Новая Шахматория Семена Губницкого: Шахматные острова: Содружество миров:

 

 

ШАХМАТЫ В МИРЕ КИНО

 

 

                                                                                                                          ...кино, до тех пор, пока оно находится в руках

                                                                                                                          пошлых спекулянтов, приносит больше зла, чем

                                                                                                                          пользы, нередко развращая массы отвратительным

                                                                                                                          содержанием пьес. ...когда оно будет в руках

                                                                                                                          настоящих деятелей социалистической культуры,

                                                                                                                          то оно явится одним из могущественнейших средств           

                                                                                                                          просвещения масс.

                                                                                                                                                                                      (В. Ленин, 1907)

 

                                                                                                                          Из всех искусств для нас важнейшим является кино.

                                                                                                                                                                                      (В. Ленин, 1922)

 

 

 

 

    Шахматы достойно представлены в мире кино. Ведущие кино-шахматные коллекционеры приводят фильмографии, содержащие сотни наименований, и я не намерен состязаться с ними и не стремлюсь "объять необъятное" (однако "теоретическую новинку"

для шахматных сайтов — видеофрагменты — подготовил и применил).

 

    В заголовочную часть страницы вынесен кадр из немого фильма "Шахматный диспут" (1903), который считается первым фильмом

в мировом кинематографе, содержащим шахматную сцену.

    Далее на этой странице я привожу (в хронологическом порядке) краткие или расширенные сведения (сопровождаемые кинокадрами) о 8 фильмах, в которых шахматам была отведена весьма важная роль, а также 4 видеофрагмента (в формате WMV).

    Отмечу, что часть приведенных материалов взята из блока "Е8" в моей книге "Мир шахмат и шахматы в мире".

 

 

Справки о фильмах

 

    Шахматная горячка (1925)

    Игрок в шахматы (1927 и 1937)

    Маленькая трагедия короля (1936)

    Седьмая печать (1956)

    8 × 8 (1957)

    Шахматная новелла (1960)

    Гроссмейстер (1973)

    Защита Лужина (2000)

 

Видеофрагменты

 

    12 стульев (1976)                                                  скачать    12_chairs.zip                 (4 мин. 12 с.;  6,73 Мб)

    Игра Джери (1997)                                               скачать    Geri's_game.zip             (4 мин. 04 с.;  6,45 Мб)

    200-летний человек (1999)                                  скачать    200age_man.zip            (0 мин. 51 с.;  1,36 Мб)

    Гарри Поттер и философский камень (2001)     скачать    Garry_Potter-1.zip        (6 мин. 09 с.;  9,67 Мб)

     

   

 

Шахматная горячка (1925)

 

    Короткий двухчастевой фильм был снят В. Пудовкиным (совместно с Н. Шпиковским). Это был первый фильм знаменитого в будущем кинорежиссера, тогда лишь начинавшего свой самостоятельный путь в кино.

 

Афиша к фильму "Шахматная горячка"

 

    Первоначально Пудовкин не придавал фильму существенного значения, считая его только шуткой. Впоследствии же оказалось, что "Шахматная горячка", основанная на обширном документальном материале, оказалась удачной попыткой создания реалистической комедии и явилась важным этапом его творческого пути. А идею автору фильма подала сама жизнь.

    В то время в Москве проходил крупный международный шахматный турнир. Главной звездой среди всех именитых участников турнира был Капабланка,

пользовавшийся огромной популярностью у любителей шахмат.

    Турнир вызвал необычайный интерес. За его ходом внимательно следили и высококвалифицированные шахматисты, и рядовые любители шахмат, и даже далекие от шахмат люди. О шахматах и разыгрывавшихся в турнире партиях говорили повсюду: на улицах, в магазинах, трамваях, коммунальных квартирах. Именно эту шахматную "горячку" и увековечил на экране Пудовкин.

    Фильм был сделан очень быстро. Съемки производились на улицах Москвы, запечатлевая энтузиастов-болельщиков, анализирующих партии турнира, порой

в самых неожиданных обстоятельствах. Камера подсмотрела и то, что происходило в турнирном зале и вестибюле гостиницы "Метрополь", где проходил турнир.

    Сюжет фильма, вкратце, таков. Молодой человек из-за чрезмерного пристрастия к шахматам ссорится со своей невестой. Девушка уходит от него и, волею случая, знакомится с другим шахматистом — галантным Капабланкой. Узнав о причине их ссоры, великий кубинец проводит изящную комбинацию, приводящую

к счастливому воссоединению молодых людей.

    В фильме снялись известные советские актеры — А. Кторов, В. Фогель, М. Жаров, А. Земцова, первый советский кинорежиссер Я. Протазанов, известный

в будущем советский режиссер и кинодраматург Ю. Райзман. Капабланка согласился непосредственно участвовать в одном из эпизодов, остальные дополнил умелый монтаж документальных кадров с инсценированными: нельзя же было мешать шахматистам во время партии, а показать атмосферу турнирного зала

и лица шахматистов крупным планом было необходимо.

 

   

                                                     1                                                                                                      2

 

    1. Жених опоздал на бракосочетание из-за испанской партии, сыгранной с самим собой.

    2. Молодой человек бросился просить прощения к ногам возлюбленной, но его повсюду преследовали черно-белые поля, и он... стал решать шахматную задачу.

 

   

                                                     3                                                                                                       4

 

    3. Милиционер потребовал штраф от нарушителя дорожного движения (Кторов), а тот, вместо кошелька, вытащил карманные шахматы и, затуманив стражу порядка голову, стал разыгрывать с ним защиту Нимцовича.

    4. "Шахматный" торт, принесенный невесте.

 

   

                                                     5                                                                                                       6

 

    5. Жениху нигде не было спасения от шахмат.

    6. Покинув своего жениха, девушка знакомится с Капабланкой.

 

   

                                                                                                                                                           8

 

    7. Один из юных шахматистов делает рокировку.

    8. Аптекарь (Протазанов) вместо лекарства завернул ферзя.

 

    А вот какими запомнились те дни одному из зрителей Первого Московского международного турнира — писателю В. Сафонову.

 

    Было в давнем прошлом крупнейшее, особенное событие в шахматной истории, чей след не померк до сих пор; к нему часто возвращаешься мыслью; лишь ничтожное, все тающее число людей могут о нем рассказать как очевидцы.

    Первый Московский международный турнир отделяют от нас 65 лет* — бездонная глубь прошлого!

 

    * Написано в 1990 году. — С. Г.

<конец сноски>

 

    Шахматисты наших дней вряд ли представят себе то ощущение необычайности, с которым было связано для нас все, касающееся этого турнира, ставшее даже цветом самого времени.

    И никто не удивлялся: тËлпы сперва перед Домом союзов, где лишь торжественное открытие, речь Крыленко, жеребьевка, затем запрудили Театральный проезд перед Метрополем (он назывался тогда Вторым домом советов), тщетные звонки трамваев и усилия конной милиции.

    Никогда, никогда такого не бывало...

    Первая встреча с мировой элитой — до сих пор то были наизусть известные, бесплотные имена, портреты в книгах, журналах.

    Сам Капабланка играет в Москве! Непросто рассказать современному читателю, что это значило для нас.

    Редкий, даже редчайший, по нынешним представлениям, турнирный "гость". Каждый раз участие Капабланки — событие. За 40 лет с момента установления звания чемпиона всего трое носили его. И двое из них перед нами. Они виделись нам точно созданными из какого-то особенного вещества, перед партиями чемпионов — всегда прилив зрителей. Но и рядом с Ласкером, 27 лет никому не уступавшим короны, легендарный ореол окружал Капабланку, все подробности его "шахматной карьеры". ("Моя шахматная карьера" — заголовок знаменитой его книги, вот я беру ее в руки, с карандашным, каллиграфически четким автографом — J. R. Capablanca, дату подписал я: Москва, 13.XI.25.)

 

* * *

 

    Нечего и говорить, что мы, большая группа молодежи, шахматный актив Дома печати (нынешний Дом журналиста), равно как и тесно связанные с нами

"активы" Дома учителя в Леонтьевском (где сейчас греческое посольство) и Дома пионеров в Фокином переулке у Мясницких ворот, — были в подавляющем

большинстве капабланкистами.

    Как и председатель оргкомитета турнира, высокий, стройный тридцатилетний брюнет, хорошо известный в Москве, Николай Дмитриевич Григорьев, тончайший аналитик эндшпиля, неоднократный чемпион столицы.

    Конечно, главное в турнире — участие Капабланки. Да и слова "Шахматная горячка" пошли от фильма Пудовкина, в нем Капабланка согласился сыграть самого себя.

    Я работал тогда в газете "Труд", учился на Высших государственных литературных курсах, но в каждый из ноябрьских и декабрьских вечеров у меня был один маршрут: Фонтанный зал. Зелененький прямоугольник, купленный загодя абонемент на весь турнир (почему только на том турнире и догадались выпустить такие?) прокладывал дорогу ко входу. Знаю — обязательно встречу "всех наших" — это рабочие, служащие, студенты, сплоченные горячей любовью к шахматам. Место (его сберегут, если запоздаю) у самого золоченного шнура, за которым в двух шагах столики участников.

    И ничего увлекательнее того, что ожидало нас и раскрывалось перед нами каждый вечер, мы не знали. Пять часов пролетали — не оглянешься. С одной мыслью: завтра будет то же; до завтра!

    И откладывалось в душу — не умею сказать иначе:

    Ласкеровская, задешево, на ровном месте, отдача ферзя Ильину-Женевскому — и дальше тихая игра, спокойные маневры, ничего не произошло, пока

не поползла по всем швам позиция противника.

    ...С Маршаллом, черными, — ферзь на с5 не шелохнется, будто его не касается, под ударом коня с d3, а следом неуклонно-грозное движение ласкеровских ладей, даже не замечающих оставшегося в живых беспомощного ферзя Маршалла!

    ...Финал грандиозной, титанической партии (все черными!), последним ходом — невероятный, вопреки всякому "здравому смыслу" отход короля прочь

от своей, почти достигшей цели проходной — и тотчас сдача Рубинштейна!..

    А первый приз "за красоту" у Капабланки.

    Партия с Зубаревым. Ничего решающего. Плюс пешечка — но белый конь, притулившийся на f4 под защитой выдвинутой пешки g3, убит черным слоном

b8: после ответного gf чего же будет стоить эта разбитая, разорванная пара f2 и f4!

    Уж не для того ли, чтобы оттянуть на ход безрадостную перспективу, Капабланка дает промежуточный шах 34. Re1 — черный король на е7!?

    — Что же он делает? Что де... Не видит?! Зевнул! — отчаянно выдохнул мне сосед — ведь в двух шагах ("Тише! Тише!") золоченный шнур, музейный стул

с высокой резной, как-то по-церковному конически завершенной спинкой — специально для чемпиона мира, он сидит как всегда, высоко держа голову,

никогда не пригибаясь к доске, чудится даже — слегка улыбаясь.

    Конечно, черный слон метнулся с f4 на е5, линия "е" перегорожена, он неуязвим, его опора — пешка f6. Но также мгновенно, в темпе блиц делает шаг белая пешка, ничем не подкрепленная, под три боя — этого слона, ферзя d7, короля, которому объявляют шах, — три боя, из которых два невозможны, а третий — самоубийство: 35. d6!! Ke6.

    И дальше пять форсированных ходов, цель которых заставить взять ее, беззащитную: 36. Qb3 Kf5 37. Qd3 Kg5 38. Qe3! Kf5 39. Qe4 Ke6 40. Qc4 и как только случится — Зубарев сдастся. Не атака с каскадом жертв, а великолепно-геометрический, пластически отточенный этюд, одна из замечательнейших комбинаций на шахматной доске**.

 

    ** Из статьи В. Сафонова "Незабываемый двадцать пятый" (1990 г.).

<конец сноски>

 

    Капабланка — Зубарев (Москва, 1925 г.)

 

    1. d4 d5 2. c4 e6 3. Nf3 dc 4. e4 c5 5. d5 ed 6. ed Nf6 7. Bc4 Bd6 8. 0-0 0-0 9. Bg5 Bg4 10. Nc3 Nbd7  11. Ne4 Qc7?! 12. Bf6 Nf6 13. Nf6 gf 14. h3 Bh5! 15. Re1 Rfe8

16. Qb3 a6 17. a4 Bg6 18. Bd3 Qd7 19. Nd2! Re7 20. Bg6 fg 21. Ne4 Kg7 22. Qc3! Be5 23. Qc5 Bb2? 24. Ng5! Rae8 25. Ne6 Kf7 26. Rab1 Be5 27. Qc4 Rc8 28. Qb3 Bb8? 29. g3 Qd6 30. Nf4 Rce8 31. Re6 Qd7 32. Re7 Ke7 33. Qb7!.

 

    "Этот с виду наивный, напрашивающийся ход является началом глубоко скрытой выигрывающей комбинации" (В. Панов).

 

    33... Bf4.

 

    Немедленный размен ферзей вел к проигрышу. Однако если белые сейчас сыграют 34. gf?, то после 34... Qb7 35. Rb7 Kd6 активная позиция черного короля обеспечила бы черным прекрасные контршансы.

 

 

    34. Re1! Be5.

    (34... Kd8 35. Qa8 +—; 34... Kd6 35. Qb6 +—.)

    35. d6! Ke6 36. Qb3 Kf5 37. Qd3 Kg5 38. Qe3! Kf5.

    (38... Kh5 39. g4 +—.)

    39. Qe4 Ke6 40. Qc4 Kd6 41. Rd1 Ke7 42. Rd7 Kd7 43. Qa6 1:0.

 

    Эта партия отмечена первым призом за красоту.

 

*

 

 

Игрок в шахматы (1927 и 1937)

 

    Сначала появилась французская немая экранизация (1927) одноименного романа Дюпюи-Мазюэля. Режиссер Р. Бернар; в ролях П. Бланшар (Боровский),

Ш. Дюллен (Кемпелен).

    Фильм еще больше, чем роман, был связан с Польшей. Поэтому зимние пейзажи и батальные сцены были сняты в Польше. Фильм рекламировался как начало

польско-французского совместного кинематографического сотрудничества.

    А в 1937 году была сделана звуковая версия этого фильма (режиссер Ж. Древиль; роль Кемпелена сыграл К. Вейдт, роль Екатерина II — Ф. Розей).

    Вот сюжет немого фильма в кратком изложении (с кадрами из обоих киноверсий).

    Конструктор автоматов-андроидов, имитирующих человеческие фигуры, Кемпелен, живет в Вильнюсе (в романе место действия — Рига).

 

                                                                                                         1. Кадр из немого фильма "Игрок в шахматы" (1927)

 

    Сюда приезжает Болеслав Боровский (в романе — Бронислав Вноровский), польский революционер. Он влюблен в Софью, воспитанницу Кемпелена. В это

время в городе вспыхивает давно подготовлявшееся восстание, и поляки временно захватывают власть. Затем повстанцы терпят поражение. Тяжело раненый

Боровский скрывается у Кемпелена, который, желая спасти революционера, везет его в Германию, внутри шахматного автомата.

 

   

                                                     2. Кадр из немого фильма (1927)                                             3. Кадр из звукового фильма (1937)

 

    О замечательном "андроиде" узнает польский король Станислав Понятовский и приказывает доставить его  в Варшаву. В варшавском замке происходит демонстрация "турка".

 

                                                                                                         4. Кадр из фильма (1927)

 

    Король, оценив гениальность конструкции, символически наградил автомат орденом и выразил пожелание показать "турка" русской императрице Екатерине II.

    И вот Кемпелен в Петербурге. Он демонстрирует "турка" императрице.

 

                                                                                                         5. Кадр из фильма (1937)

 

    Екатерина пожелала сыграть партию с "турком". Вопреки совету Кемпелена, Боровский, исполненный патриотических чувств, не дал выиграть императрице.

 

                                                                                                         6. Кадр из фильма (1937). Начало игры

 

                                                                                                        7. Кадр из фильма (1927). Партия в разгаре

 

                                                                                                        8. Кадр из фильма (1927). У императрицы трудное положение

 

    Более того, после того как царица умышленно сделала невозможный ход, "турок" сбросил фигуры с доски. За обиду, нанесенную ее величеству, царица как бы

в шутку приказывает расстрелять "турка". Кемпелен, решив спасти друга, выкрадывает Боровского из автомата и сам занимает его место. Во время карнавального бала совершается шуточная казнь. Однако залп смертельно ранит Кемпелена...

 

             

                                                                                                    9. Кадр из фильма (1927). Смертельно раненый

                                                                                                        Кемпелен ночью вылезает из ящика

 

  Отмечу, что и содержание фильма, и содержание романа, считаются исторически недостоверными. Роман послужил канвой не только для фильма. На его основе драматург М. Ашар написал театральную пьесу...

 

*

 

 

Маленькая трагедия короля (1936)

 

    Немецкий экспериментальный фильм, созданный в 1936 году на узкой пленке и отмеченный наградами  на международных конкурсах (в частности, во Львове

в 1938 году). Этот фильм, переснятый на широкую пленку, с успехом демонстрировался во многих кинотеатрах Европы. Режиссер — кинематографист-любитель

Р. Грошоп.

    Это единственный в своем роде фильм о шахматах, изображающий борьбу разных фигур, двигающихся на черно-белой доске без участия игроков. Вот как описывает увиденное Е. Гижицкий:

 

    "...На экране пустая шахматная доска. Из мрака появляется белый Рыцарь (слон). В глубине стоит в строю белое войско. Наплывом движется на зрителя голова белого Короля.

    Мчится черный Рыцарь. На миг появляется фигура черного Короля. Война объявлена. Белые фигуры стоят, готовые к бою. Места королевской четы еще

пусты. Но вот появляются Король и Королева. Офицер (конь) проверяет шеренги. Панорама движется, перед камерой проходят каменные фигурки шахматной армии.

    На горизонте отблеск пламени. Начинается бой. Идут пешки. Схватки. Упорные поединки. Фигуры атакуют. Падают убитые. Темп нарастает.

    Черный конь скачет в сторону королевской четы. Вот он атакует Королеву. С другой стороны черный Рыцарь метит в Короля. Королева прикрывает монарха и погибает. Офицер (конь) уводит ее с поля битвы.

    В битву бросается черная Королева. Она объявляет шах Королю. Белый Король отступает. Свет угасает. Атакует Рыцарь. Белый Король ходит зигзагами.

Однако с фланга появляется новая опасность — черный Офицер (конь).

    Становится все темнее. Белый Король осажден. Он сдается. Черные фигуры образуют шпалеры. Побежденный Король медленно уходит с поля битвы. Белый флаг опускается на мачте...

    Зажигается свет. Маленькая трагедия маленького короля окончена. Кинопоэма оживила каменные шахматные фигурки. Мы увидели партию "живых

шахмат", какой никогда не воссоздаст ни один маскарад переодетых статистов. Ибо в этой игре участвовали необыкновенные актеры. Шахматный спектакль

сыграли "собственной персоной" сами шахматы".

 

*

 

 

Седьмая печать (1956)

 

    Этот шведский фильм, созданный в 1956 году, был награжден специальным призом жюри на 10-м Международном кинофестивале в Канне (1957 г.). Режиссер

И. Бергман, оператор Г. Фишер; в ролях М. Сюдов (Антониус), Г. Бьёрстранд, Н. Поппе, Б. Андерсон.

    Фильм, созданный в поэтической манере, напоминает темы средневековых моралите и касается философской проблемы, трактующей суть жизни. Как символ

Судьбы игра в шахматы была использована в качестве основной драматургической линии.

    Шведский рыцарь Антониус Блок возвращается после крестового похода на родину. Но в Европе и в его стране свирепствует эпидемия, вследствие чего повсюду царят неуверенность и страх. Видя вокруг одно лишь разорение и роковую несправедливость, рыцарь, мучимый сомнениями в подлинности существования бога, вызывает Смерть на решительный шахматный бой, причем ставкой в игре является его жизнь. Если же он выиграет, то Смерть, быть может, раскроет ему тщательно хранимую тайну существования.

    На шахматную партию с рыцарем Смерть является в виде таинственного странника в черных одеждах.

    Поединку предшествует такой диалог (из киносценария и записи по фильму):

 

    Смерть раскрывает свой плащ и собирается накинуть его на плечи рыцаря.

 

    РЫЦАРЬ. Подожди немного...

    СМЕРТЬ. Я постоянно слышу эти слова, но еще никто не получал у меня помилования.

    РЫЦАРЬ. Ты ведь, кажется, играешь в шахматы, не правда ли?

    СМЕРТЬ (с некоторым проблеском интереса в глазах). Откуда тебе это известно?

    РЫЦАРЬ. Я видел тебя за шахматной доской на многих картинах, и о твоем искусстве в шахматах рассказывается в старинных балладах.

    СМЕРТЬ. Да, я, действительно, играю в шахматы, и очень недурно.

    РЫЦАРЬ. Ну, уж, наверное, не сильнее меня.

    Рыцарь вынимает из своего черного мешка походные шахматы, ставит доску на землю и расставляет фигуры.

    РЫЦАРЬ. Вот мои условия: ты заберешь меня не раньше, чем выиграешь партию, а если победа окажется на моей стороне, то и вообще отпустишь с миром. Согласна?

 

    Рыцарь вытягивает вперед руки, сжатые в кулаки. Смерть с внезапной усмешкой кивает на кулак, в котором зажата черная пешка.

 

 

    РЫЦАРЬ. Тебе достались черные!

    СМЕРТЬ. Разве ты не считаешь, что это в порядке вещей?

 

    Рыцарь и Смерть склоняются над доской. После некоторого колебания Антониус Блок продвигает свою королевскую пешку на два поля вперед. В ответ Смерть делает то же самое...

 

    Дальнейшее течение борьбы скрыто от зрителя, поскольку происходит в сумерках. Партия дважды прерывается. После первого "откладывания" положение

у рыцаря, видимо, неплохое, но он неосторожно делится своими дальнейшими планами со священником во время исповеди:

    "Я намерен нанести ей комбинированный удар конем и слоном, которого она не ожидает, в результате чего один из ее флангов окажется совершенно разрушенным".

    Рыцарь не подозревает о том, что под личиной пастора скрывается его зловещая противница. В ответ Смерть на мгновение показывает свое лицо и с усмешкой замечает, что примет это сообщение к сведению, а затем исчезает.

    После этого Смерть захватывает инициативу, и рыцарь вынужден перейти к обороне.

 

   

 

    В один из моментов Смерть довольно бестактно поторапливает противника с ходом, цинично заявляя, что у нее "много других дел". В конце концов рыцарь

получает мат, однако победа Смерти оказывается пирровой, поскольку Антониусу Блоку удается, максимально затянув сопротивление (чтобы выиграть время,

он в заключительной стадии партии даже как бы нечаянно опрокидывает доску и фигуры), вырвать из ее когтей полюбившуюся ему семью странствующих актеров.

    Рыцарь погибает, так и не найдя ответа на вопрос, существует ли какая-то неземная сила, которая руководит хаосом уничтожения и поражает род людской заразой. Однако, в полном соответствии с кодексом рыцарской чести, Антониус жертвует собой во имя спасения слабых и беззащитных.

 

    Приложение.

    "Смерть играет в шахматы с человеком" — так называется фреска, созданная в 1470 году шведским художником А. Пиктором при росписи стен монастыря Таби

(в окрестностях Стокгольма).

 

 

    Именно эта фреска навеяла Бергману идею создания фильма "Седьмая печать".

 

*

 

 

8 × 8 (1957)

 

    Немецкий постановщик экспериментальных фильмов Г. Рихтер (совместно с Ж. Кокто и А. Кальдером) создал в 1957 году новаторское кинопроизведение,

в котором в восьми эпизодах показывает судьбы различных людей.

    Среди исполнителей ролей — писатель Ж. Кокто, художник М. Дюшан, гроссмейстер Л. Эванс...

    Цвет, музыка, шумы использованы как компоненты драматургии.

    Автор с помощью различных психологических и изобразительных ассоциаций вводит на экран и шахматные элементы.

    Кроме того, он использует разыгрываемую партию как связующее звено всех эпизодов этого странного повествования.

 

 

    Особую художественную функцию отвел автор звуковой стороне фильма. Например, в сцене перемещения пешки по клеткам поля и продвижения ее в ферзя

(пешку играет Кокто) вместо музыкальной иллюстрации слышен текст о роли пешек в шахматах (цитата из учебника), который в зависимости от темпа передвижения

пешки произносится медленнее или быстрее. В другом эпизоде на экране виден сам автор, разыгрывающий шахматную партию с самим собой.

 

 

    В какой-то момент он совершает ошибку и попадает в затруднительное положение. Звуки мелодии, исполняемой на трубе, вдруг обрываются и начинают

повторяться, как на заигранной пластинке. Наконец игрок, благополучно решив проблему, исправляет свой ход, и труба начинает играть прежний мотив.

    Фильм оперирует многими ассоциациями сюрреалистического характера, а шахматы использованы для того, чтобы подчеркнуть детерминизм жизни,

в которой индивидуум движется в пространстве независимо от своей воли.

 

*

 

 

Шахматная новелла (1960)

 

    Немецкая экранизация одноименной новеллы С. Цвейга. Режиссер Г. Освальд; в роли Вернера фон Базиля (доктора Б.) — К. Юргенс, в роли Чентовича —

М. Адорф. (Фрагмент текста "Шахматной новеллы" приведен на странице "Необычный практикум по шахматам (выпуск 1)".)

 

   

                                                                                                                                                           2

 

    1. Доктор Б. (в глубине) наблюдает за партией Чентович (слева) — Консультанты

    2. Драматическая ситуация возникла во время второй партии Доктор Б. — Чентович

 

    (Телеэкранизация "Шахматной новеллы" была осуществлена в СССР в 1974 году. В телеверсии, показанной по Центральному телевидению СССР, были заняты ленинградские актеры. Режиссер Ю. Маляцкий; роль Чентовича сыграл В. Рецептер.)

 

*

 

 

Гроссмейстер (1973)

 

    Этот советский фильм создан в 1973 году по сценарию Л. Зорина. Режиссер С. Микаэлян; в роли гроссмейстера Сергея Хлебникова — А. Мягков. В других ролях снимались актеры Э. Виторган, М. Козаков, Е. Копелян, Н. Волков, А. Солоницын, Р. Филиппов, актрисы Л. Малеванная, Л. Касаткина, а также гроссмейстеры Михаил Таль и Виктор Корчной.

    В фильме использованы документальные кадры, снятые на Всемирной шахматной олимпиаде в Скопье (1972 г.).

    После отъезда Корчного из СССР фильм был снят с проката...

    Автор сценария посвятил свою работу гроссмейстеру Владимиру Симагину.

 

    Соперник Сергея чуть помедлил, потом решительно сделал ход и перевел часы. Партия началась.

 

* * *

 

    — Первая неожиданность. Был уверен, что он изберет свою любимую системку. Почему он выбрал этот вариант? Хочет покоя и маленького преимущества. Значит не возражает против ничьей?

    — Ничья — и потом еще две партии. Неясно. Белые у него, он может направить игру в то русло, в какое хочет. В чем же дело?

    Должно быть, он что-то приготовил. Внимание! Вот так сделаешь несколько ходов из общих соображений и выходишь из дебюта с гирей на шее. И мучайся всю партию. Еще не проигрыш, но уже противно. Словно тащишь воз в гору на дохлой кляче — одна тоска...

    Он, кажется, посматривает на меня. Нетерпеливый взгляд. Ну да, он ждет... Дескать, что ж ты медлишь, играй, как принято.

    Все-таки интересно, что же он приготовил? Но не будем искушать судьбу. Не будем. Что ж он все-таки приготовил? Рейнеке-лис... Когда-то отец читал мне эту сказочку...

 

* * *

 

    — Не думать сейчас об отце, не думать... После, после. Сейчас собраться и свернуть с проверенной трассы. Непременно свернуть.

 

* * *

 

    На улице темнело, зажигалось электричество. Толпа заметно увеличивалась. Люди напряженно всматривались в демонстрационную доску.

    В зале становилось душно. Негромкие разговоры сливались в равномерное гудение.

    — Что вы скажете? — Лена* наклонилась к Волкову**.

 

    *  Невеста главного героя Сергея Хлебникова.

    ** Тренер Хлебникова.

<конец сносок>

 

                                                                                                         Лена участвует в сеансе одновременной игры

 

    Волков сосредоточенно сосал леденец.

    — Мудрит. Мне кажется, тот хотел ничьей. Я бы не возражал. В дополнительной — белые наши.

 

* * *

 

    — Странный облик приобрела позиция. Было ли это уже играно прежде? Пожалуй, мне чуть тесно. Но в целом я стою неплохо. И он чем-то недоволен.

Я чувствую. Что-то ему не мило. Он разочарован. Так всегда бывает, когда ждешь одного и получаешь совсем другое...

    А как это часто бывает в жизни... Слишком часто...

    Почему вдруг возник в его сознании этот заснеженный двор и тускло освещенные окна, и темная подворотня? Чьи-то каблуки застучали в вечерней

тишине, и чья-то фигурка мелькнула в неверном свете фонаря. Вот она обернулась... Неужели Лена?

    Сергей встал из-за столика и начал не спеша прогуливаться в глубине зала. Двадцать два шага до левой кулисы, двадцать четыре — до правой.

Странное несоответствие. Чем его объяснить?

 

* * *

 

    — Однако он крепко задумался. Так можно влететь и в цейтнот. Будет он прорываться в центре или пока не станет определяться? Разумнее, мне кажется, выжидать. Угроза сильней исполнения — так всегда говорил тот старичок. Он приходил каждый день к открытию павильона и уходил последним.

    Сергей так ясно увидел старика, его тщательно вывязанный галстук, тщательно отглаженный костюм, чуть блестевший на локтях, увидел так ясно,

что сам удивился. Вот он шагает, его постоянный партнер, по опустевшей парковой аллее. Поздно, надо идти домой, в комнату, в которой он живет один.

    — Почему я его сейчас вспомнил? Почему? Больше всего я боялся этой старости...

    Сергей подошел к столику. И тут же его партнер сделал ход и перевел часы.

 

* * *

 

    — Так, я оказался неправ. Он вскрывает игру. Что это? Он все рассчитал или у него шалят нервы? Спокойно. Представим, что я иду на общий размен. Что

получится? Оценим позицию. Итак, если мы сняли тяжелые фигуры и изменили пешечное расположение — его слон оживает, а мой конь... Мой конь слабей,

у него нет опорных пунктов. Тут он прав. Впрочем, и тогда еще не вечер. Он тоже растерял половину добродетелей. Пешки на ферзевом у него слабы, и мой

король поактивней. Сомнительно, что он выиграет такой конец, если я, конечно, буду рыпаться...

    Но скучно, скучно... ужасно скучно.

 

* * *

 

    В далеком клубе гроссмейстер Савин комментировал собравшимся шахматистам создавшееся на доске положение.

    — Эту позицию, — говорил он, — я бы охарактеризовал как позицию динамического равновесия. Нарушить это равновесие — значит взять на себя большие обязательства.

 

* * *

 

    — Но я не обязан идти в окончание. Позиция богата, и в ней есть свои пригорки и ручейки. Как все же неисчерпаемы шахматы. Из такого унылого варианта

и вдруг — такой кипяток. Впрочем, где же — вдруг?.. Итак, что у меня за душой? Прежде всего встречная игра на фланге. Оставить в центре напряжение

и перенести собеседование направо... А не запаздываю я с контригрой? Видимо, надо было решиться еще на предыдущем ходу. Спокойно, спокойно. Сейчас проверим...

 

* * *

 

    На улице бурлила толпа. Она давно разбилась на отдельные группки, и у каждой был свой лидер.

    — У белых лучше, — авторитетно говорил не по возрасту медлительный юноша. — Сейчас он сдвоит ладьи и сыграет эф-пять. Поняли?

    Его слушали с уважением.

    Впрочем, в другой группе звучали иные мотивы. Здесь предлагались самые головокружительные продолжения.

    Особенно распирал азарт полного человека в чесучовом костюме.

    — Главное — это инициатива, — провозглашал он с энтузиазмом, — сразу и без колебаний ферзь бе-четыре.

    Его пытались охладить.

    — А пешка на де-пять?

    — Пешку мы отдадим, — решительно заявил чесучовый костюм.

    — Чужое отдавать легко.

    — А потом подведем ладью на бе-восемь.

    — Под слона, что ли?

    — Не важно. Мы пожертвуем качество.

 

* * *

 

    — Ничьей не будет, — сказала Лена.

    — Как знать, — Волков пожал плечами, — чаще всего вничью кончаются  самые бурные партии.

    Но украдкой он положил в рот леденец.

    — Успокаивает? — спросила Лена.

    Волков покраснел и кивнул.

 

* * *

 

    — Несколько ходов, и как все изменилось на доске. Костер — и кто-то в нем сгорит... А времени все меньше и меньше, между тем... Время знает свое дело — оно уходит.

    Мне надо немедленно остановить его пешки. Еще два хода, и их не удержишь... Придется отдавать материал и поднимать лапки. Нужна самая решительная встречная игра. Если бы мой слон стоял на а-три, а ладья пробралась бы на вторую линию — это была бы стоящая конструкция.     Если бы... Шахматы — великий саркофаг невозможных позиций. Ах, если бы... Ну, довольно. Нет времени на маниловщину... Слишком сильный пешечный заслон... Смешная мысль... Совсем смешная. Чего только не лезет в голову, а времени все меньше... Что это за музыка? Где-то далеко играют... Это она во мне звучит... Какая липучая мелодия... Не отвяжется... А времени еще меньше... Надо ж было появиться этой фантазии...

 

* * *

 

    — Он уже в цейтноте? — спросила Лена. Волков утвердительно наклонил голову.

    — Почему же он не ходит?

    Волков ничего не ответил.

    — Однажды он забыл про часы. Это было при мне...

    Зал гудел. Арбитр предупреждающе поднял ладонь, призывая к тишине.

 

* * *

 

    — А музыка все звучит... Теперь мне ясно, чего я хочу. Чего я хочу и чего боюсь. Я хочу бросить коня в эту печь. Отдать своего коня, но вскрыть эту чертову вертикаль. Тогда ладья получает стоянку. Но — и только. Ничего форсированного. Ничего. У него десяток разных защит. Впрочем, это для него скверно, какую выбрать... Кажется, я превращаюсь в авантюриста... Но почему же? Мадам Интуиция подсказывает — эта позиция обещает многое... Интуиция... Опасное

слово. Ловушка. Мы слишком полагаемся на эту нашу интуицию. А жизнь за это бьет. И жестоко... Я обещал Волкову и Лене — никаких экспериментов.

Я обещал. Дал слово. Безумие идти на этот вариант. Чистой воды безумие. Я на него не пойду. Я не самоубийца. И все-таки если проверить... Нет, не надо

и проверять. И все равно, времени уже нет... Если бы хоть пять минут, хоть три минуты... Да нет, и они бы не помогли... Нельзя, нелепо, просто преступно ставить на карту все, чего достиг за годы труда, все, чего я добился. Нельзя.

 

* * *

 

    — Почему он не ходит? — спрашивала Лена.

    — Почему он не ходит? — волновались зрители.

    — Почему он не ходит? — бурлила улица.

 

* * *

 

    Но какая идея! Какая красота... Неужели такая красота может быть ложной? Волков меня убьет. Лена разведет руками. Скажет, что ничего страшного

не случилось. Но я-то знаю, что это непоправимо.

    Никогда не встретиться с чемпионом, никогда — мальчики уже ждут, наступает их время. А мое уходит, его все меньше. Уже поднимается флажок.

А вдруг это к лучшему? Очень просто. Сколько можно бороться? Да и зачем? Нет. Нет. Ничего в этом нет хорошего. Не нужно врать самому себе.

 

* * *

 

    — Он с ума сошел, — прошептала Лена. Лицо Волкова стало багровым. Он расстегнул пуговицу на воротнике. Арбитр мягкими кошачьими шагами

подошел к столику, украдкой взглянул на часы.

 

* * *

 

    — Пора. Надо решаться. Или — или. Вот он, тот од, который все решает. Партию, матч, судьбу. Еще не поздно. Еще можно отказаться. Можно не сжигать

мостов. Это будет самое умное. Жаль, страшно жаль. Сколько прекрасных идей погибло из-за того, что у их авторов не хватило времени. Надо делать ход.

Простите меня, мои дорогие. Это сильнее меня, сильнее...    

    Сергей сделал ход и перевел часы. Демонстратор несколько раз посмотрел на доску, сверяя, проверяя себя, — слишком неожиданно было то, что он увидел.

    Зрители нетерпеливо шумели. Наконец ход был показан, и точно тысячи шмелей пронеслись по залу — зал загудел. Хлебников поставил коня под удар.

    — Я вам говорил: главное — это инициатива, — выходил из себя человек в чесучовом костюме.

    — Некорректно, — веско возражал медлительный юноша.

    Толпа между тем все прибывала.

 

* * *

 

    И в другом городе, в другом зале тоже было тесно от взбудораженных людей. Гроссмейстер Поплавский колобком подкатился к демонстрационной доске.

    — Только что поступил ход, — сказал он, не скрывая волнения, — неожиданный ход, убедитесь сами.

    И он поставил под бой отважного черного скакуна.

    И здесь тоже ход Хлебникова вызвал бурю.

    — Тише, — сказал Поплавский, — давайте разберемся.

    И, усмехнувшись, добавил:

    — Что делать, он видит доску по-своему.

 

* * *

 

    — Что он сделал, — в ужасе прошептала Лена.

    Волков зло на нее посмотрел.

    — Сейчас увидите, — сказал он, поведя шеей. — Во всяком случае, слова он не сдержал.

    — Сенечка, не сердитесь — это ошибка?

    — Либо это сумасшествие, либо вспышка гениальности, — он мрачно вздохнул.

    — А все-таки?

    — Не знаю. Между этими понятиями очень зыбкая грань.

    — А музыка все играет и играет... Нет, он мог сыграть похитрей. Впрочем, поди перестройся. Подвести еще ладью или сразу подбросить огня в топку?

Не время заниматься страховкой. Да и поздно. Еще разок. Ах, лишнюю бы минутку?.. Нет, кажется верно.

    Ходы следовали один за другим.

    — Он играет так же быстро, как я. Вечная история. Точно времени нет не у меня, а у него. Не хочет дать мне и секундочки за свой счет. Но сейчас это уже

не так важно. Я вижу, я все вижу. Как славно играет музыка. Как она помогает. Все находится так легко. Так легко.

 

* * *

 

    Волков откинулся на спинку стула и тихо пожал Лене ладонь.

    Еще несколько быстрых ходов и противник протянул Сергею руку. Он мягко развел руками и попытался улыбнуться. К столику подбежал арбитр. Овация

сотрясла зал. Люди вскочили с мест, возбужденные, радостные, спешили к сцене. Они понимали, что сейчас, на их глазах, не только закончился матч,

но и создано произведение, которое будет жить долго.

    Еще жарче, еще самозабвенней ликовала улица. Энтузиаст в чесучовом костюме обнялся с медлительным юношей — оба ощутили почти родственную

симпатию друг к другу. Шумные возгласы сливались в немолчный праздничный гул. И вдруг шелест пронесся по толпе. И сразу же прогремели рукоплескания —

из здания вышли Сергей, Волков и Лена.

 

* * *

 

    Вырвавшись из плена объятий и рукопожатий, они зашагали по улице, а толпа следовала за ними, сначала на почтительном расстоянии, потом все ближе

и ближе. Лену очень быстро оттерли, но Сергей и Волков не сразу это заметили, они возбужденно спорили.

    — Все равно никогда тебе не прощу, — говорил Волков, — никогда.

    — Но почему же? Все было правильно.

    — А если бы он сыграл ладья це-четыре?

    — Я это видел. Это не проходило.

    — Почему это не проходило? — горячился Волков. — Он оставался с пешкой.

    — Не проходило. Есть промежуток.

    — Какой еще промежуток?

    Сергей с тоской огляделся. Люди наседали, расстояние быстро сокращалось.

    — Зайдем сюда, — сказал Сергей.

    И они нырнули в первый подвернувшийся подъезд.

 

* * *

 

    Толпа поплыла дальше, все еще переживая недавние страсти, жалея расстаться с испытанным волнением.

    Лена тихонько вошла в подъезд. Никого не было, и ей уже показалось, что она ошиблась, спутала парадное, как вдруг откуда-то сверху донесся

пронзительный тенорок Волкова.

    Радостно улыбнувшись, Лена быстро одолела несколько маршей и очутилась на четвертом этаже. И с ходу остановилась.

    Они примостились на верхней ступеньке. Достав карманные шахматы, под тусклым светом лампочки они продолжали анализировать.

    Молча, не говоря ни слова, передвигали фигурки.

 

*

 

 

Защита Лужина (2000)

 

    Франко-английская экранизация (2000 г.) одноименного романа В. Набокова. Режиссер М. Горрис; в роли Лужина снимался Дж. Туртурро, в других ролях —

Э. Уотсон, Дж. Джеймс, С. Уилсон, Ф. Сартор. (Фрагмент текста романа "Защита Лужина" приведен на странице "Набоков и шахматы".)

 

   

                                                         1. Тетя учит шахматам маленького Лужина               2. Отель, в котором жил Лужин во время турнира

 

   

                                                         3. Перед началом партии Турати — Лужин                4. Партия отложена...

 

    Шахматный консультант фильма английский гроссмейстер Дж. Спилмен в качестве шахматного материала к партии Турати — Лужин сконструировал такую позицию:

    Ход черных. В сильном цейтноте Лужин сыграл 1... Nf4. Турати ответил 2. ef, и в возникшей ситуации партия была отложена.

    Следует отметить, что в фильме Валентинов настаивал на доигрывании неоконченной партии, полагая что победа достанется белым. (В романе партия

Турати — Лужин не была доиграна.) И знаменитая партия, по версии автора фильма, таки была доиграна! Уже после кончины Лужина Наталья обнаружила

в его пиджаке листок с анализом отложенной позиции. Состоялось доигрывание, на котором она делала ходы за Лужина по этому анализу.

 

                                                                                                                           5. Наталья доигрывает партию за Лужина

 

    И вот какие ходы были сделаны при доигрывании:

 

    2... Re3 3. Kg4 f5 4. Kg5 Kg7 5. Nd5 Rh3!! 6. gh h6 7. Kh4 Bf2++.

 

    (Шахматные эксперты выдвинули консультанту Спилмену ряд справедливых упреков, но оставим их "за кадром". Посмотрев фильм, проницательный

зритель-шахматист все поймет сам...)

 

*

 

  

                              

  с г