rh1 Kg3 51. Rh3++.

 

 

    7

    Капабланка — Ласкер (Нью-Йорк, 1924 г.)

 

    1. d4 Nf6 2. c4 c6 3. Nc3 d5 4. cd cd 5. Nf3 Nc6 6. Bf4 e6 7. e3 Be7 8. Bd3 0-0 9. 0-0 Nh5 10. Be5! f5 11. Rc1 Nf6 12. Bf6 gf6 13. Nh4! Kh8 14. f4 Rg8 15. Rf3 Bd7

16. Rh3 Be8 17. a3! Rg7 18. Rg3 Rg3 19. hg Rc8 20. Kf2 Na5 21. Qf3? Nc4 22. Qe2 Nd6 23. Rh1 Ne4? 24. Be4 fe 25. Qg4! f5 26. Nf5! ef 27. Qf5 h5 28. g4! Rc6

29. g5? Kg8 30. Nd5 Bf7! 31. Ne7 Qe7 32. g4 hg 33. Qh7 Kf8 34. Rh6 Bg8 35. Qf5 Kg7 36. Rc6 bc 37. Kg3! Qe6? 38. Kg4! Qf5 39. Kf5.

 

         

 

    39... Bd5 40. b4 a6 41. Kg4! Bc4 42. f5 Bb3 43. Kf4 Bc2 44. Ke5 Kf7 45. a4! Kg7 46. d5! Ba4 47. d6 c5 48. bc Bc6 49. Ke6 a5 50. f6 1:0.

 

    Партия получила приз за красоту.

 

 

    8

    Рети — Алехин (Баден-Баден, 1925 г.)

 

    1. g3 e5 2. Nf3 e4 3. Nd4 d5 4. d3 ed 5. Qd3 Nf6 6. Bg2 Bb4 7. Bd2 Bd2 8. Nbd2 0-0 9. c4 Na6 10. cd Nb4 11. Qc4 Nbd5 12. Nb3 c6 13. 0-0 Rfe8 14. Rfd1 Bg4 15. Rd2 Qc8 16. Nc5 Bh3 17. Bf3.

    (17. Bh3 Qh3 18. Nb7 Ng4 19. Nf3 Nde3! 20. fe Ne3 21. Qf7 Kh8 22. Nh4 Rf8 —+.)

    17... Bg4 18. Bg2 Bh3 19. Bf3 Bg4 20. Bh1 h5! 21. b4 a6 22. Rac1 h4 23. a4 hg 24. hg Qc7 25. b5 ab 26. ab Re3!.

    (27. fe? Qg3 28. Bg2 Ne3 —+.)

    27. Nf3 cb 28. Qb5 Nc3! 29. Qb7 Qb7 30. Nb7 Ne2 31. Kh2.

    (31. Kf1 Ng3 32. fg Bf3 33. Bf3 Rf3 34. Kg2 Raa3 35. Rd8 Kh7 36. Rh1 Kg6 37. Rh3 Rfb3 —+.)

    31... Ne4! 32. Rc4! Nf2!.

    (32... Nd2 33. Nd2! Rd3 34. Nc5! Rd2 35. Ba8; 32... Bf3? 33. Re4! Re4 34. Bf3.)

    33. Bg2 Be6! 34. Rcc2 Ng4 35. Kh3 Ne5 36. Kh2.

    (36. Kh4 Ra4 —+.)

    36... Rf3 37. Re2 Ng4 38. Kh3 Ne3 39. Kh2 Nc2 40. Bf3 Nd4! 0:1.

    (41. Rf2 Nf3 42. Rf3 Bd5 —+.)

 

         

 

    В качестве своеобразной эстетической оценки напомню, что некоторые исследователи эту партию ставили в соответствие партии Турати — Лужин!..

 

 

    9

    П. Ионер — Нимцович (Дрезден, 1926 г.)

 

    1. d4 Nf6 2. c4 e6 3. Nc3 Bb4 4. e3 0-0 5. Bd3 c5 6. Nf3 Nc6 7. 0-0 Bc3 8. bc d6 9. Nd2 b6 10. Nb3 e5 11. f4 e4 12. Be2 Qd7 13. h3 Ne7 14. Qe1 h5 15. Bd2 Qf5

16. Kh2 Qh7 17. a4 Nf5 18. g3 a5 19. Rg1 Nh6 20. Bf1 Bd7 21. Bc1 Rac8 22. d5 Kh8 23. Nd2 Rg8 24. Bg2 g5 25. Nf1 Rg7 26. Ra2 Nf5 27. Bh1 Rcg8 28. Qd1 gf 29. ef Bc8 30. Qb3 Ba6 31. Re2 Nh4 32. Re3 Bc8 33. Qc2.

 

         

 

    33... Bh3! 34. Be4 Bf5 35. Bf5 Nf5 36. Re2 h4 37. Rgg2 hg 38. Kg1 Qh3 39. Ne3 Nh4 40. Kf1 Re8! 0:1.

 

    Нимцович считал эту партию одной из своих красивейших партий на блокаду.

 

 

    10

    Ботвинник — Капабланка (Голландия, 1938 г.)

 

    1. d4 Nf6 2. c4 e6 3. Nc3 Bb4 4. e3 d5 5. a3 Bc3 6. bc c5 7. cd ed 8. Bd3 0-0 9. Ne2 b6 10. 0-0 Ba6 11. Ba6 Na6 12. Bb2 Qd7 13. a4 Rfe8 14. Qd3 c4 15. Qc2 Nb8

16. Rae1 Nc6 17. Ng3 Na5 18. f3 Nb3 19. e4 Qa4 20. e5 Nd7 21. Qf2 g6 22. f4 f5 23. ef Nf6 24. f5 Re1 25. Re1 Re8 26. Re6 Re6 27. fe Kg7 28. Qf4 Qe8 29. Qe5 Qe7.

 

         

 

    30. Ba3 Qa3 31. Nh5 gh 32. Qg5 Kf8 33. Qf6 Kg8 34. e7 Qc1 35. Kf2 Qc2 36. Kg3 Qd3 37. Kh4 Qe4 38. Kh5 Qe2 39. Kh4 Qe4 40. g4 Qe1 41. Kh5 1:0.

 

    Победная комбинация белых стала классикой шахматного искусства.

 

 

    11

    Спасский — Смыслов (Бухарест, 1953 г.)

 

    1. d4 Nf6 2. c4 e6 3. Nc3 Bb4 4. Bg5 h6 5. Bh4 c5 6. d5 d6 7. e3 ed 8. cd Nbd7 9. Bb5 0-0 10. Ne2 Ne5 11. 0-0 Ng6 12. Bg3 Nh5 13. Bd3 Ng3 14. Ng3 Ne5 15. Be2 Bc3

16. bc Qh4 17. f4 Ng4 18. Bg4 Bg4 19. Qa4 Bc8 20. e4 Qg4 21. Qc2 h5 22. Rf2 b5 23. e5 h4 24. Nf1 Bf5 25. Qd2 de 26. fe Bg6 27. Re1 h3 28. d6 Be4 29. Ne3 Qe6

30. Rf4 Bg2 31. Nf5 Rfe8 32. Re3 Rad8.

 

         

 

    33. Ng7! Rd6 34. Ne6 1:0.

 

    Победителю — Б. Спасскому (см. ил. g8-1 и h8-8) — было в ту пору 16 лет, и он был обладателем разряда "кандидат в мастера".

 

 

    12

    Лазаревич — Гаприндашвили (Врнячка-Баня, 1961 г.)

 

    1. f4 c5 2. Nf3 g6 3. e3 Bg7 4. d3 e6 5. Be2 Ne7 6. 0-0 Nbc6 7. e4 d6 8. c3 0-0 9. Be3 Rb8 10. d4 f5 11. e5 cd 12. cd Nd5 13. Bc1 Bh6 14. g3 de 15. de b5 16. Nc3 Qb6

17. Kg2 Rd8 18. Nd5 Rd5 19. Qb3 Bf8 20. Be3 Bc5 21. Bc5 Qc5 22. Rfd1 Ne7 23. Rac1 Qb6 24. Rd5 Nd5 25. Qb5?! Qe3! 26. Qb8 Qe2 27. Kh3 Kg7 28. Qa7 Kh6

29. Qa3 Kh5!! 30. Re1?.

    (30. Rg1!)

    30... Qf2 31. Qd3 Ba6! 32. Qd1 Ne3 33. Re3 Bf1 0:1.

 

         

 

    Партия сыграна в турнире претенденток на титул чемпионки мира.

 

 

    13

    Фишер — Бенко (Нью-Йорк, 1963 г.)

 

    1. e4 g6 2. d4 Bg7 3. Nc3 d6 4. f4 Nf6 5. Nf3 0-0 6. Bd3 Bg4 7. h3 Bf3 8. Qf3 Nc6 9. Be3 e5 10. de de 11. f5 gf 12. Qf5 Nd4 13. Qf2 Ne8 14. 0-0 Nd6 15. Qg3 Kh8

16. Qg4 c6 17. Qh5 Qe8 18. Bd4 ed.

 

         

 

    19. Rf6! Kg8 20. e5 h6 21. Ne2 1:0.

 

    "Фантастически, невероятно!" — отозвался гроссмейстер Эванс о выступлении Р. Фишера в чемпионате США 1963/1964 года. Все 11 соперников — а среди них были многоопытные гроссмейстеры — были повержены. А последняя победа (над Бенко), одержанная 30 декабря 1963 года, была блистательной*.

 

    * Конечная ситуация в партии Бирн — Фишер, сыгранной на том же чемпионате, изображена на картине A. Ughi "Белые сдались" (см. экспонат 202 на странице "Шахматы в мире живописи").

<конец сноски>

 

 

    14

    Карпов — Унцикер (Милан, 1975 г.)

 

    1. e4 e5 2. Nf3 Nc6 3. Bb5 a6 4. Ba4 Nf6 5. 0-0 Be7 6. Re1 b5 7. Bb3 d6 8. c3 0-0 9. h3 Na5 10. Bc2 c5 11. d4 Qc7 12. Nbd2 Bd7 13. Nf1 Rfe8 14. d5 Nb7 15. N3h2 g6

16. Ng3 c4 17. f4 ef 18. Bf4 Bf8 19. Bg5 Be7 20. Qd2 Bc8 21. Rf1 Nd7 22. Ng4 1:0.

 

         

 

    Миниатюра, выигранная 12-м чемпионом мира в характерном для него стиле.

 

 

    15

    Карпов — Корчной (32-я партия матча, Багио, 1978 г.)

 

    Эту скандально-знаменитую партию представляю с комментариями ее авторов. Первое слово тому, кто играл белыми.

 

    ...Полагаю, что перед партией Корчной и вовсе "перегорел". В ответ на мой выпад королевской пешкой он выбрал защиту Уфимцева, но постепенно мне удалось привести ее к построению, подобному испанской партии — а в ней претендент разбирается хуже, поскольку обычно играет в этом дебюте только открытый его вариант. У меня появился большой выбор перспективных продолжений, и шаг за шагом удалось создать сильные угрозы черному королю, сочетая их с давлением по центру и хорошей позицией на ферзевом фланге. Нечасто шахматисту случается установить контроль над всей доской — партия удалась на славу. Хотя сцена довольно далеко от зрительного зала, многие говорили, что ясно видели, как покраснел Корчной и как побледнел я*.

 

    * Еще бы не покраснеть-побледнеть! Слишком велика была цена партии для соперников-противников. На случай победы в матче Корчного была придумана

злая шутка в форме газетного заголовка: "Диссидент становится чемпионом, чемпион становится диссидентом"... — С. Г.

<конец сноски>

 

    В тот миг я мысленно говорил себе: не торопись, не комбинируй, позиция выигрышная, главное сейчас — не упустить победу... И спокойно сделал 41-й ход — ход сильный, ход выигрывающий, после чего партия была отложена.

   Мы отправились домой, внимательно посмотрели позицию: никаких шансов у противника нет. В шутку был даже объявлен конкурс — на невыигрывающий

вариант за белых. Впрочем, я помнил, сколько было в этом матче "чудес". И снова и снова возвращался к шахматной доске. Нет, на сей раз никакого чуда

быть не может! И я отправился спать...

    В двенадцатом часу дня исполнявший обязанности главного арбитра М. Филип приехал в наш отель "Террейс Плаца" и официально сообщил, что получено

известие о сдаче соперником 32-й партии матча. Следовательно, все окончено и остается поздравить чемпиона мира. Все мои товарищи обнялись,

расцеловались, но подняться ко мне на 11-й этаж с радостным известием решились не сразу: а вдруг, утомившись от переживаний, я еще не встал? Когда

же они вошли в мой номер, я был, что называется, уже при полном параде — чувствовал, что противник не захочет являться на доигрывание, чтобы, верный

своему скверному характеру, не присутствовать при аплодисментах в честь победителя.

    Оказалось, я неплохо изучил этого человека: он действительно написал письмо арбитру, смысл которого, если это можно назвать смыслом, состоял в том, что претендент не может продолжить 32-ю партию, но это не значит, что он сдает матч. Как такое понять, было неясно. Бывший претендент послал

аналогичную телеграмму и президенту ФИДЕ М. Эйве. Тот ответил, что считает матч законченным, и телеграммой поздравил меня с победой. Тогда Корчной

обвинил филиппинские власти, организаторов, Международную федерацию в фаворитизме по отношению ко мне. По этому поводу я заметил на состоявшейся

там же, в Багио, пресс-конференции: "Во время матча 1974 года Корчной утверждал, будто к его сопернику благоволили советские власти, спортивные

и шахматные организации; во время матча в Багио сопернику Корчного, оказывается, симпатизировали филиппинские власти и организаторы. Так где же

надо побеждать Корчного, чтобы он перестал делать подобные заявления, — уж не на Луне ли?"

    Потом было торжественное закрытие соревнования.

 

* * *

 

    ...Но самые радостные и волнующие минуты я пережил еще в Багио после окончания матча за мировое первенство, когда на мое имя поступила

поздравительная телеграмма от Леонида Ильича Брежнева, где отмечалось, что мной проявлен наш, советский характер. И еще раз довелось испытать

огромное волнение — вместе с другими товарищами, отмеченными за высокие достижения в различных областях человеческой деятельности, мне, шахматисту,

за хорошие спортивные достижения была вручена правительственная награда — орден Трудового Красного Знамени*.

 

    * Из книги А. Карпова "А завтра снова в бой..." (1982 г.).

<конец сноски>

 

    Второе слово тому, кто играл черными.

 

    Я пришел на игру. Очевидцы рассказывали, что в этот день зал напоминал скорее арену полицейских маневров, нежели мирное шахматное соревнование.

Здание было переполнено одетыми в штатское и форму полицейскими. Пройти из зала в буфет было невозможно.

    Что меня поразило накануне партии: я встретился пару раз глазами с советскими — на их лицах было затаенное торжество, злорадство. У вас никогда

не было такого чувства, читатель? О, это незабываемое ощущение! Вы проходите сквозь строй ненавидящих глаз, и каждый в этом строю мысленно

разделывает вас под жаркое. Пожалуй, тот, кто не испытал такого, по-настоящему еще и не жил. А мне, дорогие мои, есть что вспомнить, уйдя на пенсию...

    Началась партия. В первом ряду партера сидели руководители советских шахмат, а в 4-м разместился... наш старый знакомый — Зухарь!

    Кин, побуждаемый Стином и Муреем, обратился к Батуринскому за разъяснениями. Батуринский ответил просто: "Это было джентльменское

соглашение, оно обязательно лишь для джентльменов!" Потом, в Союзе, он любил рассказывать об этом эпизоде, похваляясь своим остроумием.

 

Ирония судьбы: В. Корчной принимает медаль чемпиона СССР

из рук одного из своих будущих гонителей —

начальника отдела шахмат Спорткомитета СССР В. Батуринского

 

    Несмотря на то, что Стин просил Кина прервать партию, тот отказался под предлогом, что это сильно подействует мне на нервы. Могли остановить

партию и судьи — ведь они же знали о подписанном соглашении! Но разве чех и югослав могли перечить советским?!

    В начале восьмого в зале появилась фрау Лееверик. Она тут же попросила Кина послать телеграмму протеста д-ру Эйве. Однако Кин уклонился от своей

обязанности. Примерно без четверги восемь телекс был послан Стином.

    А партия? Все шло своим чередом. Я подготовил вариант, вернее — новый ход в известном, хотя и не очень легком для черных варианте. Я анализировал его много дней, рассчитывая на психологический эффект новинки. Каково же было мое удивление, когда Карпов в критический момент ответил не раздумывая!

Он знал этот ход, более того — я вдруг почувствовал, что он ждал его именно сегодня!

    По идее я должен был быть к этому психологически готов — о том, что наши комнаты прослушиваются, я догадался уже после 7-й партии. И все-таки

я почувствовал себя нехорошо. (Факт выдачи Кином моего дебютного построения в 32-й партии так и не доказан. Зато достоверно известно, что в 1981 году он приезжал в СССР и помогал Карпову готовиться к нашему матчу в Мерано.)

    Что меня еще удивило — Карпов играл на редкость уверенно, не сравнить с последними партиями. Нет, я не видел Зухаря во время игры, я только через Карпова ощутил — кентавр опять обрел свою голову!

    Да, Карпов играл неплохо. По дебюту, правда, он не использовал всех возможностей — дал мне высвободить игру. Но я упустил свой шанс. Трудности

черных оказались уже стабильного характера. Потом я попал в цейтнот, понес серьезный урон и — партия была отложена.

 

         

 

    Вечером друзья рассказали мне в деталях о событиях дня. Ситуация скандальная. Доигрывать партию я не собирался, а намерен был обжаловать ее как незаконную. Единственный, кто не хотел поднимать шума, был Кин. Наутро в 9 часов он по собственной инициативе позвонил Филипу и сообщил, что... Корчной сдает партию! Я же в час дня послал Филипу официальное письмо. Вот его текст:

    "Я не буду доигрывать 32-ю партию. Но я не собираюсь и подписывать бланк, ибо партия игралась в совершенно незаконных условиях. Я не считаю эту партию законной. Матч не окончен. Я оставляю за собой право жаловаться в ФИДЕ на недопустимое поведение советских, враждебность организаторов,

недостаточную активность судей. В. Корчной. 18.10.78".

    Затем я обратился в ФИДЕ с протестом, поддержанным Швейцарской шахматной федерацией.

    Я отказался явиться на закрытие матча. Это тоже был мой протест против поведения советских и Кампоманеса. Считаю себя правым на все сто процентов. В матче, превращенном в побоище, где при пособничестве жюри были выброшены к чертям все понятия о честной игре, где бессовестно нарушались правила и соглашения, — в таком соревновании и церемония закрытия превращается в место казни бесправного...

 

* * *

 

    ...За три месяца матча я получил более трехсот писем из 28 стран. Здесь были доброжелательно настроенные письма из Болгарии, Польши, СССР (!),

стран Азии, Южной и Северной Америки, Западной Европы, Австралии, Южной Африки. Вот лишь одна из телеграмм: "Всем сердцем с вами. Жан-Поль Сартр,

Сэмуэл Беккет, Эжен Ионеско, Фернандо Аррабаль".

    Особенно возросла почта после 17-й партии, после моей пресс-конференции в Маниле. Даже далекие от шахмат люди поняли, что в Багио идет грязная

политическая игра, они выражали мне свою солидарность, писали, что болеют, переживают, молятся за меня. Не всем из них были ясны мои гражданские

и тем более религиозные взгляды, но они сознавали, что это борьба одиночки против страны-хищника, страны, попирающей элементарные права человека.

Я получал ободряющие письма от протестантов, католиков, православных, иудеев, индуистов, мусульман, иезуитов. Я чувствовал за собой поддержку всего мира! С точки зрения пропаганды эта крохотная репетиция накануне афганской войны дорого обошлась Советскому Союзу...**//

 

    ** Из книги В. Корчного "Антишахматы" (1992 г.).

<конец сноски>

 

    1. e4 d6 2. d4 Nf6 3. Nc3 g6 4. Nf3 Bg7 5. Be2 0-0 6. 0-0 c5 7. d5 Na6 8. Bf4 Nc7 9. a4 b6 10. Re1 Bb7 11. Bc4 Nh5 12. Bg5 Nf6 13. Qd3 a6 14. Rad1 Rb8 15. h3 Nd7

16. Qe3 Ba8 17. Bh6 b5 18. Bg7 Kg7 19. Bf1 Nf6 20. ab ab 21. Ne2 Bb7 22. Ng3 Ra8 23. c3 Ra4 24. Bd3 Qa8 25. e5 de 26. Qe5 Nd5 27. Bb5 Ra7 28. Nh4 Bc8 29. Be2 Be6 30. c4 Nb4 31. Qc5 Qb8 32. Bf1 Rc8 33. Qg5 Kh8 34. Rd2 Nc6 35. Qh6 Rg8 36. Nf3 Qf8 37. Qe3 Kg7 38. Ng5 Bd7 39. b4 Qa8 40. b5 Na5 41. b6 Rb7 1:0.

 

 

    16

    Левитина — Чибурданидзе (9-я партия матча, Волгоград, 1984 г.)

 

    1. d4 Nf6 2. Nf3 e6 3. g3 b6 4. Bg2 Bb7 5. c4 Be7 6. Nc3 0-0 7. d5 Bb4 8. Bd2 c6 9. dc dc 10. Qc2 c5 11. 0-0 Qe7 12. b3 Nc6 13. a3 Ba5 14. Bg5 Bc3  15. Qc3 Rfd8

16. Rfd1 h6?! 17. Bf4?! Ne4 18. Qb2 f6! 19. Qc2 Ng5 20. Bg5 hg  21. h3 Nd4?! 22. Nd4 cd 23. Bb7 Qb7 24. Rd3 e5 25. Rad1 Kf7?! 26. g4?! Rh8  27. Rg3 Rad8 28. e3 Rhe8 29. b4 Re6 30. ed ed 31. Rgd3 Rde8 32. Qc1 Re2 33. c5! Kf8 34. c6 Qc7 35. Rf1 a6 36. Rd4 R8e3! 37. Rd8! Qd8.

 

    Флажок на часах претендентки (Левитиной) угрожающе повис, а чемпионка мира (Чибурданидзе) имела в запасе 10 минут. Необходимо было продолжать

38. c7!, и тогда черным еще предстояло найти нелегкий (особенно в цейтноте) путь к спасению: 38... Rg3! 39. Kh2 (проигрывает 39. fg? Qd4 40. Kh1 Qe4)

39... Qc8 40. Rd1! (40. gf Re7). Кажется, что черным пришел конец, но... 40... Rf3 41. Rd8 Ke7 42. Rc8 Rff2, и ничья вечным нападением на короля. Однако Левитина совершает решающую ошибку.

 

    38. fe? Qc7!.

 

         

 

    39. Rf4 gf 40. ef Re6 0:1.

 

 

    Для тех, кто заинтересовался марками с диаграммами, сообщаю, что в заголовок этой страницы вынесена марка с позицией из 5-й партии матча «Дип блу» — Каспаров (1996 г.).

 

  

                              

 

 

  с г