Новая Шахматория Семена Губницкого: Шахматные острова: Содружество миров:

 

 

ШАХМАТЫ В МИРЕ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

 

 

 

Фрагменты из поэмы Ахмеда Эфенди Хани "Мам и Зин" (1061)

    Люди, собравшись, распевали [под звучание струн] зир и бам

    [Песни] о любви Мама и Зин.

 

    [Однако и этого] груза было недостаточно —

    [Прибавились] еще клеветники, подобные колоколу.

 

    Сплетники, завистники и коварные люди

    Так разнесли молву о двух влюбленных.

 

    Сколько говорили об этом среди собравшихся

    И столько раз рассказывали о них вельможам.

 

    Что, наконец, и Бекир,

    Подобный Иблису, подлый и лживый,

 

    Тоже проведал об этом.

    Встал с места этот клеветник,

 

    Пошел тайком в покои эмира

    И изложил ему все.

 

    Эмир сильно разгневался,

    Погрузился в пучину раздумья и изумления.

 

    Сказал он тому гнусному клеветнику:

    "Это известие несообразно с честью [Зин],

 

    Мы должны выявить истину

    И проверить все подозрения".

 

    Сказал [Бекир]: "Прикажи позвать Мама.

    [И] когда вы уединитесь с ним вдвоем, —

 

    А Мам истинный влюбленный, знай это, —

    Возьми и сыграй с ним в шахматы,

 

    А своим условием поставь ему,

    Чтобы он открыл тебе тайну.

 

    Когда ты обыграешь его,

    [То спроси:] "Скажи правду: кто твоя возлюбленная?"

 

    Мам — герой, храбрец и чистосердечный [человек],

    Особенно с тобой, с которым он не враждует.

 

    Он не станет отрицать своего сердечного чувства

    И выскажет тебе свою тайну.

 

    Он постоянен в своей любви

    И скажет: "Я люблю Зин",

 

    А затем уж во всем твоя воля,

    Ты сам найди ему достойное наказание".

 

    Правители подобны змеям.

    Они владеют ядом и лекарством.

 

    Если дают они лекарство, знай — это яд,

    А если проявляют милость, знай — это гнев.

 

    Благоразумные остерегаются змей,

    А беспечные становятся их друзьями и почитателями.

 

    Хоть они возвеличат и обласкают тебя,

    Будут с тобой шутить и развлекаться,

 

    [Но] чуть что — они изменятся к тебе

    И отвернутся от тебя, (?)

 

    Особенно если они гадки и низки

    Скупы и недоброжелательны.

 

    Поистине, они хуже самого шайтана,

    О боже, не подпускай их близко к султанам!

 

    Когда возглавляющий свиту звезд,

    Повелитель гороскопов и гребней волн,

 

    Султан, восседающий на троне четырех [времен года],

    Появился с востока,

 

    То шахматным фигурам — луне и нескольким звездам,

    [Расставленным] на лазурном просторе,

 

    Сделал он шах и мат пешкой:

    Ты бы сказал, все были скрыты в [его] блеске.

 

    Эмир, [обуреваемый] гневом,

    Был словно лев, израненный [поруганной] честью.

 

    До утра не мог сомкнуть глаз,

    Не мог успокоиться, словно [бурная река].

 

    Когда солнце появилось с востока

    И устранило из мира тьму,

 

    Эмир поднялся и прошел к царскому месту,

    Около дворца красавиц.

 

    Сел он и повелел слугам:

    "Позовите сюда всех приближенных и друзей.

 

    Ко мне [же] потребуйте одного только Мама,

    Тадждина с братьями не зовите!

 

    Сегодня я разгневан на Мама,

    Он провинился, я его накажу.

 

    Не потерплю, чтобы мной пренебрегали,

    Все должны действовать по моему приказу!"

 

    Затем послали за Мамом,

    Приготовили гулаб и гульканд,

 

    Много вина, сластей и яств,

    Гулаб, мускус и амбру.

 

    [Все это] разносили среди присутствующих,

    [Все] вволю веселились.

 

    Окончив беседы и разговоры,

    Принялись за шахматы и нарды.

 

    Эмир сказал Маму мрачно и гневно:

    "Сегодня у нас с тобой битва и сражение.

 

    Будь моим противником,

    Я стану сражаться с тобой,

 

    Вот тебе мое условие, о достойный:

    Все, что ты нам скажешь, нами будет принято".

 

    Был среди юношей, [приближенных] к эмиру, некий отрок —

    Любимец судьбы, острый умом,

 

    Красотой он затмил бы Юсуфа,

    А храбростью сразил бы Рустема.

 

    Он был собеседником и наперсннком Мама,

    Делил с ним радость и горе.

 

    Этот предводитель юношей по имени Гургин

    Немедленно же оповестил [о случившемся] Тадждина.

 

    Когда тот богатырь узнал об этом,

    Поднялся он с Чеко и Арефом:

 

    Львы разодрали цепи и оковы,

    И все втроем поспешно направились к эмиру.

 

    Как только пришел Тадждин с братьями,

    [Игральные] кости выпали у Мама шестерками [вверх]. (*)

    (*) Здесь — образное выражение, обозначающее, что Маму стало везти. — С. Г.

<конец сноски>

    Когда явились слон, тура и конь,

    То увидели, что эмиру и его учителю поставлен мат.

 

    Понял [эмир], что Мам одержал верх,

    Эмир сказал Маму: "Давай еще партию".

 

    Три раза обыграл эмира [Мам].

    Глядит злодей на [все] это

 

    И [вдруг] видит: в окне появилась Зин,

    [Словно] солнце, глядящее на луну.

 

    Смотри, какую хитрость затеял этот злодей!

    Вот какую уловку придумал он:

 

    Сказал он [эмиру]: "Меняйте песню, пляску и хоровод,

    И поменяйтесь-ка оба местами,

 

    На сей раз побежденным будет Мам,

    И ты достигнешь желанного".

 

    Поднялся эмир и занял место бедняги Мама,

    А Мам сел на то место, что напротив его возлюбленной.

 

    Когда очи Мама увидели лицо Зин,

    Понапрасну выпустил он из рук слона и ферзя.

 

    Сердцем [и мыслями] был он у окошка [милой],

    Отдавал коней вместо пешек.

 

    Шесть раз выиграл эмир у Мама.

    Мам, словно пьяный, [сидел] перед ним.

 

    Сказал Маму эмир: "Я добился желаемого".

    [Мам] сказал: "Говори, чего ты требуешь?"

 

    Сказал эмир: "Я не требую богатства,

    Я хочу только, чтобы ты открыл свою [тайну].

 

    Целью игры и всяких уловок

    Не может быть ничего, кроме открытия тайны.

 

    Вот мое условие: признайся

    Кто твоя возлюбленная в этом мире.

 

    Если даже ты отдал свое сердце пери,

    Подобной гурии или ангелу,

 

    Все равно, если я увижу, что она достойна тебя,

    То я [сам] дам [за нее] выкуп и приведу [ее] к тебе".

 

                           * * *

 

    Она — прекраснейшая из гурий и красавиц.

    Хоть это ангел, но имя ее — Зин.

 

    Когда услышал эмир эти бесстрашные слова,

    То он пришел в неистовство.

 

    Крикнул он слугам:

    "Эй вы, неблагодарные!

 

    Что вы не схватите с позором этого презренного,

    Чтобы я убил его в назидание [другим]?!

  


 

  

 

  с г